21 сентября, пятница

Вы здесь

В Минске оплаченное имущество продают с аукциона


Юлия мечтала о магазине цветов, Игорь хотел открыть пиццерию, Ольга — наладить торговлю оптикой. Свое дело они, как и еще несколько бизнесменов, собирались вести в собственных павильонах. Для этого и вложили средства (от 80 до 300 тысяч долларов) в строительство многоэтажного жилого дома со встроенными в него административными помещениями, где должны были разместиться их офисы. Полностью рассчитались бизнесмены за будущую собственность еще в 2012-м. Однако получить ее не могут до сих пор. Помещения не сданы в эксплуатацию, застройщик объявил о банкротстве, а антикризисный управляющий предлагает дольщикам приобрести уже оплаченное ими имущество через аукцион или заключить мировое соглашение и вложить еще два миллиона долларов, чтобы довести помещения и территорию вокруг дома до надлежащего состояния. Могут ли бизнесмены надеяться на возврат денег или собственности, выясняла корреспондент «Звязды».


Было — ваше, стало — застройщика-банкрота

Футбольный клуб «Сквич» в 2012 году надумал стать застройщиком и возвести дом. Дольщики административной части здания заключили договоры с клубом и в тот же год полностью внесли деньги на строительство. Дом возводился, менялись генеральные подрядчики. Жилую часть сдали 31 декабря 2014 года, хотя планировалось закончить весь объект в 2013-м. Второй пусковой комплекс — часть под административную недвижимость — не доделали и поныне.

Когда и в 2015-м дело не сдвинулось, дольщики начали писать письма в Мингорисполком, чтобы им заменили застройщика, опираясь на Положение о порядке замены застройщика, разработанное Советом Министров. Получили ответ: мол, это нецелесообразно, Не переживайте, все достроится.

В 2016 году главу клуба «Сквич» арестовали, и дольщики обратились в суд Фрунзенского района столицы, чтобы заявить свои права. К тому же бизнесменам приходится отстаивать право собственности именно на материалы, а не на само помещение, поскольку объект недвижимости зарегистрирован.

Бизнесмены получили девять заочных (без присутствия второй стороны — главы «Сквича») решений суда. В документах признавалось право собственности дольщиков на строительные материалы, а также факт готовности помещений к эксплуатации. Суд признал за бизнесменами и право на введение объектов в эксплуатацию и обязал Минское городское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру зарегистрировать помещения с указанием владельцев.

В это время генподрядчик, строительный трест № 7, объявил о банкротстве застройщика. И антикризисный управляющий Павел Бухвалов подал требование об отмене решений суда, мотивируя это тем, что суд проходил без присутствия ответчика, требования на право собственности дольщиками необоснованны, а имущество — неидентифицирована. Он письменно предупредил дольщиков, что отказывается от выполнения обязательств перед бизнесменами, которые взял на себя «Сквич».

— Расторгнуть договор в одностороннем порядке нельзя, а нашего согласия на это не было, — уверяют дольщики.  

— Решение принималось заочно, без ответчика. Как ответчик появился (в лице антикризисного управляющего. — Авт.), постановление и отменили. Тем более что нельзя зарегистрировать постройку без ее окончательной реализации. Ведь заявление на регистрацию должен подавать застройщик, — отвечает антикризисный управляющий.

— Согласно пункту 1 статьи 130 Гражданского кодекса, к недвижимому имуществу относятся среди прочих и незавершенные строительства, законсервированные капитальные строения. А Положение о долевом строительстве и законодательство не содержат запрета на признание прав собственности на незавершенный строительством объект, — не соглашаются с таким мнением в адвокатском бюро «ПРИНЦЕПСКОНСАЛТ», которое ведет дела дольщиков.  

Тем не менее, все решения, которые признавали право дольщиков на стройматериалы, из которых составлена ​​недвижимость, тот же суд Фрунзенского района отменил.

Продать нельзя отдать

Сейчас бизнесмены пытаются исключить свою недвижимость из состава имущества должника и доказать, что она вообще им принадлежит, однако сделать это никак не получается. Дольщиков вынуждают признать себя не собственниками помещений, а кредиторами (что автоматически лишит их права претендовать на имущество, которое они оплатили). Людям предлагают подождать, пока имущество продадут и им вернут деньги. Однако это будут совсем не те суммы, которые они внесли, так как кредиторов у «Сквич» хватает и без обманутых бизнесменов.

— Кредиторов накопилось на 16 миллионов рублей, а на аукционе за имущество просят 12, — говорит Игорь Станкевич, один из дольщиков. — На все долги денег уже не хватит.

Чтобы отстоять свои права, дольщики начали писать в разные инстанции.  

— В управлении по санации и банкротству Министерства экономики нам посоветовали стать кредиторами и написали, что антикризисный управляющий все делает правильно, согласно закону о банкротстве. А про Указ Президента № 263 «О долевом строительстве объектов в Республике Беларусь», который фактически выше, чем закон, и который фактически защищает наши права, не было ни слова, — говорит Юлия Фролкина, одна из дольщиков.

— Нас подводят под закон о банкротстве, согласно которому наше имущество будет пущено с аукциона, хотя мы защищены указом Президента. Почему этот указ выполняют только простые люди, а государственные инстанции игнорируют? — задается вопросом Игорь Станкевич. — Мы ничего не просим у государства, готовы за свои средства доделать внутреннюю часть помещений, строительство которых мы уже оплатили. Наши офисы готовы более чем на 80%, просто отдайте их нам в собственность.

Заплатить — не значит получить в собственность?

Фото носит иллюстративный характер

Суд Фрунзенского района оставил часть требований дольщиков без рассмотрения, по некоторым — остановил выполнение, мотивируя это тем, что они ему не подведомственные, замечают адвокаты. Экономический суд рассмотрел требования дольщиков по сути, однако не удовлетворил иск, несмотря на представленные ими заключении компании «Судебно-экспертное коллегия». Делались экспертизы, каждая из которых обошлась истцам в более 2000 рублей, чтобы подтвердить, что им принадлежат стройматериалы.

Но суд вынес решение: «Количественный состав, точное наименование, другие характеристики имущества, подлежащего исключению, истец не указал, поскольку перечень имущества, подлежащего исключению, указан исходя из полученного истцом заключения экспертизы...»

Получается, перечень материалов, представленный экспертизой, неточный, так как в нем не подсчитано точное количество кирпичиков и кубометров бетона, что пошли на стройку стен, которые оплатили дольщики. Более того, им сообщили, что довод истца о наличии заключения комиссии вообще «не принимается судом во внимание», поскольку «не повлияет на принятое судом решение».

Дальше — больше. Суд пишет, что «представленные истцом договор создания объекта долевого строительства, платежные документы о перечислении дольщикам денежных средств по договору, справка, по мнению представителя ответчика, не свидетельствуют о возникновении права собственности на указанные строительные материалы». Получается юридический казус: те, кто заплатил деньги за стройматериалы, не являются собственниками этих самых материалов.

— Материалы, на которые претендуют дольщики, составляют первый этаж высотного здания. Как определить в несущей стене, какие кирпичи в ней принадлежат дольщикам, а какие — зданию? Коммуникации также общие в доме. Какая часть из них принадлежит бизнесменам? — отстаивает свою позицию Павел Бухвалов.

Мировое соглашение двух миллионов долларов

Антикризисный управляющий предлагает дольщикам разрешить конфликт миром.

— Я отдаю им весь административный комплекс здания, они снимают требования к «Сквичу» и за свои средства достраивают помещения, — говорит он. — Для полного завершения объекта требуется около двух миллионов долларов. Пусть дольщики докладывают свои средства, достраивают и забирают все себе. Город не решит их проблемы. И я не имею права отдавать предпочтение этим бизнесменам с ущербом для других кредиторов.  

Почему-то у нас считается, что у бизнесменов деньги всегда есть и если они построили один раз — сделают это еще...

— Я продала квартиру в России и с семьей переехала сюда. Все деньги вложила в это помещение. Я даже представить не могла, что можно сдать дом в эксплуатацию, не доделав первый этаж, — говорит Юлия Фролкина.

— Я хотела соорудить именно свое маленькое помещение для торговли оптикой, чтобы не арендовать его, потому что это тоже большие деньги, — рассказывает Ольга Голуб, еще одна дольщица. — Я много лет не ездила в отпуск, все деньги сюда отдала. Лучше бы уж квартиру приобрела в этом же доме. А то мне говорят, что я мне не принадлежит здесь ни одного кирпичика.

А теперь этим людям предлагают искать в общей сложности еще два миллиона долларов и достраивать до конца весь дом, а не только свои помещения...

— Возможно, в мировом соглашении кто-то согласится снизить свои требования. И такие люди, которые уже видят, что не вернут всю вложенную сумму, есть. Они согласны получить вполовину меньше и продать свою долю остальным кредиторам, — добавляет Павел Бухвалов. — Я вижу только такой выход.

Первые торги, кстати, прошли 9 июля, и, как и предполагалось, желающих выложить такую ​​сумму не нашлось. Дольщиков ждут очередные встречи с должником и предложения возможностей договориться.

«Звязда» продолжит следить за развитием событий.

Ирина СИДОРОК

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Почему в Беларуси следует оптимизировать количество сельсоветов

Почему в Беларуси следует оптимизировать количество сельсоветов

И повышать эффективность работы местных органов власти.  

Общество

Каких педагогов хотят видеть дети в объединениях по интересам?

Каких педагогов хотят видеть дети в объединениях по интересам?

Для системы дополнительного образования присущ отложенный во времени эффект.  

Культура

Новый музей и уличные часы теперь есть в Дубровно

Новый музей и уличные часы теперь есть в Дубровно

Их создали в честь предприятий, которые успешно функционировали в дореволюционное время.