Вы здесь

МираЖИ нашего времени


«Иветта, Лизетта, Мюзетта, Жанетта, Жоржетта... Пока вы со мной, клянусь, моя песня, не спета...» Может, помните эти слова в исполнении Андрея Миронова? Так вот, что касается «спетой песни» в аллегорическом смысле... Исполнитель как в воду смотрел много лет назад: «Но вы, мои вчерашние подружки, со мной останетесь всегда...» Думаю, вскоре «вчерашние подружки» действительно останутся только в памяти. («— Алло, кто это? — Наташа. — Какая Наташа? Я штук семь знаю... — Как это какая? Мы же переспали, у нас вроде отношения даже... — Знаешь, ты вот сейчас вообще ничего не уточнила».) и многие будут петь ту же песню на совершенно иной лад и с другими именами. Как вам, например, Марго, Жи, Шуду? У первой — европейские черты лица, у другой — азиатские, третья — темнокожая... Но дело не в этом, как и не в возможном неблагозвучии имен. Все они не реальные девушки, а... виртуальные модели. И что, спросите вы? А то, что в модельном бизнесе больше не нужны живые люди, их заменяют нарисованные, сделанные по технологии дополненной реальности...


Помните фильмы эпохи немого кино? Лично мне они из-за отсутствия звука и специфики съемок напоминают марионеточный театр. Будто не люди в кадре, а какие-то куклы. («Так и не смогли с женой придумать повод для скандала, поэтому просто начали драться молча».) Говорят, история повторяется по спирали. Виртуальные модели — чем не ее очередной виток? ( «Всегда есть немного правды за каждым «я шучу», немного знаний за каждым «я не знаю», немного эмоций за каждым «мне без разницы» и немного боли за каждым «все хорошо».) Не то, чтобы я был фанатом моделей, но, как и любой другой мужчина, смогу назвать сколько имен из этой сферы: Синди Кроуфорд, Клаудия Шиффер, Наоми Кэмпбелл... («На секс-бомбах не один брак взорвался».) Это «звезды» первой величины, а сколько там еще других волшебных созданий? («— Девушка, можно вас проводить? — Взглядом, молодой человек, только взглядом».) И тут я прежде всего согласен с теми, кто говорит, что те самые нарисованные модели могут отобрать работу, рабочие места у живых людей. ( «Тебе грустно, одиноко и нечем заняться? Приходи ко мне, помой, приготовь, убери посуду!»)

Наивным было бы думать, что технологии не проникнут в модельный бизнес. Это же все деньги. Например, никого же уже не удивляют реалистичные куклы в секс-индустрии. Все эти Фанни, Габриэллы... Да что там! Уже создали секс-робота и для женщин. «Знакомьтесь», его зовут Генри, и он выполняет не только сексуальные функции, но и может пошутить, вести беседу и говорить комплименты. ( «Каждая девушка хочет себе такого мужика, которому она может в два часа ночи сказать «хочу чего-нибудь вкусненького», а мужик, несмотря на то, что он очень сильно хочет спать, мог ответить: «Ну хоти».) Робот имеет шесть кубиков пресса, по заказу клиентки можно изменить его рост, цвет глаз и другие параметры. Мечта одинокой женщины, как утверждают разработчики Генри. ( «— Давид Семенович, откуда у вас этот шарм? — ??? — Вы еще ничего не спросили, а я уже согласна».) Стоимость нового робота составляет от 11 до 15 тысяч долларов в зависимости от комплектации. Так и хочется воскликнуть: «О, Генри?!» Модельным домам сейчас, наоборот, не нужно платить огромные суммы супермоделям, чтобы те рекламировали их продукцию. Нужную девушку нарисует художник и оденет ее в то, что нужно. ( «Хорошо быть женщиной: знаешь, что твое место на кухне. А как вам, мужикам? Ищи себя в этом большом и жестоком мире...») Для виртуальной модели здесь единственный точный плюс: ее никак не напугаешь призраком продюсера Харви Вайнштейна. ( «— Ты как с твоими данными попал в профессию? Блат? — Какой БЛат?! СестЛа!»)

И вот тут многие говорят уже о более глобальной проблеме, чем возможная потеря рабочих мест живыми моделями после появления цифровых. ( «Я вас умоляю, 95 процентов вашей «красоты» я могу убрать влажными салфетками».) Возникает вопрос о том, чего же на самом деле хотят от человека? Ведь очевидна, скажем так, политика двойных стандартов. ( «Самые красивые глазки сейчас читают эти строки... Да шучу... Листай дальше».) Пока целая индустрия борется за позитивное отношение к полноте на подиуме, модельный дом навязывает другой тренд — стройных цифровых моделей. ( «Принц на белом коне! Где ты, животное? Маруся, 85 лет».)

Пользователей социальных сетей удивило, насколько доброжелательно многие приняли появление нарисованных моделей. Конечно, ведь их внешность несет черты Майкла Джексона, Дэвида Боуи, Тины Тернер и Принца. ( «— Я теперь феминистка! — Света, с твоим размером груди нельзя быть феминисткой!») Стали говорить, что индустрии моды трудно принять тот факт, что все люди — разные, что проще нарисовать, чем одеть живого человека. ( «— Софочка, что тебе подарить — смартфон или серьги? — Фима, такую шубу, и чтобы в одном кармане был смартфон, а в другом — серьги».)

Как бы там ни было, не надо забывать, что на самом деле Марго, Жи, Шуду и их «подруг» не существует, это миражи. А потому... Как там дальше? «Иветта, Лизетта, Мюзетта, Жанетта, Жоржетта, Колетта, Полетта, Кларетта, Флоретта, о Мариетта...» За тех, кто рядом с нами — Инес, Лиз, Муз, Жанн, Полин, Клар, Марин. За исправных и настоящих!

Константин ХОТЕЛОВ-ЗМОГЕЛОВ

Выбор редакции

Калейдоскоп

На «Песне года Беларуси» артисты признавались в любви к родным местам

На «Песне года Беларуси» артисты признавались в любви к родным местам

В прошлую пятницу в Минске прошел заключительный концерт «Песни года Беларуси».  

Спорт

Фигурист Юрий Гулицкий: Думаю, турнир в Минске будет классный

Фигурист Юрий Гулицкий: Думаю, турнир в Минске будет классный

В двадцатых числах января в Минске впервые пройдет масштабный турнир по фигурному катанию

Общество

Где искать вещи, забытые в общественном транспорте

Где искать вещи, забытые в общественном транспорте

Каждый из нас хоть раз в жизни чувствовал себя «машей-растеряшей».  

Общество

Как партизанская и подпольная печать попадала к читателям

Как партизанская и подпольная печать попадала к читателям

Необходимо было дать отпор врагу на идеологической ниве.