Вы здесь

Как китаец по национальности стал славянином по мировоззрению


Мы познакомились несколько лет назад. Случилось это в Минском Свято-Духовом кафедральном соборе. Восточной внешности молодой человек чувствовал себя как рыба в воде среди православного молодежного братства. Он радостно со всеми здоровался. «Это Володя», — представили друг другу нас. На самом деле парень по паспорту — Чэн Юаньцзи. Выяснилось, что он родом из Китая, а в нашей стране пишет кандидатскую диссертацию... по истории Беларуси! Более того, через несколько месяцев после приезда он крестился в православие, потом женился на белоруске, тоже верующей, и недавно у них родилась дочь.


Во вре­мя крещения.

Страна, которой больше нет

Первое, что поражает, — Володя искренне интересуется тем, как складывалась история нашей страны. Его кандидатская посвящена церковноприходским школам XІX столетия, которые действовали на территории нынешней Беларуси (в губерниях Российской империи). «Сюда я приехал три года назад. Это вышло, можно сказать, случайно. Сначала я планировал учиться в аспирантуре в Санкт-Петербурге. Но для того, чтобы получить высшее образование в России, нужно сдать экзамен на знание русского языка. В то время я знал его не очень хорошо. Через интернет нашел информацию, что для учебы в Беларуси не нужно сдавать экзамен. В первый год я учился на подготовительном факультете Белорусского государственного университета, где мы изучали исключительно русский язык. На второй год поступил на исторический факультет БГУ», — рассказывает уже аспирант.

По словам Владимира, он с детства интересуется историей России. «Я родился в 1987 году — как раз в преддверии распада СССР. Когда был маленьким, учился в школе, часто видел карту мира, на которой еще была изображена огромная держава, — делится он. — По-китайски Беларусь — это «Белая Россия». Меня с детства интересовало, почему такое название. А какая разница между русским и белорусским языками? Когда я учился в университете в Китае, читал историю Беларуси на английском (с ним у меня было лучше, чем с русским), все никак не мог получить ответа на свой вопрос».

Отец Володи по образованию тоже историк. В свое время он занимался изучением немецкого дворянства и его взаимоотношениями со странами Прибалтики и Российской империи. Папа мечтал учиться в Советском Союзе, но не сложилось. Он немного знал русский, поэтому в домашней библиотеке было немало русскоязычных книг. «В университете я учил английский и французский, поэтому знаю, как можно самостоятельно изучить язык. У меня есть много знакомых китайцев, которые хотели сами выучить русский, но у них ничего не вышло», — рассказывает Владимир. Хотя он и скромничает, что знает язык не очень хорошо, но его легко понимать и приятно слушать.

С братчиками мо­ло­деж­но­го брат­ства Ка­фед­раль­но­го со­бо­ра Минска.

«Рис наш насущный»

О православии китайский белорус узнал по книгам русской литературы. Например, у Максима Горького Юаньцзи встретил описание, как герой стоит в воскресенье в храме на службе. Но, пока жил в Китае, о разнице между православием, католицизмом и протестантизмом не знал. Как и многие китайцы. «Многие считают, что христианство — это протестантизм, что в нем, как в католичестве, главная фигура не Иисус Христос, а Божья Матерь. Хотя в Китае есть немало верующих православных», — рассказывает наш герой.

В Пекине православная церковь была построена 300 лет назад на территории российского посольства. Церковь есть и в Харбине. Правда, пока на китайский не переведена Библия, есть только протестантский и католический варианты. Поэтому чаще всего православные верующие в Китае читают именно католический. «А правда, что в китайском варианте в молитве «Отче наш» вместо «хлеб наш насущный» написано «рис»? — уточняю. «Да, это так», — признается Володя. Вообще, официально в Китае свобода вероисповедания, хотя члены коммунистической партии подписывают бумагу, в которой подтверждают, что они атеисты. Но есть и много верующих. В основном буддисты, реже — протестанты.

Крестился Юаньцзи в православие через два месяца после приезда в Беларусь. «На начальном этапе я мало знал об этой религии, действительно мало. Сейчас тоже многого не знаю, но постепенно учусь, читаю Библию, хожу на службу. Для меня было важным венчаться, а не только расписаться в загсе», — делится Владимир.

С женой Алёной. Фото сделано на родине Володи.

«Специально искал жену-белоруску»

В Беларуси представительниц слабого пола больше, чем мужчин. В Китае все наоборот. По словам Володи, на его родине найти себе жену очень сложно. «Здесь все девушки красивые, процентов 90 точно», — говорит он. «А красивые — это как?» — спрашиваю. «Это когда стройные», — уверенно отвечает молодой человек. На его родине выбор невест невелик, многие мужчины остаются вообще без пары, поэтому требований к представительницам противоположного пола немного.

По негласной версии, так получилось из-за того, что в 1970-е было введено законодательное ограничение на количество детей в семье (не более одного). В Китае не все получают пенсии (в основном только госслужащие), поэтому зачастую стариков приходится кормить их же детям. Девочкам это сделать сложнее, мальчикам легче выбиться в люди и добиться достойной оплаты труда. Поэтому супруги в то время «избавлялись» от девочек, сохраняя мальчика. Это привело к изменению структуры населения: женщин стало значительно меньше.

Жена Володи Алёна — тоже православная. Они венчались, ездили знакомиться в Китай с его родителями. Живет молодая семья в Минске. Володя признается, что не сразу привык к белорусской кухне. «Хотя мне очень нравятся драники и шашлык. Жена отлично готовит первое. У Алёны папа военный, и он научил ее быстро чистить картошку, а вот у меня не очень получается, если честно, — признается молодой человек. — Зато по большим праздникам я готовлю китайские национальные блюда. Из нашей кухни очень люблю пампушки и тушеное мясо в соевом соусе — любимое блюдо Мао Цзэдуна».

Володя намеренно искал жену, которая живет в Беларуси и собирается здесь оставаться, потому что сам связывает свое будущее с нашей страной. «Конечно, мне хотелось бы, чтобы моя девушка говорила и на китайском, и на русском. Но, к сожалению, эта задача оказалась почти невыполнимой. Моя жена Алёна совсем не знает китайского, мы говорим дома только на родном для нее языке. Сложности есть и с тем, что она не может без меня общаться с моими родителями — я все время перевожу их разговоры. Несколько месяцев назад у нас родилась дочка. Мы назвали ее Машей», — улыбается Юаньцзи. При этом Володя понимает, что ребенку жить в основном в Беларуси, поэтому он будет общаться с дочкой на русском: «Но мне бы хотелось, чтобы и китайский она знала и хотя бы дома слышала его. Ведь, получается, ей жить на две страны...»

Вероника ПУСТОВИТ

pustavіt@zvіazda.by

Название в газете: Владимир по имени Юанцьзи

Выбор редакции

Общество

Что ищут семьи, которые едут к отцу Валериану в поселок Смиловичи?

Что ищут семьи, которые едут к отцу Валериану в поселок Смиловичи?

Связаться с храмом в честь Георгия Победоносца, где служит отец Валериан, можно по телефону, который нетрудно найти в интернете.

Экономика

На «ТИБО-2019» Белпочта показала новые технические изюминки

На «ТИБО-2019» Белпочта показала новые технические изюминки

Которые вскоре войдут в профессиональный быт.  

Культура

Корреспонденты «Звязды» встретились с родственницей Павлины Мядёлки

Корреспонденты «Звязды» встретились с родственницей Павлины Мядёлки

12 сентября 1893 года в семье Винсента и Франтишки Мядёлок родилась дочь, которой дали красивое имя Павлина.