20 сентября, четверг

Вы здесь

Как живут последние жители деревни Песчатка


Никогда бы не подумала, что в деревне, которая дала название международному автодорожному пункту пропуска, осталось двое жителей. Но это так.


«Песчатку» торжественно открывали в 2015 году. Пункт пропуска там был давным-давно, но он имел статуса межгосударственного, сообщение в обе стороны происходило только между Беларусью и Польшей. А в 2013 году началась его масштабная реконструкция. После обновления «Песчатка» получила 16 каналов движения с пропускной способностью 1200 автомобилей в сутки. Понятно, что там открылось много новых рабочих мест, появилась инфраструктура. Работники пункта пропуска в основном ездят на рабочую смену из Бреста. Почему-то никто не надумал купить дом в ближней деревне и осесть вблизи работы.

Зато дачники не обделяют вниманием Песчатку. Многие приобрели дома, перестраивают и устраивают их под уютные летние фазенды. Летом оживет единственная длинная деревенская улица. А теперь...

Выкрутасы истории

Только над одним дымоходом целую зиму стелется дымок, который служит доказательством, что деревня Песчатка жива. Хозяин скромного, но аккуратного домика Виктор Филиппович Скибук родился здесь и прожил, последние 60 лет — в согласии и любви с женой Ниной Степановной. Виктору Филипповичу идет 88-й год. Войну он помнит урывками, может, даже воспринимает отпечатками картинок, которые сформировались под влиянием рассказов и ощущений родителей. Но в его душе военные впечатления остались как что-то страшное, опасное. Здесь же граница рядом, бои шли совсем недалеко. А когда война наконец отступила, деревни Песчатка, Галя (сейчас Пограничная. — Авт.) и несколько других оказались за границей.

— Два раза в Польше жил — рассказывает Виктор Скибук. — Первый раз до 39-го года, а второй с 44-го до 48-го. Вот так было, нас никто не спрашивал, где мы хотим быть, нам только объявляли...

— Здесь кроили границы несколько раз, — вступает в разговор председатель Роснянского сельского Совета Валерий Бедуля. — Как в 1944 г. погнали оккупантов, несколько наших деревень перешли под юрисдикцию Польши. Интересно, что из тех, которые остались в Беларуси, мужчин забрали на фронт, а из деревень польской территории не брали. А мы пока об этом факте не знали, удивлялись, почему в Пограничной, Песчатке фактически не было ветеранов войны, а в соседних — много.

— Те юноши, чей призывной возраст наступил в 1945-1947 годах, служили в польской армии, — продолжает Валерий Владимирович. — Один пожилой человек с Пограничной рассказывал о своей службе, упоминал, что на политзанятиях проходили тему: «Дружба с Советским Союзом». И уже в 1948-м те солдаты в Союзе оказались. Причем в течение дня. Предварительно никто ничего не знал. Одна женщина пошла утром в город за покупками, а после обеда домой попасть не смогла. Дом оказался в другой стране. Пришлось бедной хозяйке еще два дня обивать пороги различных учреждений, даже в Бресте, чтобы наконец пустили к собственным детям. Вот в таких выкрутасах истории побывала в том числе и Песчатка.

Семейное счастье Скибуков

Нина и Виктор Скибуки.

Ну, а наш герой Виктор Скибук на службу попал не в Войско польское, а в «солнечный» Магадан. И отслужил в одной из авиационных частей четыре года. «Сначала было непривычно холодно, — рассказывает пенсионер. — Потом привыкли, одежду хорошую выдавали. Сопки запомнились своей красотой. Нам, молодым, хотелось покататься с тех сопок, на санях уехать, да командир не позволял. Это было опасно. Под конец службы меня приглашали остаться вольнонаемным, там выгодно служить было, год шел за два. И командир предупреждал нас, что дома не получим работу. Был прав, как оказалось. Но мне хотелось в родные места, тянуло к родителям. Поэтому сразу после срочной службы вернулся».

Работы и правда не находилось, жить в деревне тогда было трудно. Два года подряд парень ездил на заработки в Украину, убирал урожай.

— Привез оттуда пшеницы на каравай, значит, можно было делать свадьбу, — весело вступает в разговор Нина Степановна. — Хорошо, что приехал и меня замуж взял, а то я староватая была, — смеется она.

«Староватой» исполнилось 22 года. «На то время возраст между девкой «на выдание» и« старой» девкой, — говорит бывшая невеста.— Это сейчас в любом возрасте замуж выходят».

Шутки шутками, но по всему видно, что Скибуки прожили хорошую жизнь, в мире и согласии. Работали в колхозе и не только. Нина Степановна долгое время была поваром в школьном лагере. А в колхозе какой только работой не занималась: успела и заведующей фермы побыть, и, как она сказала, «овечьим пастухом».

Постоянно держали большое собственное хозяйство: коровы, свиньи, козы, разная птица. По словам хозяйки, каждый год свиней кололи по два метра длиной. Еще и сейчас Скибуки держат кур, несколько кроликов. Так что свои яички и кусок диетического мяса к столу есть. Приготовить, убрать в доме, натопить в печке — задачи для хозяйки посильные. А вот хозяин жалеет, что сам уже не сможет запахать огород, приходится нанимать людей на эту работу.

Супруги Скибуки вырастили двоих детей, сын живет в Бресте, дочь — в Микошевичах. Уже и дети внуков имеют, а они соответственно — пятерых правнуков. Дети, конечно, приезжают, во всем помогают. Даже стиральную машину-автомат установили в доме, чтобы облегчить родителям быт. А они радуются, что больших забот детям пока не создают.

Съедобные цветы от знаменитой каравайницы

— Я еще и каравай сама испекла бы, только уже цветочки, украшения к нему слепить трудно, — говорит Нина Степановна.

Оказалось, что жительница Песчатки — знаменитая в Каменецком районе каравайница. На районном конкурсе, который проводили лет десять назад, именно она заняла первое место. Раньше много караваев пекла. И в Брест, и в Минск, и в Каменец заказывали. Родные, знакомые, знакомые знакомых хотели на свадьбу детей эксклюзивные караваи, изготовленные из натуральных продуктов, приготовленные в печи, вытопленной березовыми дровами.

 

— Ну и стояла у печи, выпекала. Мне эта работа всегда нравилась: подрастает каравай — аж душа радуется.

Некоторые каравайницы говорят, что им передавали умение их матери или даже бабушки. А у меня все случайно получилось. Когда-то давно я была на свадьбе двоюродного брата. И такой красивый каравай там к столу вынесли, что он меня очаровал... Рассматривала не отрываясь. А потом подумала: неужели я так не смогу? У свадебного каравая же главное — украшения. Вот и стала учиться лепить, больше всего цветы. С каждым разом получались все лучше, а хотелось, чтобы такие, ну будто с огорода, а не из теста. Вот и старалась. Мои детали можно с каравая прямо в рот класть, они съедобны, готовятся без всяких добавок. Тогда, на конкурс, даже жениха и невесту вылепила, а лебеди мне вообще легко давались, — вспоминает каравайница.

Так что на Пасху хозяйка с Песчатки напечет своих вкусных булок, накрасит яиц и будет ждать самых дорогих гостей — детей и внуков. А там, весной, начнет оживать деревня, подтянутся дачники. Летом здесь хорошо, намного веселее, рассказывают хозяева. Учительница Раиса Блинова так устроила усадьбу своего свекра, что двор похож на оранжерею. Каких только деревьев, кустарников, цветов здесь нет: от нашего можжевельника до самых экзотических растений. Начнут оживать и другие дома на длинной улице, которая когда-то образовывала немалую деревню Песчатка.

Светлана ЯСКЕВИЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Культура

Новый музей и уличные часы теперь есть в Дубровно

Новый музей и уличные часы теперь есть в Дубровно

Их создали в честь предприятий, которые успешно функционировали в дореволюционное время.

Общество

Чем удивляли организаторы Фестиваля науки?

Чем удивляли организаторы Фестиваля науки?

Только Ньютон и только хардкор!  

Общество

Каким образом может проявляться одиночество?

Каким образом может проявляться одиночество?

Одиночество и особенно одиночество в семье — реальный признак нашего времени.

Общество

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Лишний вес, бессонница, приливы, нарушения давления и остеопороз — далеко не все проявления, подстерегающие женщину в определенном возрасте.