Вы здесь

«Звязду» называли «Звездочкой»,


а Mіnsker Zeіtung была популярной только потому,  что ее бумага хорошо подходила для курева.

Подвиги в Великую Отечественную совершались не только с оружием в руках. Печатный станок, бумага, на худой конец, береста и черничный сок — и печатное слово стало самодостаточным средством борьбы с противником. История партизанской и подпольной прессы стала предметом исследования писателя и сценариста Натальи Голубевой, а затем — основой фильма проекта «Обратный отсчет» телеканала ОНТ «Печатный фронт. Газеты стреляли в упор». Мы решили подробнее расспросить о войне идеологий, которая в том числе велась с помощью прессы. Тем более, что особую роль в ней сыграла газета «Звязда».

[caption id="attachment_87807" align="alignnone" width="600"]Слева — Наталья Голубева во время работы в архиве.

Слева — Наталья Голубева во время работы в архиве.

 Слева — Наталья Голубева во время работы в архиве.[/caption]

 

Информационная интервенция

— В фашистской Германии на продвижение идеологии работало два министерства. Первое — пропаганды и народного просвещения под руководством Геббельса, где был создан специальный отдел Востока и антибольшевизма, продвигающий идею «освободительной миссии Германии», — рассказывает Наталья Голубева. Второе — министерство по делам оккупированных восточных территорий. Его рейхсминистр Альфред Розенберг (кстати, уроженец России) разработал известный план территориального деления захваченных территорий на Московию, Остланд (Прибалтика и Беларусь), Украину, Кавказ и Туркестан. План идеологической обработки населения этих районов утвердил лично Гитлер. Установка на массированную пропаганду содержалась и в плане «Барбаросса».

Эти министерства могли опираться на собственный успешный опыт. Самая массовая на то время немецкая газета «Folkіsher Beobachter» с девизом «Работа и хлеб» когда-то начиналась с небольшого листка-плаката фашистской партии. Вместе с ростом ее тиражей повышался и авторитет когда-то малопривлекательных национал-социалистов. К началу 40-х идеология третьего рейха уже была принята основным населением Германии, а газета выходила многомиллионными тиражами. Поэтому немцы знали цену печатному слову. Буквально с первых дней вторжения в СССР на территории Беларуси появились многочисленные печатные издания, с самолетов разбрасывались листовки. В них утверждалось, что война ведется не против советского народа, а против большевизма.

— Какие это были газеты?

— Главный акцент был сделан на газеты-фальшивки, которые в точности копировали центральные советские издания — «Правду», «Во славу Родины!» и другие. В них распускались провокационные слухи о крахе советской армии, о том, что Москва пала, о пленении сына Сталина, о пленении несуществующего сына Ворошилова, «правда» о Тухачевском, который якобы сотрудничал с немецкой разведкой. А чего стоила публикация «Письма русской матери», будто бы матери летчика Николая Гастелло, геройски погибшего на четвертый день войны. «Я, жена летчика мировой войны, которого советская власть сгноила в концлагере, и мой сын, тоже летчик, погиб на 4-й день войны. Наши дети — напрасные жертвы дьявольской власти большевиков, и каждая русская мать должна удержать своих детей от защиты советской власти!» Эта фальшивка свою роль сыграла даже в советское время: документы свидетельствуют, каким неоднозначным поначалу было отношение к имени летчика и его подвигу. А споры о пленении сына Сталина, о Тухачевском ведутся по сей день.

16-16

16-16

 

Специалисты по лжепропаганде продумывали все до мелочей — привычный советскому читателю формат, шрифт, традиционное тематическое расположение информации. Правда, иногда и у немецких пропагандистов случались проколы: в газете «Красноармейская правда» забыли убрать клише с издателем. Им оказалось немецкое военное ведомство. Скандал и оргвыводы были серьезными.

Немцы издавали на оккупированной территории много специальной литературы, рассчитанной на разные слои населения: «Голас вёскі» для сельчан, «Беларуская школа» для работников образования, «Народны каляндар» на 1942 год с массой полезных советов для крестьян. Мне, как заядлому дачнику, это тоже было интересно. Но рецепты чередуются с молитвами и многочисленными цитатами Гитлера: «22 июня 1941 года — дата, обозначившая начало величайшей в истории борьбы с беспощадным врагом, в которой доблесть немецкого солдата, его исторические подвиги, качество и победа германского оружия предотвратили невероятную, нависшую над Европой опасность!»

Начало положено

— С чего началось «наступление» белорусской прессы?

— Немцы не сомневались, что проделанная работа возымеет эффект, но неожиданно, буквально в первые недели оккупации, в Минске появилась газета-плакат «Раздавім фашысцкую гадзіну!». Да еще в июле вышло целых 13 номеров. Конечно же, это был шок. Призывы объединяться в партизанские отряды, «Біць, граміць немчуру, пакуль на нашай зямлі не застанецца ніводнага фашыста!», сводки с фронта, которые шли в разрез с немецкими, карикатуры на Гитлера, Геббельса, Кубе... «Раздавім фашысцкую гадзіну!» издавалась в Гомеле, который был оккупирован немцами только 19 августа, после этого в Новобелице, затем до мая 1945 года — в прифронтовой полосе. Под баснями, памфлетами, воззваниями газеты — имена известных белорусских поэтов, писателей: Анатоль Астрейка, Янка Купала, Петро Глебка, Кандрат Крапива, который в 1943 году стал редактором. Первым редактором был Михась Чаусский. Всего вышло 142 номера. В августе 1945 года на основе газеты-плаката был создан сатирический журнал «Вожык».

— Как газета попадала в Минск?

— Она издавалась в прифронтовой полосе и доставлялась на оккупированные территории благодаря подпольщикам. Подпольные организации с самого начала своей деятельности подступались к созданию прессы. Специального оборудования не было, поэтому использовали или спрятанную от гитлеровцев печатную машинку, или изготавливали рукописные листовки.

«Пора, товарищи, прекратить маты и грубость»

— Полной неожиданностью для немцев стало появление партизанской прессы — простых рукописных боевых листков, рукописных стенгазет. А еще большей неожиданностью — их популярность у населения. Оценить их значение в первые месяцы войны, особенно для местного населения, просто невозможно. Оккупированная территория, информации о том, что происходит на фронте, в тылу — никакой, кругом сплошная ложь немецкой пропаганды. И тут появляется слово правды, свое, родное, пусть и написанное от руки. В деревнях партизанские листки тайно передавали из рук в руки, зачитывали до дыр. Мы нашли уникальные экземпляры партизанской прессы: написанные на бересте, обоях, склеенных обрывках бумаги, на оборотной стороне фашистского плаката, экземпляры, простреленные пулей, новогодний номер на обратной стороне немецкого финансового отчета. Клише для рисунков, как правило, изготавливали из древесной коры, вместо типографской краски использовали черничный сок.

[caption id="attachment_87809" align="alignnone" width="600"]Кадр из фильма «Печатный фронт. Газеты стреляли в упор».

Кадр из фильма «Печатный фронт. Газеты стреляли в упор».

 Кадр из фильма «Печатный фронт. Газеты стреляли в упор».[/caption]

 

— Какое было содержание у боевых листков?

— Главное внимание уделялось, конечно же, поднятию боевого духа и выполнению поставленных задач. Вот, например, эпизод из передовицы боевого листка партизанского отряда имени Котовского «Народные мстители» (август 1941 года): «16 августа. Команда строиться. Каждый партизан предполагал, что идем на большое дело. Шли бодро и весело. 17 августа отдых до 4 часов вечера, где был зачитан боевой приказ: взорвать дзот и разгромить склад. С этой задачей расчет полностью справился, несмотря на ураганный огонь. Ни один из товарищей не падал духом и своим огнем подавлял огонь противника».

Старались пресечь трусость, паникерство: «В бою, на походе, на посту, где бы это ни было, злейшим врагом является трусость и паникерство... Растерянность и нерасторопность бойца в бою приводит к плохим результатам!»

Боролись с грубостью и даже матом. В том же боевом листке писали: «Некоторые товарищи в деле и без дела продолжают выражаться нецензурно, некультурными словами». Для убедительности приводились конкретные фамилии.        «Пора, товарищи, прекратить маты и грубость, а воспитывать в себе вежливость, культурность». И это в условиях, когда лилась кровь! Война не озлобила людей.

Есть трогательные выпуски боевых листков — о женщинах, девушках, о том, с какой стойкостью они переносили все тяготы партизанской жизни и оставались нежными, заботливыми. А как стремились быть красивыми! Нам удалось найти уникальный экземпляр боевого листка партизанского отряда «Разгром», действовавшего в Минской области. На нем фотографии трех девушек, это большая редкость для того времени. «Деркач Настя, Михейчик Надежда, Пляткевич Зинаида — лучшие партизанки». Так, в истории осталось сообщение об их мужестве, а еще фото девушек, жизнь которых только начиналась.

В партизанских отрядах все было, как в мирной жизни: отмечали советские праздники, Новый год, особенно много статей, стихов посвящалось 8 Марта. Боевой листок отряда «Разгром» писал, что по случаю женского праздника был организован праздничный вечер и танцы. При этом сами женщины праздник отмечали боевыми победами — ходили на «железку», стояли в карауле, участвовали в разведоперациях.

Газету ласково называли «Звездочкой»

— Но настоящим шоком для немцев стало появление в Минске газеты, изданной типографским способом и хорошего качества. 18 мая 1942 года вышел первый за время немецкой оккупации номер газеты «Звязда»... Тираж огромный — 10 тысяч экземпляров! Напечатан он был буквально под носом у гитлеровцев — в Доме печати, где издавались немецкие газеты. Это тоже стало полной неожиданностью.

16-18

16-18

 

С появления первого номера «Звязды» фактически начался новый этап для белорусской прессы в условиях оккупации. После первого заседания Главного штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования, которое состоялось в мае 1942 года в Москве и на котором был сделан акцент на важность прессы на временно оккупированных территориях, была организована переброска печатного оборудования партизанским отрядам и подпольным организациям. Также приняли меры по установлению надежной радиосвязи, по обеспечению их оперативной информацией о ситуации на фронтах и в тылу.

Что касается «Звязды», редактором ее первого номера был Владимир Омельянюк, журналист, член подпольного Минского горкома ВКП(б), Герой Советского Союза. Он успел выпустить тот первый, самый важный номер газеты, но был убит при выполнении задания в районе Красного костела в Минске, предположительно провокатором.

Газета продолжала выходить, и для жителей оккупированного Минска, по воспоминаниям очевидцев, это было событием. Ее ласково называли «Звездочкой». Редактор второго, третьего и четвертого номеров Ядвига Савицкая вспоминала, как к ней пришел сосед и под большим секретом сказал, что он только что читал газету «Звязда». Первый номер! И был пятым в очереди. Обещал ей принести эту газету и сказал, что потом даст еще кому-нибудь.

— Что в ответ на выход «Звязды» предприняла немецкая сторона?

— Начались облавы, аресты, гитлеровцы объявили о вознаграждении в 75 тысяч марок тому, кто сообщит, где печатается «Звязда». Но люди газету «не сдали». В Минске удалось выпустить 4 номера. Когда готовился материал для пятого, риск издавать газету в городе оказался слишком велик, поэтому ее решили перевести в партизанскую зону.

Судьба издания продолжилась на острове Зыслав, где находился штаб минского партизанского соединения. Здесь создали типографию, в которой издавали «Звязду» и газету «Чырвоная змена».

В начале 1942 года в Генеральном комиссариате заслушали доклад об эффективности немецких газет. Результаты ошеломили — они, то есть газеты, неэффективны. При том, что на территории Генерального округа под руководством немецких пропагандистов выходило порядка сотни наименований прессы на белорусском и русском языках.

Некоторые выводы доклада оказались откровенно неожиданными. Самой популярной среди оккупационной прессы оказалась газета на немецком языке «Mіnsker Zeіtung». Это вызвало не просто удивление — недоумение. Оказалось, что популярной газета была только потому, что ее бумага хорошо подходила для курева и других бытовых нужд.

Немецкие идеологи, чтобы исправить ситуацию, ничего нового не придумали. По личному распоряжению Кубе ввели цензуру, но не на подпольную и партизанскую прессу, а свою, немецкую. Дошло до того, что Кубе издал специальное распоряжение, запрещавшее использовать пропагандистский материал из рейха без его предварительной цензуры.

Печатное оборудование берегли особенно

— Какие еще советские издания белорусы могли читать на оккупированных территориях?

— С 1942 года с Большой земли в республику доставляли центральные газеты — «Правду», «Известия», «Комсомольскую правду», «Красную звезду», белорусские издания «Советская Белоруссия», «За Савецкую Беларусь», «За свободную Беларусь», листок «Партизанская дубинка». Газета «Раздавім фашысцкую гадзіну!» становилась все более острой. Доставка прессы на временно оккупированную территорию тоже была сопряжена с подвигом. В результате боев Красной Армии и партизанских отрядов ценой неимоверных усилий удалось создать коридор, который обеспечивал связь с Большой землей. В историю войны он вошел под названием «Витебские ворота» — сорокакилометровый прорыв между Вилежами и Усвятами. Через них и доставлялась пресса. В Витебском регионе, кстати, в 1942 году стала выходить одна из первых подпольных газет «Витебский рабочий». В период с июня по ноябрь 1942 года только на территории современной Витебской области было распространено свыше 6 миллионов экземпляров листовок и газет.

— Долго подпольщикам приходилось пользоваться берестой и подручными средствами?

— В этом плане важным стало принятие в конце 1942 года ЦК КП(б)Б решения о выпуске газет в каждой области и районе, а это значит — 10 областных и 50 районных. В это время партизанская пресса пережила второе рождение — появилось печатное оборудование. Многотиражки выпускались уже во многих партизанских бригадах — «Разгром», «Дядьки Коли», «Народные мстители» имени Воронянского. К печатному оборудованию относились трепетно и берегли особенно. Например, когда в январе-феврале 1944 года начались тяжелые бои с немцами, в объединении партизан Минской области был отдан приказ переправить редакцию в надежное место. Под охраной небольшого отряда партизаны двое суток пробирались через леса и болота, несли на себе шрифты, печатные станки, другое оборудование...

В Генеральном комиссариате пропагандистскую работу тоже усилили. В 1943—1944 годах появились новые издания — журнал «Беларусь на варце», предназначенный белорусским полицейским, тираж молодежного издания «Жыве, Беларусь!» увеличили до 150 тысяч. Но переиграть советскую прессу им так и не удалось.

Беседовала Ирена КОТЕЛОВИЧ.
katsyalovich@zviazda.by

Выбор редакции

Спорт

Замена Олимпиаде. Белорусская легкоатлетическая

Замена Олимпиаде. Белорусская легкоатлетическая

Белорусская федерация легкой атлетики устроила свои игры.

Общество

Без очереди и за считанные минуты. Как сдают экспресс-тест на коронавирус

Без очереди и за считанные минуты. Как сдают экспресс-тест на коронавирус

Экспресс-тестирование доступно во многих поликлиниках страны.