Вы здесь

Антарктида ждет белорусок. Но они пока туда не стремятся


Двенадцатая белорусская антарктическая экспедиция отправилась на ледяной континент самолетом из Минска в Кейптаун и дальше местными антарктическими рейсами к белорусской базе, расположенной у горы Вечерней. А накануне состоялись торжественные проводы белорусских полярников в Национальной академии наук.

Впервые на Южный полюс Земли отправятся сразу десять белорусов. Среди них есть как бывалые полярники (их ровно половина), так и новички. Например, Алексей ЗАХВАТОВ (инженер-механик по эксплуатации транспортных средств и средств механизации) является участником трех белорусских экспедиций. Алексей ХАТКЕВИЧ (инженер-строитель, механик дизель-электростанций, координирует все технические службы антарктической станции) участвовал уже в двух экспедициях, как, кстати, и Павел ШАБЛЫКО — инженер-геофизик (сейчас ему 29 лет, а во время первой было всего 24).


Дать фору молодым

Но самые опытные полярники — это бессменный руководитель всех белорусских антарктических экспедиций, начиная с 2007 года, Алексей ГАЙДАШОВ и инженер-эколог, кандидат биологических наук Юрий ГИГИНЯК. Общий стаж работы Алексея Гайдашова за пятидесятым градусом южной широты составляет уже около 11 лет. Первая его экспедиция в 1988 году длилась более года. А Юрий Гигиняк впервые попал в круглогодичную экспедицию в Антарктику в далеком 1970 году. Затем он трижды участвовал уже в белорусских сезонных экспедициях, где представлял биологическую науку Национальной академии наук. Он первый и единственный белорусский ученый, защитивший диссертацию по антарктической теме. И это будет уже его четвертая экспедиция на Южный полюс. Его не случайно считают легендарной личностью — Юрию Григорьевичу пошел 74-й (!) год.  

Фото Евгения Песецкого.

— Мы каждый год «закручиваем гаечки» при прохождении различных фильтров для будущих полярников — физических и психологических. И этот год показал, что есть проблемы. В частности, трое из четырех забракованных претендентов — молодые научные сотрудники. И еще одного кандидата мы надеялись взять с собой в качестве повара, — пояснил Алексей Гайдашов. — Его присутствие освободило бы время у специалистов, занимающихся реализацией научных программ и техническим обеспечением жизнедеятельности станции. Юрий Гигиняк был включен в экспедицию вместо своего молодого коллеги, который не прошел медицинский отбор, но с определенными ограничениями и под мою личную ответственность. Мы его направим на круглогодичную российскую станцию, где есть стационарный медицинский блок. К тому же он везет оборудование для научных исследований, которое много весит, а у нас в этом году изменилась логистика.  

В спартанских условиях

Впервые в начале сезона в район базирования белорусской антарктической станции суда заходить не будут. Это налагает определенный отпечаток на подготовку и проведение сезонных работ, которые будут продолжаться около пяти месяцев. «Мы можем доставить туда малой авиацией на расстояние 1400 километров груз очень ограниченного веса. А генеральный груз придет в конце марта, в том числе очередные конструкции Белорусской антарктической станции. И у нас будут считанные дни, чтобы все смонтировать, до того как мы оставим нашу базу. Поэтому придется работать в еще более спартанских условиях».

Тем не менее, задачи поставлены большие (как научные, так и инженерно-технические), и все их нужно выполнить.

«На нашей станции всегда остается определенный запас продуктов, не волнуйтесь за нас, — успокаивает Алексей Гайдашов. — Скажу вам по секрету, что крупы, сгущенка и тушенка не портятся. А с Большой земли мы планируем взять с собой только продукты глубокой заморозки. Запасы топлива и запчасти там тоже есть». 

«А вы, когда оставляете станцию, замок вешаете?» — поинтересовался в шутку первый заместитель председателя Президиума НАН Беларуси Сергей Чижик. «Замки в Антарктиде не нужны, там никто не возьмет чужое — это святое, но по нашей ментальности мы все равно это делаем», — признался председатель экспедиции. «А жены всех отпустили в Антарктиду?» — задал очередной вопрос один из руководителей академии. И услышал ответ, который все встретили смехом: «А они еще не все знают...»

Любопытно, что дорога в Антарктиду не закрыта и для женщин. Во всяком случае, так утверждает начальник экспедиции. И добавляет, что очереди из представительниц прекрасного пола на конкурсный отбор он не заметил, хотя никаких запретов нет — на нашей станции даже предусмотрены две отдельные кабинки в туалете. Женщины работают во многих международных экспедициях, в том числе российской: химиками, биологами, медиками... Так почему бы не замахнуться на Южный полюс и белорускам?

Пожаловаться... айсбергу

В ближайшие годы станет актуальным вопрос комплектования круглогодичных экспедиций в Антарктику. Предполагается, что первая начнется в декабре 2020-го или в январе 2021 года. Зимовка — это существование в принципиально ином формате. Не только в плане климатических условий. Если в прибрежной части Антарктиды наступает полярная ночь, температура воздуха может опускаться до минус 60 градусов. А во время полярного лета, когда там работают белорусские полярники, она колеблется от +3 до -28 градусов. К тому же в феврале останавливается авиасообщение, а в марте-апреле завершается морское движение в зоне базирования нашей станции. Фактически восемь месяцев в году любые транспортные связи с Большой землей отсутствуют.

— Погода нас не пугает, — уверяет Юрий Гигиняк. — Если очень холодно, полярник просто одевается теплее. А если совсем невыносимо — не выходит на открытый воздух. А вот психологическая несовместимость может стать серьезной проблемой в небольшом коллективе, замкнутом пространстве и при отсутствии связи с внешним миром. В таком случае остается только идти к айсбергу и ему жаловаться на коллегу...

Между тем, по мировой статистике, только от 25 до 35 процентов полярников возвращаются в Антарктиду снова. У нас же этот показатель превышает 50 процентов. И «скамейка запасных» из научных и технических специалистов может обеспечить как минимум две-три круглогодичные экспедиции.

В предыдущем сезоне в Антарктиду был доставлен, собран и апробирован в различных режимах новый комплекс дизель-электростанции, рассчитанный на работу в условиях зимовки. Во втором объекте станции смонтированы пять секций из восьми. Сейчас на повестке дня амбулаторно-хирургическая, лабораторная и жилая секции. И совсем не случайно в последние экспедиции включали врачей — прежде, чем отправиться на зимовку, нужно оценить свои силы... Медицинский блок оснащен самым современным оборудованием, которому медики на Большой земле позавидовали бы, но все надеются, что им не придется пользоваться.

— Первая зимовка должна стать пилотной. Нужно протестировать все системы жизнеобеспечения и безопасности, затем вернуться на полгода на Большую землю и сделать работу над ошибками. И только после этого переходить к постоянному круглогодичному циклу, наполняя станцию ​​серьезными научными программами, — подчеркивает Алексей Гайдашов. 

В ходе 12-й экспедиции ее участники выполнят большой объем работ по отбору проб и образцов природных материалов Антарктики, гидрохимические, биологические, экологические исследования наземных, морских и пресноводных экосистем, проведут мониторинг озонового слоя атмосферы и УФ-радиации, геофизический мониторинг, исследуют изменения природной среды и климата. Кроме этого, усиливается международная научная кооперация. Павел Шаблыко будет работать в составе Болгарской экспедиции в Западной Антарктиде, а Сергей Кокореко — в составе Турецкой сезонной антарктической экспедиции. Для того, чтобы окончательно закрепиться на ледяном континенте, требуются серьезные результаты научных исследований.

Надежда НИКОЛАЕВА

Выбор редакции

Общество

«Антидепрессанты не вызывают привыкания и зависимости». Как побороть тревогу и депрессивное настроение?

«Антидепрессанты не вызывают привыкания и зависимости». Как побороть тревогу и депрессивное настроение?

Рассказал врач-психиатр-нарколог Минского городского клинического психиатрического диспансера Игорь Сорокин.