Вы здесь

Как в Чаусском районе проводились святые вечера


Корреспондент «Звязды» узнала, как на родине предков Ариэля Шарона в Чаусском районе проводились святые вечера.


К сожалению, бывший премьер-министр Израиля так и не доехал до своих Головенчиц: помешала болезнь. Но, если бы эта поездка состоялась, он бы обязательно встретился с местными хранительницами народных традиций — солистками уникального аутентичного ансамбля с красноречивым названием «Незабудки». Группа с успехом рекламировала головенчицкий фольклор в Беларуси и России, побывала даже в Литве и Польше. Мои собеседницы — Надежда Даниловна Козлова и Людмила Степановна Кохановская — участницы коллектива со дня его основания в 1957 году. Они и сейчас женщины заводные. И споют, и станцуют, несмотря на свои 80 с хвостиком. Это сегодня на улицах Головенчиц тихо, а раньше, вспоминают подруги, жизнь кипела. Особенно весело было на Рождество. Очень любили головенчицкие девушки погадать в это время на суженного. Ну кому не хочется, особенно в молодости, заглянуть в будущее?

Развлечения на «хейдаре»

Слышала, что традиция гадать на суженого пришла с языческих времен. Мол, в разгар зимнего сезона, как раз на рождественские праздники, души умерших приходили к живым и помогали им узнать сокровенное. Бр-р, от одних мыслей о мертвецах мороз по коже. Считай, под иконами сидим, в углу, а в голову чепуха лезет.

— Это же игра скорее, а не гадание, — успокаивает Надежда Даниловна. — Мы же не к цыганке ходили или гадалке, которая что-то там подрабатывает. Для нас это были обычные сельские развлечения. Мы и пели, и танцевали, и загадки загадывали, и страшилками друг друга пугали. Я их знаю — ой сколько. И про змею, которая людей ела, и про свинку — золотую шерстинку, и про нечистей. До войны в нашей местности даже гадатель жил — в Новоселках. Если что-то со двора исчезало, люди шли к нему, и он называл вора. Видел насквозь, как Мессинг. Однажды его даже убить хотели, а он внезапно стал невидим. Одним словом, колдун. Вот с кем лучше не связываться. А мы все божественное делали — хороводы водили, песни пели. От Рождества до Крещения нельзя было ни мыть, ни прясть — вот мы и веселились. Собирались у кого-нибудь на хейдаре, как мы между собой называли подходящий для игр дом. Клуба тогда не было.

— А сколько игр придумывали, не перечесть, — добавляет Людмила Степановна. — Ступу переворачиваем, парень с девкой садятся спина к спине. На раз-два-три поворачиваются друг к другу, когда в одну сторону, то надо целоваться. Девушки пищат, бегут, ребята их догоняют, целуют. Насмеемся, аж в боку заколет.

99 девушек

Про Головенчицы когда-то говорили, что здесь живет 99 девушек. Никто их, если честно, не считал, но цифра впечатляла. И кавалеров сюда тянуло как магнитом со всех окрестных деревень. Хоменки, Буда, Антоновка, Залесье, Астрени — только успевай выбирать жениха.

— Ух, как мы гадали на парней, я своего тоже «нагадала», — игриво говорит Даниловна. — В 11 часов вечера бежим с подругами на источник воды набрать, назад идем тихо, не разговариваем и не оглядываемся. А в доме уже для дела все готово. За занавеской стол, посреди зеркало, перед ним и за ним свечи. Льешь воду в стакан и туда же венчальное кольцо бросаешь вдовино. Свечи зажигали и садились. В двенадцатом часу начинали гадать. Я минут пять сидела и увидела парня в светлом костюме и плаще. Быстренько зеркало опрокинула, а сердце чуть из груди не выскочило. Люди рассказывали, что одна девушка гадала с зеркалом, и ей гроб показался. Она и умерла в скором времени. Наверное, такая судьба была. Мне же было суждено за односельчанина выйти. Потом выяснилось, что он тоже видел меня во сне. Рассказывал, что я подошла к нему с полотенцем и обтирала. Когда мы познакомились, сразу же узнали друг друга.

У Степановны своя история:

— Я знала много способов гадания. Можно было, например, гребень под подушку положить и позвать: суженый-ряженый, приди меня расчесать, и ложиться спать. А я копейки насыпала и пригласила суженного помочь подсчитать. У меня был кавалер из Залесья, который очень мне нравился и хотела за него замуж. И он ко мне симпатию проявлял — на танцы приглашал и до дома провожал. Но приснился совершенно другой парень, из нашей деревни. У нас его хурманенком дразнили. Он тогда вообще уехал из нашей деревни и неизвестно было, вернется ли. Поэтому очень удивилась, когда во сне увидела его. Приснилось, что он пришел ко мне и целую горсть конфет насыпал. Наверное, купил за мои деньги (улыбается).

Вариантов узнать о муже у головенчицких красавиц всегда было много. Меня наперебой инструктировали, как надо бросать валенок, куда класть калоши, как по дровам узнать, быть тебе в паре или нет. Или можно с подругами бросить по лепешке собаку, чью он первую схватит, та первая и замуж пойдет. В Головенчицах еще развлекались тем, что ночью стучались к потенциальным невестам в окна. Если ответит "кто там?", останется сидеть в девках. А если позволит — «иди», значит, скоро сваты придут.

Вспомнили подруги и курьезный случай, когда их снимало телевидение и они на заказ гадали. Насыпали несколько кучек зерна в доме и принесли петуха — чье зерно первое клюнет, та, мол, первая и замуж пойдет. Откуда ему знать, что у «невест» уже внуки подросли.

— А петух постоял и ни разу не клюнул. Подумал, наверное, вот старые совсем с ума сошли, — смеются женщины.

На селе не скучно

По поводу встречи с корреспондентом «Звязды» Даниловна надела материнскую юбку в клеточку и подвязалась фартуком с вышивкой. А Степановна надела расшитую рубашку с символическими цветочками. Женщины хранят не только народное творчество, но и одеваются по «моде» тех времен.

— Рождественские песни о посиделках мы также пели, — говорит Даниловна. — А когда объединились в коллектив, они стали частью нашего репертуара. У меня целая тетрадь была песен, возможно 500, а то и больше. Вместе с текстами записывала и имена тех, кто нам их давал. Большую часть надиктовала жительница нашей деревни Мария Петроченко. Мы не переставали удивляться, как много она их знает.

— Мы уже в 1959 году стали лауреатами областного конкурса, 100 рублей премии получили, — улыбается Даниловна, которая с 1972 года было бессменным руководителем коллектива. — Нас дважды снимало телевидение. Первая кинолента называлась в духе нашей беседы «В рождественские вечера», вторая — «Жестокий романс». Я этот романс услышала в 1958 году, когда гостила у брата под Ленинградом. Он мне запомнился.

Она начинает петь, и получается это у нее так душевно и трогательно, будто она о своей судьбе рассказывает. И голос такой бархатный, тягучий — почти как у Руслановой. Он, кстати, достался ей в наследство от матери, которая пела в местной церкви на клиросе.

— На Крещение мы всегда туда ходили. Старые люди говорили, что у нас сначала была деревянная церковь, но Петр Первый забрал ее в Лесную, и нам кирпичную построили. Красивая была, словами не передать. Но во время Великой Отечественной в нее снаряд попал, остались одни подвалы. Сейчас на этом месте крест.

Разговор плавно переходит на другие темы, про последних жителей деревни, про равнодушие молодых к родным корням. Наверное, если бы не необходимость успеть на рейсовый автобус, мы бы еще долго так разговаривали. Тем более что отпускать меня не хотели категорически. Приглашали отведать специально приготовленные блюда для рождественского стола. И хотя так вкусно выглядели тот студень и котлеты из толченой картошкой, пришлось отказаться. И пока ехала до Могилева, не переставала удивляться, какая же насыщенная у этих женщин жизнь. Говорят, что на селе скучно. Но теперь я точно знаю, что тут все зависит исключительно от самого человека.

Нелли ЗИГУЛЯ

Выбор редакции

Экономика

Беспилотный карьерный самосвал БелАЗ — это не будущее, а настоящее

Беспилотный карьерный самосвал БелАЗ — это не будущее, а настоящее

Цифровизация экономики касается всех сфер — от медицины и аграрной отрасли до промышленности.

Общество

Как в ЕАЭС пытаются решить проблему с мусором

Как в ЕАЭС пытаются решить проблему с мусором

С каждым годом объемы потребления товаров растут. А значит, и мусора становится все больше.

Спорт

Александр Гришин: Не хочу представлять Олимпийские игры без себя

Александр Гришин: Не хочу представлять Олимпийские игры без себя

Комментатор «Первого канала» Александр Гришин делится впечатлениями от Беларуси и приоткрывает секреты своей работы.