Вы здесь

С чего начиналась медицина в Минске?


Минские врачи всегда были одними из самых уважаемых людей. Они боролись против антисанитарии, выступали за здоровый образ жизни и готовы были оказывать помощь бескорыстно. Например, один из лучших столичных врачей ХІХ века Василий (Вильгельм) Гинденбург, когда принимал роды в очень бедной семье, у которого не было не то что денег, чтобы заплатить за визит врача, но и элементарных вещей для новорожденного, снял с себя рубашку, чтобы завернуть в нее младенца.

Как раньше лечили людей, рассказала историк и экскурсовод Александра Володина. Ее экскурсия «Минск врачебный» была презентована в проекте «Приближение», в рамках которого разрабатываются необычные пешеходные маршруты. Предлагаем пройтись этим путем с нами в виртуальном формате.


Где раньше принимали больных?

Экскурсия начинается с улицы Ленина — возле зданий третьей клинической больницы имени Клумова. В 1828 году еврейская община обратилась к властям города с просьбой выделить здание бывшего острога (в это время строился Пищаловский замок, куда и переехала тюрьма). Нетрудно догадаться, в каком состоянии были помещения: когда отсюда вывезли заключенных, больные постоянно жаловались на антисанитарию, и еврейская община начала собирать деньги на постройку новых корпусов.

Так здесь появилось свое офтальмологическое отделение (кстати, и сейчас именно в этой больнице делаются самые сложные операции на глазах и работает крупнейший офтальмологический центр). Один из богатых минских купцов, после того как его жена умерла при родах, пожертвовал деньги на отдельное родильное отделение. В Минске начинается страшная эпидемия скарлатины — появляется отдельный деревянный корпус для тех, кого необходимо лечить от этой болезни.

Как при любой больнице, здесь работал морг, было создано отделение для психически больных. Такое соседство раздражало отдельных горожан. Один из мещан, живший неподалеку от больницы, писал бесконечные жалобы: мол, стоит шум, вывозятся тела умерших, в Свислочь стекает грязная вода. Однако комиссия, пытавшаяся разобраться с этими делами, отметила: обвинения пусты, в больнице все организовано на высоком уровне, даже стоит система очистки сточных вод.

Постепенно эти места превратились в целый клинический городок. Позже многие корпуса были перестроены, в неизменном виде сохранилось разве что красное одноэтажное кирпичное здание. К концу ХІХ — началу ХХ века здесь уже был свой рентгеновский аппарат, появилась вторая в городе служба ночных визитов, карета скорой помощи.

Больница полностью содержалась за счет кагала, поэтому евреи всего города лечились в ней бесплатно. Другие минчане сюда тоже могли обратиться за помощью — такие услуги хоть и были платными, но вполне доступными. К тому же при больнице работала баня, куда за плату могли ходить горожане. Но средств не хватало. Не все врачи, работавшие здесь, получали зарплаты. Поэтому, чтобы как-то выкрутиться, они имели частную практику.

Перед Великой Отечественной войной руководителем больницы стал Евгений Клумов, который свой служебный путь начинал в Речице врачом широкого профиля. Когда же началась война, он продолжал руководить больницей. Здесь лечились немцы, но медики поддерживали связь с партизанами, передавали им лекарства, делали фальшивые справки, чтобы спасти людей от угона в Германию. Когда жену Клумова, еврейку по национальности, схватили, ему самому фашисты предложили работу на Рейх, на что он не согласился. Супруги погибли в концлагере. После войны доктору Клумову было присвоено звание Героя Советского Союза. Его имя носит больница, в честь врача названа одна из столичных улиц.

Выдающиеся столичные врачи ХІХ века работали также в Минской губернской земской больнице (такое название она получила в 1904 году). Несколько лет назад в ее старых корпусах еще располагалась 2-я клиническая больница. В конце ХІХ — начале ХХ века больница была бесплатной, но люди шутили, что в нее так же трудно попасть, как в царство небесное. По тому времени это было довольно прилично оборудованное профессиональное учреждение из нескольких отделений, с собственной церковью, аптекой и лабораторией. Здесь же работали первые в городе рентгеновский аппарат и дезинфекционная станция. Главный врач больницы Иван Зданович открыл частную бальнеологическую лечебницу, школу для слепых, занимался разработкой комплекса упражнений для лечебной физкультуры. На территории парка был создан велотрек для занятий спортом.

Так называемая лечебница физических методов лечения располагалась на тогдашней Юрьевской улице (сейчас здесь находится Октябрьская площадь). Уже тогда медики напоминали о пользе сухого теплого воздуха, воды и лечебной физкультуры. Одну из самых распространенных проблем — чахотку (в то время это мог быть не только туберкулез, но и другие заболевания легких) — еще не знали, как лечить, и рекомендовали больным «воды» и «любование горными пейзажами».

Первый санаторий, который открылся под Минском в 1911 году, как раз предназначался для больных чахоткой. Он находился в Новинках. Горожане проводили различные акции, чтобы помочь больным. Так, 1 мая прошел праздник «белого цветка», когда молодые девушки продавали живые или бумажные растения, а средства после передавали на лечение больных.

На Юрьевской улице находилась и первая минская амбулатория — поликлиника, куда приходили за бесплатной консультацией и рецептами.

В Российской империи законом предписывалось, чтобы каждая фабрика с численностью работников более 50 человек имела свою больницу. В конце ХІХ — начале ХХ века в Минске было только одно такое предприятие — вагоноремонтный завод. Именно на его базе появилась первая промышленная (железнодорожная) больница. Ее здание сохранилось до наших дней.

На Набережной (бывшая Садовая улица) в 1911 году открылась родоначальница городской санитарной службы — Пастеровская станция. Именно француз Луи Пастер открыл, что причина многих болезней связана с микроорганизмами, разработал метод лечения от бешенства. Сохранились сведения, что за первый год существования в Минске Пастеровской станции сюда обратилось 630 человек.

Сохранилась перепись врачей Российской империи 1914 года. Можно заметить, что в Минской губернии у многих из них еврейские имена. Среди медиков в то время было много женщин.

Одна из самых востребованных специализаций были у зубных врачей.

Забота о военных и не только

Современная Первомайская улица раньше называлась Веселой. Столетие назад она напоминала квартал красных фонарей — здесь находилось большое количество публичных домов, баров. И хотя официально в Российской империи проституция была запрещена, но при этом власти организовали принудительный медицинский надзор за такими женщинами. Дома должны были иметь санитарные книжки. Проституция была единственной сферой в Российской империи, которая не облагалась налогом.

В конце ХІХ века на улице Веселой даже была основана отдельная больница, чтобы следить за здоровьем «жертв общественного темперамента», деньги на которую отчисляли иждивенцы публичных домов.

Проблема сифилиса в то время была довольно серьезной. От здоровья минских проституток зависело здоровье солдат и офицеров — казармы находились вблизи Веселой улицы. Рядом с современным парком Горького сохранилось здание военного госпиталя. После восстания 1830-х годов в Минск прибыло большое количество военных (по одному из подсчетов, их насчитывалось около двух тысяч). Что солдат пришло действительно много, свидетельствует и количество коек в больнице — она была рассчитана на 200 человек. Для сравнения — в еврейской и городской больницах было по сто коек. Естественно, специалисты по борьбе с сифилисом работали и в военном госпитале.

Средство от всех болезней?

Одним из основных способов лечения долгое время оставалось кровопускание. Причем первыми привилегию на проведение хирургических операций получили цирюльники, а вот аптекарям заниматься лечением не разрешалось.

Первые аптеки создавались при монастырях, а в XVIII веке в Минске начинают развиваться стационарные учреждения. К концу ХХ века их было уже 12. Количество аптек регламентировалось государством и зависело от того, сколько в городе выписывалось рецептов. Также работали аптечные магазины, где продавались дешевле лекарства. Кроме микстур и порошков, там можно было найти парфюмерию, мыло, специи и алкоголь.

Лекарства производились в самих аптеках, при которых могли быть свои сады. Что-то завозилось из Европы. Основным средством от всех болезней считалась цериака меридата. Рецепт ее мог быть разным — для бедных людей он состоял из 16 ингредиентов, для богатых — из нескольких десятков.

В конце XIX века в Минске начинает расширяться движение за здоровый образ жизни, к которому очень сильно приложило руку общество минских врачей. Эти люди очень заботились о порядке в городе, выступали с лекциями против пьянства, беспокоились о санитарном положении. С ХVІ века Свислочь была очень грязной рекой, в нее стекали все нечистоты, ниже по течению стояли мельницы, образовывались заводи, где вода застаивалась, цвела, стояла вонь. Минские врачи постоянно поднимали проблему качества питьевой воды. Желудочно-кишечные болезни в то время были на втором месте после гриппа. Косила в городе людей и холера. В Европе она бушевала с 1840 по 1863 год. В 1848-м в Минске от нее погибло более тысячи человек. Эпидемия возвращалась несколько раз. Чтобы сдержать ее, предпринимались определенные меры, на улицах раздавали горячую воду (при холере важно не допустить обезвоживания). Вводился карантин, на тех, кто его не выполнял, налагались штрафы. Люди, не согласные с ограничениями, даже устраивали бунты. Но принятые меры способствовали тому, что эпидемия пошла на спад.

Народные способы

Долгое время простое население не особо доверяло докторам. Верным традиционным способом борьбы с болезнями и несчастьями у белорусов считались обыденники — женщины собирались в одном доме и должны были за ночь сделать рушник. Впоследствии с этим рушником и крестом крестным ходом шли процессии вокруг деревень. Рушники передавались в местные церкви или повязывались на кресты, стоявшие на перекрестках дорог.

Саму болезнь люди могли представлять живым существом. Этнографы записывали от людей рассказы о том, что жители определенных населенных пунктов встречают старушку или старичка в лохмотьях, которые просят подвезти на телеге или на лодке, и так к людям приходит падеж (эпидемия).

Жители Минска могли прийти со своими проблемами к капищу. Оно находилось на побережье Свислочи, где лежал валун Дед, горел огонь, росло ритуальное дерево.

В католических храмах более состоятельные люди оставляли воты — фигурки-изображения сердечек, ножек, глаз и так далее — это жертвы с надеждой на исцеление. Особенно с такими дарами люди шли в храм во время каких-то бедствий-войн и эпидемий.

Изменить отношение к медицине удалось только советским властям.

В конце ХІХ века в Минске появился родильный дом для женщин, у которых роды проходили с осложнениями. В нем было всего десять коек. Больше внимания роженицам стало уделяться в советское время. В городе старались легализовать работу повитух, проводились курсы акушерок. Таким образом власти старались поднять доверие к официальной медицине.

Елена ДЕДЮЛЯ

Выбор редакции

Общество

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

По прогнозам специалистов, не менее 20 процентов от объема товаров в XXI веке будет за биотехнологиями.

Общество

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Поиски и приобретение «школьной формы», как по старой привычке говорят мамы и папы, — та еще головоломка!

Общество

Медицинское освидетельствование у витебских газовщиков осуществляет... робот

Медицинское освидетельствование у витебских газовщиков осуществляет... робот

А в магазине консультирует изображение специалиста.