Вы здесь

Почему на западе Беларуси «проклятые солдаты» и сегодня вспоминаются с ужасом?


Деятельность антисоветского подполья на территории Беларуси в годы Второй мировой войны, а также в послевоенный период до сих пор является одной из наиболее сложных тем в белорусской истории. Несмотря на то, что начиная с 1990-х годов в нашей стране вышло много научных публикаций, посвященных деятельности польского антисоветского подполья на территории БССР, о реальных фактах знают в основном исследователи, изучающие тематику. В своих интересах это пытаются использовать отдельные белорусские и зарубежные авторы, распространяя через социальные сети и мессенджеры «альтернативные» взгляды, далекие от научной объективности, но вызывающие информационный хайп.


Бойцы соединения Армии Крайовой «Юг».

О том, почему научные гипотезы уступили место безапелляционным политическим заявлениям, а массовое историческое сознание оказалось перед угрозой быть отброшенным до уровня гораздо худшего, чем в период холодной войны, корреспонденту «Звязды» рассказал главный советник Белорусского института стратегических исследований, кандидат исторических наук Игорь Валаханович.

— Игорь Александрович, деятельность польского подполья на территории Беларуси была весьма противоречивой. Почему даже сегодня, когда уже после тех событий прошло много лет, сложно ей дать оценку?

— Тематика, связанная с деятельностью антисоветского подполья на территории Беларуси во время Второй мировой войны, а также в первое послевоенное десятилетие, почти не изучалась в советский период. И на это было ряд причин. Во-первых, советская страна являлась многонациональным государством, и для того, чтобы не провоцировать межнациональные конфликты, в том числе антисоветская деятельность польской Армии Крайова не афишировалась. Происходило это еще и потому, чтобы не обострять политическую обстановку: то, что советской власти много лет активно противостояли силы антисоветского вооруженного подполья, могло вызвать много вопросов. Как такая сильная страна, победившая нацистскую Германию, на протяжении десятилетия после окончания войны не могла нейтрализовать вооруженные антисоветские формирования, негативно влиявшие на внутриполитическую и внешнеполитическую ситуацию в западном регионе Советского Союза, в том числе БССР? Если посмотреть средства массовой информации того периода — республиканские, региональные, — мы там не найдем информацию о масштабах и трагических итогах деятельности антисоветского вооруженного подполья. И даже в послевоенных выступлениях министра государственной безопасности БССР Лаврентия Цанавы на партийных съездах не говорилось о том, что существуют вооруженные антисоветские формирования, совершающие теракты по отношению к сотрудникам органов безопасности, партийных и советских органов, а также простых граждан, поддерживающих мероприятия советской власти. Работа по их нейтрализации, конечно, проводилась, но результаты работы не раскрывались. Повлияло на это молчание и ситуация, обусловленная холодной войной, которую Советскому Союзу объявил коллективный Запад. У тех, кто находился на нашей территории на нелегальном положении, видели силу, которая будет дестабилизировать ситуацию в западном регионе СССР и способствовать достижению внешнеполитических целей Запада.

— При каких условиях была создана Армия Крайова?

— Известно, что 17 сентября 1939 года польское правительство покинуло территорию страны и оказалось в эмиграции. Сразу находился в Париже, а после оккупации Франции в 1940 году попал в Лондон. В научный оборот вошло понятие «польское эмигрантское правительство в Лондоне». Так вот еще в конце 1939 года это правительство приняло решение создать на оккупированной территории Польши вооруженное подполье, которое бы формировалось из числа прежде всего оставшихся там польских военнослужащих. Предполагалось, что в подпольную борьбу добровольно включатся также все патриотически настроенные поляки, прежде всего молодежь. Кроме того, на территории Великобритании были созданы специальные базы, где с помощью британских военных и сотрудников спецслужб готовились кадры, направлявшиеся на оккупированную территорию Польши, в том числе и для создания и поддержки деятельности вооруженного подполья. Первой подпольной организацией, которая была создана в конце 1939-го — начале 1940-го годов, являлся Союз вооруженной борьбы. В феврале 1942 года на его базе была организована Армия Крайова. Она создавалась по образцу той польской армии, которая существовала на начало Второй мировой войны.

— Что представляла собой Армия Крайова в Беларуси?

— В соответствии с тем территориально-административным делением, которое существовало в Польше, Армией Крайовой на территории современной Беларуси были созданы три округа: Новогрудская, Виленская и Полесская. На момент начала операции «Багратион» в их состав входило почти 20 тысяч вооруженных «аковцев». Примерно столько же находилось в так называемой конспиративной сети: те, кто помогал с питанием, представлял свое жилье, кто находился на легальном положении и передавал развединформацию. Когда Беларусь была освобождена, большая часть из них осталась на советской территории и, несмотря на то, что военно-политическая ситуация коренным образом поменялась, продолжала свою подпольную деятельность уже в тылах войск Красной Армии, осуществлявших освободительный поход в направлении той же Варшавы.

— Получается, изначально Армия Крайова была создана с целью борьбы поляков против немецкой оккупации. Что повлияло на то, что через короткое время Советский Союз стал ей врагом?

— Польское подполье организовывалось сразу как антинацистское, так и антисоветское одновременно. В основу его идеологии легла теория борьбы с «двумя врагами» — гитлеровской Германией и сталинским Советским Союзом, которые, по соображениям авторов и сторонников этой теории, осенью 1939 года оккупировали территорию Польши, разделили ее между собой и тем самым уничтожили польскую государственность. Таким образом, еще тогда начала свое развитие актуальная в наше время тема обвинения Советского Союза не только в нападении на Польшу вместе с Германией, но и вообще — в развязывании Второй мировой войны. Основной целью деятельности вооруженного подполья стало восстановление с военной и политической помощью Великобритании польского государства в границах на сентябрь 1939 года и со всеми политическими атрибутами Второй Речи Посполитой. Исходя из такого посыла, мы видим, что факт вхождения Западной Беларуси в состав БССР в сентябре — ноябре 1939 года польскими политическими кругами не принимался во внимание. Это дает нам сегодня повод делать выводы, что польское вооруженное подполье в то время было одновременно не только антинацистским, антисоветским, но фактически и антибелорусским, хотя напрямую об этом речь не шла. Тема восстановления Второй Речи Посполитой в границах на сентябрь 1939 года стала политической целью почти для всех польских партий и политических организаций того времени, которых поддерживало эмигрантское правительство в Лондоне.

Вещи, отобранные «аковцами» у мирных жителей.

— Архивные данные подтверждают: польские партизаны имеют отношение не только к борьбе с германскими оккупантами, но и к убийствам советских партизан и мирных жителей…

— Если посмотреть документы Великой Отечественной войны, особенно периода от освобождения Беларуси до окончания боевых действий на советско-германском фронте, «аковцы» совершали в тылу Красной Армии диверсионные и террористические акции. Зафиксированы нападения на красноармейцев, командиров. Даже осуществлялись попытки совершить диверсии на железной дороге. В то же время большая часть Армии Крайовой боролась с нацистами во время Варшавского восстания. Остальные продолжали выполнять те политические задачи, которые ставились перед ними: восстановление польской государственности на сентябрь 1939 года. Если мы посмотрим опубликованные в наше время белорусскими архивистами и исследователями документы, много было погибших не только из числа сотрудников силового советского блока, жертвами террора становились и простые граждане, которые поддерживали советскую власть: учителя, сотрудники советских учреждений, почты, телеграфа, библиотек. Жертвами были все: и белорусы, и русские, и поляки, представители других национальностей. Если вести речь о периоде нацистской оккупации республики, были неоднократные случаи, когда «аковцы» нападали на отдельные группы советских партизан. Хотя боролись вместе с нашими партизанами они и против нацистов: были акции по освобождению Пинской тюрьмы, Ивенца, совместная операция против карателей в районе Налибокской пущи. Однако если проводить статистику, то, к сожалению, наиболее столкновений было между «аковцами» и советскими партизанами, чем между «аковцами» и немцами.

— Сегодня некоторые бывшие «аковцы», участвовавшие в борьбе с советскими партизанами и мирными жителями, частью польского общества и политиков воспринимаются чуть ли не национальными героями, которые боролись с коммунизмом. Тот же Ромуальд Райс (Бурый), который принимал участие в уничтожении мирных белорусов на Белосточчине. Были даже попытки пропагандировать его имя в нашей стране, особенно среди белорусских поляков…

— Начиная с 1990-х годов активно идет процесс по формированию и развитию определенных собственных исторических политик, или политик памяти. Термин возник в 1980-е годы в ФРГ, когда часть историков выступила с предложением: хватит немцам каяться в результатах Второй мировой войны, нужно посмотреть на те события по-другому. Такое предложение вызвало негативную реакцию в немецком обществе, исторических кругах. Это было воспринято как попытка исторического реванша. А с конца 1990 — начала 2000-х годов в Польше термин «историческая политика» взяли на вооружение и ученые, и политики, чтобы заявить и у себя в обществе, и на международном уровне, что они предлагают проведение собственной исторической политики, чтобы найти свои исторические корни и защитить национальные подходы от тех стран, которые с этим несогласны. Потом это было подхвачено странами Балтии, другими странами Восточной Европы, чтобы заявить о себе по-другому: не так, как трактовалась их история в социалистический период или советское время. А все в том числе ради того, чтобы быстрее вступить в Европейский союз и военный блок НАТО. Так возникли теории двойной или тройной оккупации той же Прибалтики. С той же целью в Польше «проклятые солдаты» преподносятся как национальные герои, включая Ромуальд Райса. В составе Армии Крайовой он начинал свою деятельность на территории современной Поставщины, потом перешел в Польшу. Именно там он занимался издевательствами и уничтожением мирного населения — сегодня это можно расценивать как акты геноцида: он убивал людей только потому, что они были белорусами и православными.

— Больше всего от рук Бурого и его пособников пострадали православные белорусы Белосточчины…

— В январе 1946 года «проклятые солдаты» во главе с Райсом в районе Белостока в течение нескольких дней задерживали и грабили местных жителей православного вероисповедания. Отпускали только тех, кто умел перекреститься по-католически и прочитать молитву «Отче наш» по-польски. Во время этой экстремистской акции было сожжено 5 деревень и убито по этническому признаку 79 православных белорусов, включая женщин, детей и стариков. В частности, 29 января 1946 года террористы во главе с Райсом совершили нападение на Гайновку, где убили двоих советских солдат, еще два были ранены. На следующий день в деревне Старые Пухолы бандиты бурого с особой жестокостью (обухами топоров) убили свыше 30 белорусских крестьян. Задержанный Райс был властями Польши только в ноябре 1948 года. Польский суд применил к нему высшую меру наказания. В декабре 1949 года приговор был приведен в исполнение.

— А получили ли по заслугам другие участники польского антисоветского подполья?

— Действиям всех арестованных на территории Западной Беларуси участников антисоветского подполья советскими судебными органами была дана юридическая оценка в соответствии с нормами уголовно-процессуальных и уголовных кодексов БССР или СССР. К тому же в период активной террористической деятельности антисоветского подполья в 1947–1951 годах в Советском Союзе была отменена смертная казнь. В 1990–2000-е годы все уголовные дела на данную категорию лиц были пересмотрены в рамках процесса реабилитации жертв политических репрессий 1920–1950-х годов. В большинстве случаях объективно они были признаны теми, которые не подлежат реабилитации.

Инструкция Армии Крайовой по проведению диверсий.

— А как процесс героизации антигероев воспринимается польским обществом?

— В 1990-е годы, когда был создан польский Институт национальной памяти, были сторонники того, чтобы придать тому же самому Райсу статус национального героя, но были и те, кто выступал против этой политической реабилитации. Все зависело от того, кто в Польше находился у власти. В 2000-е годы мы больше стали обращать на это внимание, особенно когда в Гайновке стали проходить традиционные марши в поддержку «проклятых солдат». Мы знаем, что это регион, где проживали и проживают многоэтнические белорусы. Однако в польском обществе, не только среди жителей Белосточчины, но и среди политиков, депутатов Европарламента есть те, кто выступает против проведения таких маршей. И с каждым годом противников маршей становится больше. Отдельно хочу обратить внимание на позицию Польской православной церкви, которая в октябре 2019 года канонизировала 30 старопухольских мучеников, погибших за православную веру. Определяя реакцию польского общества, надо отметить, что в этом году впервые Президент Польши Анджей Дуда приехал в Гайновку и возложил цветы на могилу жертв террора «проклятых солдат», даже склонил колено. Это символично. Но очень важно, в какой степени этот шаг будет иметь продолжение и какой.

— Есть определенные политические силы, которые заинтересованы в том, чтобы пересмотреть нашу историю…

— Сегодня мы смотрим на события истории не с точки зрения советской коммунистической идеологии, а с точки зрения страны, которая приобрела независимость. И белорусы, как и другие, имеют полное право давать собственные концепции исторического развития своей страны, государственности. Поэтому, оценивая деятельность польского антисоветского подполья, мы акцентируем внимание не только на его антисоветском характере. Мы говорим о том, что оно не было пробелорусским: оно действовало вопреки нашим национальным интересам. Ни развитие белорусского языка, ни культуры, ни тем более государственности ими не предусматривалось. Если бы не мы одержали победу, нас ждало бы возвращение в лучшем случае в те условия, которые существовали после Рижского мирного договора. То, что в 1945 году Беларусь оказалась среди стран-основательниц Организации Объединенных Наций, они, конечно, учитывали, но открыто об этом не высказывались. Наши территориальные границы были гарантированы соглашением не только между Советским союзом, Великобританией и США — они были гарантированы на уровне ООН. Это большое достижение. Действия советских органов безопасности по нейтрализации антисоветского подполья на территории Западной Беларуси в послевоенное время были направлены в том числе на создание условий для дальнейшего успешного развития белорусской нации и укрепления национально-государственной идентичности белорусов в рамках БССР как одной из исторических форм белорусской государственности.

Вероника КОНЮТА

Фото из публикаций Игоря ВАЛАХАНОВИЧА

Название в газете: Антыбеларускае падполле

Выбор редакции

Политика

Посол Беларуси в КНР: С 1992-го товарооборот с Китаем вырос более чем в 130 раз

Посол Беларуси в КНР: С 1992-го товарооборот с Китаем вырос более чем в 130 раз

Впереди юбилей белорусско-китайских отношений — 30 лет.

Общество

Что кроме церквей и замков посмотреть на Гродненщине?

Что кроме церквей и замков посмотреть на Гродненщине?

Музей, валунов, белки, водяной мельницы и не только.