Вы здесь

Софья Гольшанская (1405—1461)


Издавна Беларусь славилась своими красавицами. Взять хотя бы полоцкую княжну Рогнеду, за руку которой боролись киевский князь Ярополк и новгородский князь Владимир. Белорусских княгинь охотно брали за себя византийские императоры, датские короли, русские князья, великие князья литовские. Но, как обычно, их судьба скрылась за венценосными фигурами мужей. Софье Гольшанской в ​​этом смысле повезло больше. Интерес к юной княгине, которая стала польской королевой, родила наследников королевской короны, чем, по сути, спасла королевство от упадка, привлекала хронистов и историков. Недоброжелатели со злобностью очерняли ее образ, а сторонники возвеличивали.


Ян Матейко. «Королева Софья Гольшанская с сыновьями. 1880 год».

Латиноязычный поэт Ян Вислицкий образно описывал, как боги выбирали престарелому королю Ягайло жену. Богиня красоты Венера указала на Софью Гольшанскую: «Есть у меня белорусская нимфа, славная по всем странам, нимфа, прекрасней девушек нет, богинь превосходит. Софьей ее называют в народе и пахари славят. Обаянием облика, как и красотой речи, древних красавиц в тени оставляет... браком почетным связать я решила с престола владыкой эту княжной и потомством достойным украсить невесту». Вот так и рождаются мифы, а из них история.

Конечно, не боги выбирали Ягайло жену, а люди. После трех несчастливых браков Ягайло не имел сыновей. Это обстоятельство не могло не тревожить поляков, так как со смертью Ягайло они лишались своей королевской династии и претензий на земли ВКЛ. Дело женитьбы ветхого короля стала важнейшим государственным делом. Требовалось не только женить короля, но и чтобы молодая королева родила ему сыновей. Различные дворцовые партии и группировки искали выгодную себе кандидатуру королевской жены. Сторонники немецкой люксембургской династии хотели дочь императора Священной Римской империи Сигизмунда I Елизавету, за которую тот давал в приданое Шлёнск. Патриоты понимали, что это сыр в мышеловке, так как после Ягайловой смерти без наследников император предъявил бы права на польский королевский престол. Имел свои планы и великий князь Витовт, который хотел видеть королевской женой сестру своей третьей жены Софью Гольшанскую. Она была дочерью князя Андрея Гольшанского и княгини Александры Друцкой. Осиротев, Софья вместе со старшей сестрой воспитывалась в маминого брата князя Симеона Друцкого (возможно, потомка полоцких князей). Если верить «Хронике Быховца», Витовт привез Ягайло в Друцк, где тот увидел сестер Гольшанских и предпочел красавицу Софью. По просьбе короля Витовт сосватал ему Софью. 7 февраля 1422 г. в Новогрудском фарном костеле Ягайло и Софья обвенчались. Перед венчанием она перешла в католичество. Ягайло поставил свой двор перед свершившимся фактом, хитро вникнув интриг. Пышную свадьбу отпраздновали в Лиде. Женитьба короля произошла не по польскому сценарию, а как определил Витовт.

Молодую литвинку невзлюбили при дворе, считали счастливой выскочкой, не достойной быть польской королевой. Но, несмотря на все интриги, Ягайло добился ее коронации. И теперь Софья чувствовала себя хозяйкой королевского двора. Королеву окружали молодые польские рыцари, влюбленные в свою хозяйку. И здесь мы сталкиваемся с тайной тайн династии Ягеллонов и вообще польской истории.

Многие в Польше сомневались, что три сына, которых родила Софья, были от состарившегося Ягайлы. Слишком была подозрительной такая неожиданная плодовитость бесплодного старого короля. Софью заподозрили в неверности и в связях со шляхтичем Генрихом (Гиньчем) с Рогова. Служанки королевы под пытками назвали имена еще семерых ее любовников. Дело приобретало чуть ли не международный размах. Подозревали, что сплетни родились в Ордене. В Вильнюсе за эти сплетни судили некоего польского шляхтича. Оказались в тюрьме и оговорены служанками шляхтичи, а Гиньча убежал из королевского двора и скрылся. Королева принесла присягу в своей верности, так что и король поверил (или сделал вид) в невиновность жены, и другие притихли. Хотя эхо этого скандала доносилось вплоть до XVI в., Когда антиягеллонские силы отказывали потомкам Ягайло в праве быть королями, как незаконнорожденным.

Как бы там ни было, но Софья добилась своего — она ​​стала матерью королевичей, которых поляки признали за наследников польской короны. Как мать она могла быть счастлива. Но королевское происхождение еще не означает расположенности судьбы, иногда, наоборот, судьба немилостива к королевской крови. Умер младенцем второй сын Казимир, погиб в 20-летнем возрасте в 1444 г. в битве с турками под Варной первенец Владислав, которого выбрали польским и венгерским королем. (В последнее время появилась невероятная версия, что Владислав бежал из битвы и стал мореходом под именем Христофор Колумб.) Софья долго не верила в смерть сына, с надеждой ждала его возвращения и не дождалась.  

Вот так вместо семейного счастья — жизнь с нелюбимым стариком, печальное вдовство, потеря сыновей, вместо радости боль в сердце. Теперь она посвятила себя обустройству судьбы младшего сына Андрея Казимира, которого в 1434 г. литвины и русины избрали своим хозяином. Он упорно отказывался быть польским королем. Софья уговаривала сына, чтобы «здоровому следовал совету» и не слушался литвинов. Впрочем, ездила сама в Литву, где в Гродно настояла на согласии Андрея Казимира стать польским королем, так как поляки могли выбрать вражеского Литве князя Болеслава Мазовецкого. Это один из эпизодов политической деятельности Софьи Гольшанской. Ее влияние на многие события и дела было очевидно. Как видим, не без ее участия Андрея Казимира выбрали польским королем, как раньше великим князем литовским и русским, кому опекунствовали князья Гольшанские. Влияние Софьи ощущается в решениях Казимира в пользу Литвы. Например, вопреки требованиям поляков он не присоединил к Польше Восточную Волынь. Королева не забывала родину и как могла содействовала ней. Она в 1428 г. будучи в Вильнюсе, уговорила Витовта принять корону и порвать унию с Польшей. Поддерживала и Свидригайло в его стремлении сохранить суверенитет Великого княжества.

Может быть, ее старость (а по нашим меркам зрелость) была счастливой. Софья дождалась внуков от брака Андрея Казимира и Елизаветы Габсбург, четвертого внука она назвала Александром, крестным именем своего благодетеля Витовта. Умерла в 56-летнем возрасте 21 сентября 1461 года. По Яну Длугошу, была она «женщина очень добродетельная, щедрая к костелу и ласковая к бедным. Сердце имела великодушное и возвышенное».

Витовт ЧАРОПКО

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Что происходит в Юровичах?

Что происходит в Юровичах?

После трагедии люди общаются с журналистами на условиях анонимности  

Общество

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Он был автором Манифеста о провозглашении Советской Беларуси, первым премьер-министром республики, его дважды исключали из партии, он мог стать первым народным поэтом...

Общество

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

И как это отразится на качестве знаний?