Вы тут

Победа как главное наследие


Пространство памяти гораздо шире, чем государственные границы.

Все чаще приходится слышать, что победа, завоеванная советским народом в мае 1945-го, не в полной мере принадлежит современным белорусам и россиянам. Да и цена, которую наши народы заплатили за мир и спокойствие, сегодня якобы не так и велика...


Не нам, чьи семьи — за редким исключением — затронула война, оправдываться и сомневаться в весомости той цены. О страшной трагедии, которую на нашу землю принесла фашистская машина смерти, свидетельствуют многочисленные памятники и мемориалы, отсутствие на географических картах множества деревень и сел, бесчисленное количество наследников победителей, которые свято берегут память о тех далеких событиях и своих предках.

О том, насколько ценна память потомков и как важно сохранить это великое наследие — Победу, мы поговорили с сопредседателем Общероссийского общественного гражданско-патриотического движения «Бессмертный полк России» Николаем ЗЕМЦОВЫМ.

— Николай Георгиевич, не считаете ли вы, что «Бессмертный полк России» и другие массовые патриотические акции похожи на флешмоб?

— Флешмоб по своему духу ближе к PR-составляющей. Это некая веселая акция. Флешмоб не плох, но духом он не может сравниться с «Бессмертным полком». Хотя бы потому, что полк включает в себя людей всех возрастов и всех социальных слоев нашего общества: начиная от младенцев и заканчивая глубокими старцами. В этом году на Красной площади я видел и спящих грудных детей, которых несли на руках, и детей, едущих на плечах у своих пап и иногда засыпающих от длинного пути. Видел и старика-ветерана, который был настолько слаб, что два волонтера помогали ему идти, поддерживая под руки. Он шел со скоростью черепахи, но в руках нес знамя. И когда я спросил у ветерана, как в таком состоянии он смог сюда прийти, он сказал: «Я должен!». И у него такой был бодрый дух. Для него пройти в шествии Бессмертного полка стало делом чести. Хотя это было очень тяжело. Поэтому с флешмобом это сравнить невозможно.

Тем более, Бессмертный полк имеет глубинные корни в истории. Это связь родов, семей с историей страны. Русские, белорусы, украинцы, казахи — в прошлом они солдаты одной армии. Сегодня это причудливые переплетения семей, очень сложное национальное многоцветие. Победа — это наследство, которое нам досталось для того, чтобы мы научились распутывать и понимать, зачем нам дано это наследие. Мы, потомки, должны этот причудливый кроссворд разгадать. От правильных ответов на эти вопросы зависит наше будущее.

— А еще оно зависит от правильно и своевременно расставленных акцентов в нашей истории. Хотя бы потому, чтобы современная молодежь знала, кто был истинным победителем в той войне...

— Мы говорим с растущим поколением о ценностях полка и о смыслах движения, а оно гораздо шире, чем просто военно-мемориальная акция. Это не только про солдат, это про наше великое прошлое, которое нам дано в виде такого наследства. Мы его получили и должны им распорядиться. Потому что если им не воспользоваться, на него будут претендовать другие. Наше наследие очень ценно. Оно имеет огромную значимость. Это и победа, и те жертвы, которые понесли все участники великого войска, которое сломило объединенную Европу, пришедшую к нам в третий раз. Это наследие сегодня пытаются у нас отобрать, говоря, что победа была одержана без участия Советского Союза. И те жертвы нашей страны сознательно не замечают. В то же время всячески информируют о небольших по сравнению с нами жертвах Израиля, Соединенных Штатов и англосаксов.

Весьма показателен пример Японии, треть молодежи которой уверена, что их страну бомбил Советский Союз. Вот что будет, если не заниматься изучением истории. И если мы перестанем бесконечно напоминать всему миру, что это наша Победа, что эти гигантские жертвы — наши жертвы, то победа перестанет быть нашей, а о наших жертвах не будут помнить.

— Фактически две страны — Беларусь и Россия — берегут правду о Великой Отечественной войне. Как и дальше быть едиными в вопросе сохранения памяти?

— Пространство памяти гораздо шире, чем государственные границы. Нам нужно его сохранить. Пока не нарушены наши семейные связи и пока белорусы и русские чтят общих родственников, это великое пространство памяти существует. Мы можем им распорядиться, как захотим. Безусловно, оно укрепляет наши народы. Мне бы хотелось, чтобы тот документ, который в свое время родился под названием Союзное государство, и его потенциал был использован до конца в плане расширения пространства памяти. Развивая наше великое наследие, мы можем показать его красоту потомкам наших солдат, которые сейчас живут в Азербайджане, Казахстане, Армении, Украине, Прибалтике. Поэтому нам нужно это наследие потихонечку собирать. Точно таким же образом, как мы сейчас собираем единое экономическое пространство. Это сделает нас более устойчивыми и сильными.

— Что касается вопросов сохранения памяти о войне, у каждой страны — своя специфика. Россияне массово чтят подвиг фронтовиков. У нас же во главу угла ставится партизанское сопротивление, белорусы не могут забыть, какую цену во имя Победы заплатили мирные жители...

— И мы хотим видеть их лица в Бессмертном полку. Нам кажется, было бы символично, чтобы Беларусь, имея на то неоспоримое первенствующее право, занялась бы партизанским движением, движением сопротивления. Потому что Минск — город-символ партизанского движения. И парад партизан в освобожденном Минске требует отдельного увековечивания.

Еще нам нужна всенародная авторитетная копилка истории, откуда могли бы черпать документальный материал кинематографисты, писатели и журналисты. Рассказ от первого лица — неоспоримый факт. Переоценить его значение для формирования молодого поколения очень сложно, потому что молодые так устроены, что для них очень важно понять — это правда или вымысел.

Я часто привожу пример моей коллеги, которая свозила своего шестилетнего сына на Бородино. Он погладил французские трофейные пушки, послушал рассказы о гренадерах, об атаках уланов, посмотрел военную форму, картины. Вдохновился, думал некоторое время, а через три дня изрек такую фразу: «Мама, а, может быть, это все взрослые придумали? Может, это сказка?» И ребенку очень важно ответить, что это быль. Или свидетельство семьи Земцовых. У меня есть рассказ о моем отце, Георгии Николаевиче, который прямой наводкой из «катюши» уничтожил немецкую колонну. И в каждой семье есть такая назидательная история, которая имеет абсолютную ценность для нас, и эта история формирует будущие поколения.

— Какое значение в российской историографии имеет освобождение Беларуси?

— Любому отдельному государству достаточно важно иметь собственную дату, которая была бы связана именно с его историей. В данном случае — с историей Беларуси. Мною, как жителем России, дата освобождения Беларуси воспринимается как часть чего-то общего, единого и великого, что будет храниться в веках.

Годовщина начала Великой Отечественной войны для «Бессмертного полка России» — вторая по значимости дата после Дня Победы. Старшее поколение хорошо понимает слова известной песни — «праздник со слезами на глазах». Но для молодежи это лишь фигура речи. Молодое поколение не почувствует этих слез, потому что сами они не прошли теми дорогами, не работали, как моя бабушка, за тарелку супа, не терпели многочисленных лишений. Они никогда не поймут, как одновременно можно и плакать, и радоваться. Поэтому уместно разделить эти две великие эмоции. Радость, праздник, Победа воплощаются в шествии 9 мая. А во вторую дату, не менее величественную, но совершенно противоположную — 22 июня — все должно замолкнуть. Это дата великого торжественного молчания. И для Беларуси это должно быть органично, потому что наибольшее количество жертв понес именно белорусский народ. На вашей земле находится святая для каждого россиянина Брестская крепость. И по этой земле, как пел Высоцкий, «на запад ползет батальон, чтобы солнце взошло на востоке».

— Но, к сожалению, современная молодежь редко обращается к творчеству Высоцкого...

— Поэтому очень важно растворить наше наследие в той среде, в которой формируется молодежь. В интернете, в социальных сетях. Чтобы молодые люди постоянно попадали на эти короткие иллюстрированные истории и понимали, что это часть той среды, в которой они выросли. Часто герои произведений классиков говорили: «Эта земля для меня святая, потому что на ней могилы моих предков». Для молодежи это опять же просто фигура речи. Какие могилы предков? Где они?.. А если ребенок, вырастая, точно поймет, что эти могилы существуют, что он является продолжателем этих подвигов, тогда автоматически родная земля станет для него святой. Так происходит с каждым, потому что приходит понимание, что ты отрезок на этом длинном пути, который формирует твою нацию, твой народ. Ты маленький фрагмент, и должен быть достоин того, чтобы что-то осталось после тебя.

kanyuta@zvіazda.by

Фо­то Евгения ПЕ­СЕЦ­КО­ГО

Выбар рэдакцыі

Культура

Алесь Родзім: Рабілі «афармілаўку» для калгасаў, вярталіся ў свае падвалы і працягвалі маляваць

Алесь Родзім: Рабілі «афармілаўку» для калгасаў, вярталіся ў свае падвалы і працягвалі маляваць

Беларускаму складніку Тахелеса прысвечаны арт-фестываль «Міфалагема тысячагоддзя», што адкрыўся ў прасторы Ок16 15 жніўня.

У свеце

Як развіваецца глабальнае супрацьстаянне ЗША і Кітая?

Як развіваецца глабальнае супрацьстаянне ЗША і Кітая?

Супярэчнасці ў адносінах паміж Вашынгтонам і Пекінам абвастраюцца, і іх можна смела называць гандлёвай вайной.

Грамадства

Якім павінен быць вучэбны дапаможнік у ХХІ стагоддзі?

Якім павінен быць вучэбны дапаможнік у ХХІ стагоддзі?

З 50 выданняў, якія павінны з'явіцца на школьных партах да 1 верасня, 48 ужо надрукаваныя.

Здароўе

Якія аперацыі беларускія афтальмолагі робяць пры катаракце, глаўкоме і іншых хваробах вачэй

Якія аперацыі беларускія афтальмолагі робяць пры катаракце, глаўкоме і іншых хваробах вачэй

Экзапратэзаванне арбіты не робіцца больш ні ў адной з краін СНД.