26 сентября, среда

Вы здесь

Белорусские кинематографисты разошлись по двум лагерям


К счастью или к сожалению, не бывает так, чтобы по поводу какого-то явления сложилось общее мнение. Вот, например, у нас на фоне затяжного кризиса отечественного кинематографа, бессилия национальной киностудии и сценарного голода появился независимый кинематограф, по крайней мере, более ощутимый независимый кинематограф. Он, в отличие от «Беларусьфильма» с его идеологическими и коммерческими задачами, вступает в связь с реальностью, использует возможности языка, находит интересные подходы, иногда демонстрирует нешаблонное мышление, откликается на актуальные темы и в целом обещает белорусскому кино светлое будущее. Думаете, независимый кинематограф как явление вызывает только положительные отзывы? Естественно, нет.


«С 8 Марта мужчины!», «Беларусьфильм».

Подчеркну, что речь идет не об отдельных фильмах, а о феномене или, скажем, тенденции в целом. Да, иногда то, что мы видим из независимого, и кино назвать нельзя, но именно в этой сфере последние несколько лет наблюдается плодородная активность. И если на одной стороне фильмы «Следы на воде», «С 8 Марта мужчины!» и сериалы для в первую очередь российского телеэкрана, независимые картины с более трезвым взглядом на окружающую действительность я принимаю как манну небесную. Даже с их несовершенством кажется, что какое-никакое будущее нашего кино стоит за неустроенной, но свободой, а не за ржавой системой государственного финансирования.

«Граф в апельсинах» Влады Сеньковой.

Правда, судя по всему, такая расстановка сил задержится на нашей территории еще надолго: разработанный Министерством культуры резонансный проект указа Президента «О мерах по стимулированию развития кинематографа» оказался указом о мерах по стимулированию развития «Беларусьфильма», что подтвердило Министерство антимонопольного регулирования и торговли, к которому от всего кинообщества обратилась Мастерская социального кино. Мастерская, кстати, кинообщество и объединила, когда проект указа был на короткий срок вынесен на общественное обсуждение, добилась отсрочки последней возможности внести в него свои предложения, организовала несколько встреч представителей сферы кинематографа, сформировала поправки и отправила их на рассмотрение. Результаты, которые быстро должны стать известными, покажут, в какой степени голос непосредственных деятелей киноиндустрии учитывается при судьбоносных решениях.

«Следы на воде», «Беларусьфильм».

А пока интересно наблюдать, как в этой системе одни снисходительно отзываются о «безнадежном» «Беларусьфильме» (и это логичный вывод), а другие говорят, что в фильмах, например, национального конкурса кинофестиваля «Листопад» (а он собирает в себе лучшее белорусское кино, и абсолютное большинство его программы составляют независимые картины) «нет профессии». А самое любимое, когда кто-то, кто имеет отношение к «официальному лагерю», торжествует после отрицательных рецензий на независимые работы.

«Завтра» Юлии Шатун.

Но, если взглянуть правде в глаза, самые интересные фильмы, несмотря на то, что государственные деньги в основном остаются на «Беларусьфильме», действительно создаются независимыми молодыми авторами. Я не знаю, надо ли объяснять, что картина «Завтра» Юлии Шатун, которая в этом году стала лучшим игровым фильмом национального конкурса кинофестиваля «Листопад», с любой точки зрения интереснее боевика национальной киностудии. Что на самом престижном фестивале документального кино IDFA в Амстердаме белорусское кино представляет Анастасия Мирошниченко с картиной «Дебют», созданной автономно от финансовой поддержки государством. Что в простом фильме Ольги Дашук «Портрет» для Белсата больше идеи, чем в снятом на киностудии ее же фильме «Сергей Плыткевич. Человек с фотоаппаратом».

«Подарок Санта-Клауса» с альманаха «Мы» «Беларусьфильма».

Кажется, можно было бы консолидироваться: молодые и перспективные авторы делали бы свои проекты на Национальной киностудии. Надо сказать, что-то на этом поприще «Беларусьфильм» действительно стремится делать, но позвольте не поверить в успешность этой идеи: те, кто общался с киностудией, возвращаться туда обычно не хотят; те, кто не имел этих отношений, также предпочли бы другие возможности, а новый альманах дебютов «Мы», не так давно представленный «Беларусьфильмом», подтвердил, что даже работа на киностудии молодых и перспективных не всегда дает должный результат.

«Души мертвые» Виктора Красовского.

Дело в том, что архаичная система, которой, несмотря на расхваленную реконструкцию, является национальная киностудия, уже давно не вписывается в современный мир. Пока вся Европа живет с питчингами, фондами и киноцентрами, а некоторые вообще заглядывают в далекое будущее и предрекают исчезновение авторского искусства и перемещение всего кино в интернет, то есть рассуждают даже не современными, а новаторскими концепциями, мы же имеем «Беларусьфильм». И проект указа по кинематографии мыслит все тем же вчерашним днем ​​— не развитием кино, а короткой поддержкой государственной кинофабрики.

Казалось бы, очевидно, что «Беларусьфильм» — это неуклюжая система прошлого, что нужно давать деньги молодым кинематографистам, что хоть какая-то сознательность переместилось в пока непрочное, но независимое кино. А потом абсурд, что мы наблюдаем в отношении госинституций к отечественному кино, становится понятным, если рассматривать его в простой логике — нежелании вкладываться в долгоиграющие ориентиры, а стремлении к большей вероятности, что белорусское кино сможет заработать денег. Сериалами оно и заработает, но белорусский кинематограф так и останется бесславной черной бездной.

Ирена КОТЕЛОВИЧ

katsyalovich@zviazda.by

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Как в Беларуси обезвреживают боеприпасы

Как в Беларуси обезвреживают боеприпасы

Бывший Белорусский военный округ считался одним из самых мощных в СССР.  

Общество

Откровенный разговор с известным педагогом о родительских страхах

Откровенный разговор с известным педагогом о родительских страхах

«Если у вас открылся рот, чтобы накричать на ребенка, остановитесь хоть на секунду...»  

Общество

Чего мы ждем от ЕАЭС?

Чего мы ждем от ЕАЭС?

В течение шести лет ЕАБР финансировал мониторинговые исследования.

Экономика

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Мнениями о грядущих переменах обменялись эксперты во время видеомоста Москва—Минск.