Вы тут

Алесь Суша: Пожалуй, впервые за последние столетия издания Скорины не вывозились из Беларуси, а привозились


На днях произошло без преувеличения громкое событие — презентация факсимильного издания Брестской Библии, пожалуй, самой дорогой, большой и загадочной книги в истории отечественного книгопечатания вообще. Такой шикарный подарок землякам сделала Национальная библиотека Беларуси, которая реализовала проект совместно с компанией «Белнефтестрах». Подобный пример международного сотрудничества и частно-государственного партнерства в этой сфере далеко не первый: в свое время именно так были возвращены в Беларусь многие издания Франциска Скорины, восстановленные Туровское и Слуцкое Евангелие, первый в мире «Букварь»...

Естественно, восстановление национального книжного наследия — дело не одного дня и даже не одного года. Что брать за точку отсчета, как работают книжные «Индиана Джонс» и как поощрять частный бизнес поддержать благородное дело, разговариваем с заместителем директора Национальной библиотеки Беларуси по научной работе и издательской деятельности, председателем Международной ассоциации белорусистов Алесем Сушей.


— Иногда идеи факсимильного воспроизведения вынашиваются десятилетиями. В самом конце 1980-х - начале 1990-х был определенный бум факсимильного переиздания, — вспоминает Алесь Александрович. —  В тот период, когда шло заново государственное строительство суверенной Беларуси, многие исследователи и общественные деятели обратились к корням: факсимильно переиздали пражские издания Скорины, Статут Великого Княжества Литовского, целый ряд изданий так называемого нового белорусского возрождения начала ХХ века ... Эти издания сделали исключительное дело в плане укрепления чести и достоинства населения Беларуси за свои традиции, культуру.

Я был совсем мал, но помню, с какой гордостью ходили мои родители, получив в руки Статут ВКЛ или трехтомник Скорины. Когда уже наступил период стабилизации, в том числе в области культуры и в библиотечном деле, когда в полной мере сформировалось научное осмысление белорусского прошлого, видение перспектив, куда наша страна идет, мы приступили к более системному анализу своих приобретений. Я пришел в 2004 году в Национальную библиотеку, и мы обсуждали как почти нереальные задумки — было бы хорошо издать Брестскую Библию, все издания Скорины факсимильно восстановить, просто ради того, чтобы их увидеть, так как полностью, в хорошем состоянии их нет ни в одной библиотеке мира, тем более нет в Беларуси. В 2006 году, когда библиотека переехала в новое здание, сложились довольно благоприятные обстоятельства для того, чтобы попытаться вернуть некоторые книжные памятники. Сначала мы выступали как вспомогательная сила —  сотрудничали с Академией наук, некоторыми издательствами в реализации подобных проектов. Иногда инициировали их: например, после чудесного появления Слуцкого Евангелия как раз наши специалисты идентифицировали и описали его и инициировали фундаментальное научное исследование, а в результате было подготовлено восстановление сначала в электронном, а потом и в факсимильном виде.

Тонирование обреза книги в традиционные для XVI столетия цвета: темно-зеленый и золотой.

С 2009 года мы начали делать книжные восстановлению уже собственными силами. Первым стал фактически справочник — пособие для Екатерины II по белорусским губерниям (она в 1780 году совершала путешествие по новоприсоединенным к Российской империи белорусским землям, и российская Академия наук специально сделала справочник по всем городам и селам, через которые пролегал маршрут). Это было интересное издание, довольно редкое в Беларуси. Фактически от начала до конца я занимался этой работой, от сканирования и обработки каждого изображения к написанию научного текста и подготовке книги к печати. С того времени до 2012 года мы уже разработали целую программу по факсимильном восстановлении книжных памятников, особенно тех, которые не сохранились в Беларуси. Причем главное — даже не материальное их возвращение, чтобы книга была в библиотеке, а возвращение в общественное сознание, чтобы в Беларуси говорили об этом и знали, чем еще мы можем гордиться. Работа стала системной, и на сегодня уже есть четкое понимание, что нужно возвращать и как это делать — т.е., почти каждый год реализуются интересные, продуманные и заранее подготовленные инициативы, которые иногда лет пять абдумваются, года три-четыре реализуются, приурочиваются к значительным общегосударственным или даже международным событиям, датам, как это было с 400-летием первого «Букваря».

В 2012 году попечительский совет Национальной библиотеки утвердил целый список книжных памятников, достойных восстановления. Открывает его религиозная литература, что логично, так как самые древние книжные раритеты как раз имеют церковное происхождение, первые светские, художественные и научные издания появились позже. Но, безусловно, есть в списке и другие объекты, возвращение которых в Беларусь тоже очень важно.

— Среди «нерелигиозных», помнится, руководитель библиотеки Роман Мотульский называл «Искусство артиллерии» Казимира Семеновича. Какие еще книги и авторы стоят в планах на восстановление?

— Абсолютно разные. Знаете, какой была идея? Открою карты. Каждый такой проект стоит довольно больших денег. Притом, на наш взгляд, из многих причин реализовывать их нецелесообразно за бюджетные средства, которые больше нужны для развития библиотечного дела, решения системных, стратегических задач, в то время как факсимильное воспроизведение — скорее, имиджевые проекты. Поэтому мы составили реестр привлекательных «инвестиционных проектов» по ​​возвращении в общественный обиход наиболее знаковых книжных памятников белорусского происхождения, забытых или отсутствующих в Беларуси, и предложили участие в них коммерческим учреждениям — бизнесу, компаниям, которые могли бы реализовать хорошие идеи. И это практика меценатства, частно-государственного партнерства полностью сработала. Анализируя ситуацию, я вижу это следующим образом: если в 90-е годы можно было заявить не испорченным рекламой белорусам, что «мы банк номер один» или «мы самая сильная страховая компания» и др., то сегодня это уже не работает, и лобовую рекламу нужно подкреплять другим. Например, делая доброе дело, через которое люди поймут: о, вы заботитесь о культуре, значит, заинтересованы не только в прибыли, вам можно доверять и приятно сотрудничать...

В списке книжного наследия мы сделали также разбивку по темам, так как у каждого потенциального инвестора свои интересы: кому-то нравится идея поддержать научный проект, кому-то —узкоспециализированные издания, художественную литературу или религиозные книги разных конфессий. Из этого перечня многое уже реализовано. Взять хотя бы научные работы: первые учебники по отечественной истории, филологические трактаты и «Грамматики» (в прошлом году реализовали большой проект по факсимильному восстановлению первого в мире «Букваря»), либо то же «Великое искусство артиллерии» Казимира Семеновича. За последнее десятилетие мы приобрели и вернули в Беларусь оригиналы всех первых изданий этого произведения, по которому вся Европа фактически училась артиллерии и пиротехнике — и издание на латинском языке 1650 года в прекрасном состоянии, и на французском языке 1651-го, немецкое, с дополнениями, 1 676-го, английское 1729-го... На разных аукционах нашли все эти экземпляры, и с помощью партнеров опять же удалось их приобрести и вернуть в Беларусь. Работа продолжается — не скажу, чтобы ежемесячно, но каждый год нам удается вернуть «живьем» оригиналы тех или иных белорусских книг. Есть еще много научных трактатов, и учебников, и литературных произведений исключительной значимости. И я часто вижу, как загораются глаза у школьников, когда они приходят в библиотеку и собственными глазами видят, например, произведения Франциска Скорины или Симеона Полоцкого, либо даже произведения писателей начала ХХ века в оригинале, с автографами и пометками авторов.

Одно из рабочих обсуждений макета Брестской Библии.

— В 2016 году библиотека Кембриджского университета бесплатно передала цифровую копию одного из изданий Скорины в Национальную библиотеку. В настоящее время это чудо. Часто в вашей работе случаются такие чудеса?

— Они случаются чаще всего как результат системной работы людей, о которой мы не всегда рассказываем, — улыбается собеседник. — В упомянутом случае — результат довольно длительных переговоров, переписки, нашего сотрудничества с руководством университета и библиотеки ... На самом деле, на время подготовки и реализации мероприятий к 500-летию белорусского книгопечатания мы получили цифровые копии изданий Скорины почти со всего мира, так как очень активно работали напрямую с хранителями (государственными учреждениями и частными лицами), и на сегодня мы знаем, сколько этих экземпляров вообще существует, где они хранятся и в каком состоянии. Могу публично объявить: в мире сохраняется 521 оригинальное издание Скорины — иногда это страница или даже ее фрагмент, а иногда — целая книга, и около половины из них мы имеем в виде цифровых копий из библиотек, музеев, архивов и научных центров Беларуси, России, Украины, Литвы, Польши, Германии, Дании, Великобритании и др. Пожалуй, впервые за последние столетия издания Скорины из Беларуси не вывозились, а привозились — многие нам удалось показать здесь в оригинале, в Музее книги. Где-то договаривались на бесплатную оцифровку владельцами, где-то делали за спонсорские деньги, направляли своих специалистов, либо устраивали обмен цифровыми копиями с различными странами.

— Сколько человек, как правило, работает над факсимильным воспроизведением того или иного издания?

— По-разному, от нескольких наших сотрудников до большой международной команды из десятков участников. В любом случае, один человек такую ​​работу не осилит — все равно присоединяются дизайнеры, полиграфисты и другие специалисты. Самое меньшее на проектах, к которым я имел отношение, работали пять человек. И это тоже очень хорошо, так как позволяет сочетать как ретроспективный подход книжников, так и современные задачи дизайнеров, и коммерческий аспект, и имиджевый.

— Совсем скоро, во время празднования 1000-летия Бреста, будет широко представлена ​​факсимиле Брестской Библии. Вы управляли этим проектом и делали научное исследование. Что-то новое для себя открыли?

— Казалось бы, этот памятник широко известен и должен быть исследован через каждую страницу, но на удивление этого не было и до сих пор нет. Даже для самих брестчан, может, только в последнее время происходит возвращение Брестской Библии в общественное сознание. Появилась символическая скульптура перед входом в областную библиотеку, на отечественных театральных сценах есть постановка «Біблія князя Радзівіла», проходят конференции,«Берасцейскія кнігазборы», начатые Аллой Мяснянкиной — неустанной рачительницей, которая, к сожалению, уже ушла из жизни, но которая пробудила в регионе интерес к знаковому книжному памятнику. Понемногу появляется и сувенирная атрибутика — панно на стенки, статуэтки, какие-то вещи, которые передают значение этой Библии как одного из символов города над Бугом. Что касается моих собственных открытий, то во время работы нашел подтверждения, что наши предки были не просто активными участниками, но и инициаторами многих культурных событий того времени. Брестская Библия свидетельствует о прямых отношениях с европейскими интеллектуалами, например, с Жаном Кальвином, который очень заинтересовался переводом и изданием и направлял своих коллег сюда для участия в проекте ...

Пять фактов о Брестской Библии

Брестская Библия — первый на белорусских землях полный перевод текста Священного Писания на старопольский язык.

Книга была настолько дорогая, что некоторые шляхтичи именно ее, а не деньги или недвижимость, передавали в приданое дочерям.

Здесь впервые в истории отечественного книгопечатания сделан предметный указатель, а также уникальный календарь церковных служб на каждый день года: какую часть Библии в какой день нужно читать.

По одной из версий, дети канцлера ВКЛ Николая Радзивилла Черного из религиозных убеждений уничтожили работу отца — публично сожгли все найденные экземпляры Брестской Библии. Однако исследователи пришли к выводу, что это миф.

Смета факсимильного воспроизведения издания, реализованного в государственно-частном партнерстве, составила около 10 тысяч евро (издано 11 экземпляров). В Национальной библиотеке готовы допечатывать книгу дальше по заказам стоимость самого дорогого фолианта в кожаном переплете и с богатой фурнитурой оценивают примерно в 3,5 тысячи белорусских рублей.

Еще обнаружил множество ошибок о Брестской Библии. Откройте статью Википедии там много неточностей, начиная от размеров и объема книги (в ней 1,5 тысячи страниц, а не 700) к ее содержанию и предполагаемому тиражу. Такие данные попали даже в научные монографии и энциклопедии, и факсимильное воспроизведение Брестской Библии наконец позволит исправить эти ошибки.

Есть ли у вас книга-мечта, к восстановлению которой хотелось бы быть причастным?

Такими могли бы стать и издания Скорины, и первый букварь, и Брестская Библия, но проекты сбылись раньше, чем я успел о них помечтать. Естественно, имею определенные мечты и надежды, но отношусь к ним прагматично: будет возможность сделаю, не будет сделает кто-то другой, так или иначе, работа продолжится.

Беседовала Виктория ТЕЛЕШУК

Фото  Анны ЗАНКОВИЧ и из архива Алеся СУШИ

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Жыхар Жодзіна Генадзь Пузанкевіч даехаў на веласіпедзе з Беларусі да Уладзівастока

Жыхар Жодзіна Генадзь Пузанкевіч даехаў на веласіпедзе з Беларусі да Уладзівастока

Ён кожны дзень імкнуўся пераадольваць не менш за сто кіламетраў.

Грамадства

Як «Звязда» парушальнікаў адпачынку з міліцыяй шукала

Як «Звязда» парушальнікаў адпачынку з міліцыяй шукала

Апошнімі цёплымі дзянькамі многія мінчане стараюцца скарыстацца напоўніцу і па магчымасці адпачыць на прыродзе, хай сабе і ў межах горада.

Культура

Спявак Аляксандр Гелах: Як толькі паступіў, пачаў шукаць работу

Спявак Аляксандр Гелах: Як толькі паступіў, пачаў шукаць работу

Малады тэнар, які прыйшоў у Нацыянальны акадэмічны Вялікі тэатр Беларусі ў 2015-м, звярнуў на сябе ўвагу аматараў оперы адразу.

Калейдаскоп

Вясёлыя гісторыі нашых чытачоў

Вясёлыя гісторыі нашых чытачоў

Танцуй... Пакуль не замужам?