22 сентября, суббота

Вы здесь

Чем активизация отношений Беларуси и Китая полезна для обеих сторон?


В скором времени начнется официальный визит главы нашего государства в китайский Циндао, где состоится саммит Шанхайской организации сотрудничества. На его полях планируется встреча Александра Лукашенко с председателем КНР Си Цзиньпином. До этого белорусскую столицу посетил заместитель председателя Китайской Народной Республики Ван Цишань. Почему сейчас наблюдается такая активизация контактов и чем это полезно для обеих сторон? Об этом «Звязде» рассказала Ольга Кулай, аналитик Центра стратегических и внешнеполитических исследований, автор-участник «Минского барометра».


— Как статус наблюдателя Беларуси в ШОС влияет на белорусско-китайские отношения?

— Он позволяет участвовать во встречах высшего и высокого уровня организации. Для Беларуси ШОС — это многосторонняя площадка, позволяющая помимо участия в мероприятиях повестки дня организации также продолжить диалог с нашими партнерами — Россией, Китаем и другими.

Сейчас КНР активно продвигает инициативу «Один пояс и один путь» и задействует для этого в том числе и ШОС. А для нас это возможность предложить свои варианты участия в инициативе.

Очередная встреча руководителей Китая и Беларуси на полях ШОС — хорошая площадка для того, чтобы в очередной раз, уже после визита Ван Цишаня в нашу страну, который состоялся на прошлой неделе, обсудить планы белорусско-китайского сотрудничества на ближайшее время.

— На данном этапе заключены контракты с китайской стороной на поставку белорусской мясо-молочной продукции, ожидается их реализация. Но объемы пока не впечатляют...

— Ведь мы только нащупываем возможные варианты расширения экспорта. Здесь важно понимать, что традиционным нашим партнером является Россия, а не Китай. Идея экспорта сельхозпродукции в КНР разрабатывалась давно, и задержку в появлении контрактов можно объяснить тем, что много времени ушло на то, чтобы понять, как этот рынок работает. Да и вход на него вызвал сложности, так как на нем специфика отличается от нашей. Время ушло и на поиск партнеров.

Далее более эффективным шагом может стать создание совместных компаний с китайскими партнерами по экспорту нашей продукции на рынок КНР. Это основная модель, по которой действуют и западные страны для вхождения на китайский рынок. Китай тоже много чего закупает, и почему бы Беларуси не стать одной из стран-импортеров, раз наша продукция соответствует требованиям качества и вообще имеет положительный имидж за рубежом?

Как раз в апреле в Шанхае создано совместное предприятие, которое станет оператором поставок белорусской продукции в Китай. Надо отметить, что и другие китайские компании также выразили заинтересованность в таком сотрудничестве, сейчас идут переговоры.

— Раз у нас так активизировались белорусские поставки, ожидать ли наплыва китайских товаров в Беларусь?

— Выход на рынок Китая белорусской продукции не указывает на то, что в ответ от КНР будут такие же действия. У Китая и Беларуси за последние десятилетия уже сформировались традиционные экспортные рынки. Если для нас это Россия, то для Китая крупнейшим торговым партнером сейчас являются США. И вряд ли эти позиции значительно изменятся.

Китайские поставки смогут увеличиться в том случае, если будет расти спрос среди белорусов, которые решат проголосовать рублем за китайские товары. Но пока мы не создаем ничего похожего, например, на продукцию компании Xiaomi такого же качества и стоимости. Возможно, в контексте мирового распределения производства Беларуси это и не нужно.

— Не думаю, что в поставках мы ограничимся одними продуктами питания. А как же товары с высокой добавленной стоимостью, высокотехнологичная продукция? Время от времени идут разговоры о создании соответствующих производств, но пока конкретных результатов не видно.

— Действительно, здесь есть сложности. Для создания соответствующих предприятий, в том числе высокотехнологичных, основной двусторонней площадкой сегодня является Китайско-белорусский индустриальный парк «Великий камень». В отношении него один из главных вопросов — финансирование. Белорусская сторона не имеет возможности вложить значительную сумму в строительство инфраструктуры. Теперь, чтобы отыскать финансирование, был создан, например, совместный инвестиционный фонд. Идут переговоры с международными финансовыми организациями, чтобы снять недостаток в финансировании.

Надо понимать, что Китай — это очень практичный инвестор. Он ведет себя часто как западный. Чтобы инвестор из КНР пришел в Беларусь, нужна более глубокая проработка проектов с нашей стороны. Проекты, которые предлагает белорусская сторона, естественно, создаются в интересах нашей страны. Но китайские инвесторы иногда считают проработку идей недостаточной, что не позволяет в определенной степени осмысленно принять решение о дальнейшем участии. Поэтому и некоторые предложения белорусской стороны остаются без отклика.

— Оживление контактов, осуществление поставок, встречи на высоком уровне... Теперь белорусско-китайские отношения значительно активизировались. Но зачем такие налаженные контакты обеим сторонам?

— Во-первых, это закономерный результат двусторонней работы наших ведомств, в том числе посольств. Во-вторых, в моделях наших внешних политик и экономик можно увидеть схожие черты. И Китай, и мы стремимся к диверсификации. Беларусь — страна небольшая по размеру с ограниченными ресурсами, на которые мы можем опираться хотя бы с точки зрения финансирования. Зато можем эффективно управлять теми ресурсами, которые у нас есть, для того, чтобы прилично функционировать на государственном уровне. Для этого нам нужна интеграция с максимальным количеством структур и стран — Россией, Европейским союзом, Евразийским экономическим союзом, Азией, Ближним Востоком и другими партнерами.

Китай делает почти то же самое. Он участвует в международных организациях, когда-то созданных Западом, и одновременно создает свои институты, например, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. В КНР сейчас на это есть ресурсы, потому что она уже вышла из стадии накопления капитала, начатой ​​в 1978 году, когда была провозглашена Политика реформ и открытости. Через налаживание связей с другими странами Китай, как и Беларусь, пытается диверсифицировать свои риски.

Политика не может существовать без экономики. У любого политического сотрудничества должен быть экономический фундамент, который мы постепенно создаем. Но важно помнить, что хорошими политическими отношениями китайского инвестора вкладываться не убедишь. Тем не менее инвесторы на наш рынок приходят и предложения появляются. Все-таки мы им интересны. Насколько — надо рассматривать в контексте интеграции Беларуси в экономические объединения и организации (ЕАЭС, ЕС, Всемирная торговая организация), а также белорусского влияния в них.

На данном этапе МИД Беларуси проводит работу по нормализации отношений с ЕС и возможному подписанию базового соглашения Беларуси с ЕС. Несмотря на санкции, такое соглашение, например, существует между ЕС и Россией. Для Китая его подписание будет очень важным, так как таким образом открываются новые рынки сбыта. А это второй после инфраструктуры вопрос в развитии «Великого камня». И для этого не нужно уделять меньше внимания нашим отношениям с традиционными партнерами — и с Россией, и в рамках ЕАЭС.

Вероника ПУСТОВИТ

Оставить комментарий

Выбор редакции

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.

Общество

Кому и чем поможет ТЦСОН

Кому и чем поможет ТЦСОН

От помощи на дому пожилым и до создания кризисных комнат для жертв домашнего насилия.

Общество

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

И повышать эффективность работы местных органов власти.