Вы здесь

Ценный подарок


С Ксенией как поговоришь по телефону настроение на несколько часов испортишь точно. Поэтому звонить ей стараюсь как можно реже, хотя совесть иногда и дергает: подруга все же, сколько лет еще со школьных олимпиад — знакомы. Здороваюсь, спрашиваю дежурное: «Как дела?» И тут начинается... Жизнь не задалась, погода плохая, очередной кавалер ушел, с родителями взаимопонимания нет, на работе все дураки беспросветные. Все это я сколько раз слышала, поэтому спокойно выслушиваю спич, говорю опять же дежурное: «Ну, ты там держись» и с чувством выполненного долга кладу трубку.


На этот раз все было еще хуже. Ксеня собралась... умирать. На мое дежурное: «Как дела?» Слабеньким таким голосом ответила: «Давай где-нибудь встретимся, а то, может, больше не придется...» Приезжая в тот же вечер к ней в Малиновку, я все время думала, что могло случится, ибо, когда виделись летом, Ксеня выглядела очень даже хорошо. Она тогда съездила на море (правда, жаловалась, что достойной компании не было, сидела в номере и плакала), была загорелая, с новой прической... Она открыла дверь бледная, без макияжа, тихо сказала: «Проходи». Сидела на диване, поджав ноги, кутаясь в какую-то бесформенную серую кофту, рассказывала о своей беде. Ощупала на плече какой-то гузачок, тут же помчалась в поликлинику, сдавать анализы и по врачам. Терапевт успокоила: обычный жировик. Но, видя тревогу пациентки, которая все время недоверчиво переспрашивала, правда ли, что нет опасности, выписала направление к онкологу.

Вот над этим направлением Ксеня и горевала. К специалисту она не пошла, поставила себе «диагноз» сама и в свои сорок два начала подводить итоги и ставить точки. Я, честно, в тот вечер старалась всячески расшевелить. Но ни умные слова, ни попытки шутить, ни даже выпитый в значительном количестве коньяк не помогли. Выйдя из ее одинокой квартиры в промозглый мрак, несколько раз смачно вдохнула тяжелого влажного воздуха, пытаясь прогнать плохие мысли и не менее поганое настроение.

Вдруг кто-то крикнул мне по имени. Оглянулась: догоняет резвая женщина с палками для скандинавской ходьбы. Наталья Евгеньевна, с которой когда-то вместе работали и с которой не виделись уже лет пять, приветливо улыбалась, объясняла: «Я же здесь живу недалеко. Целый день сегодня бегала: в бассейн сходила, в поликлинику, к свекрови зашла, продукты ей занесла, есть наварила, нарядилась... Поздно уже, но думаю: нет, пойду пройдусь все-таки. Нельзя себе поблажки делать...»

Наталье Евгеньевне без малого семьдесят. Правда, увидев на улице такую ​​ухоженную моложавую пани, вряд ли кто-нибудь об этом догадается. Как и о том, какая извилистая судьба, какие испытания выпали на долю женщины. Она и рассказывала об этом нам, своим более молодым коллегам легко, словно прочитала в какой-то книге, а не сама прожила-проговорила минуту за минутой, год за годом.

Она вышла замуж по тогдашним меркам поздно — было уже за тридцать. Искала своего, единственного — нашла: поженились по большой взаимной любви. Счастливые супруги уже ждали первенца, но судьба распорядилась по-своему: грипп, осложнения — ребенок так и не родился. Беда, говорят, одна не приходит — через полгода у мужа, которому только исполнилось тридцать два, просто на работе остановилось сердце. Похоронила, отплакала, с головой погрузилась в работу, которая была единственным спасением от тоски и одиночества. Старалась, бралась за самые сложные задания...

Поэтому, когда в 86-м взорвался Чернобыль, на место событий отправили именно ее (работает оперативно, семьи нет — так предполагало начальство). Тогда мало кто знал о реальной опасности той аварии, и по полесским деревням, откуда срочно отселяли людей, она каталась в рубашке с короткими рукавами, в легком платочке на голове... Результат той командировки дал о себе знать буквально через год — страшный диагноз, длинное лечение в Минске, Москве, за рубежом и невозможность даже надеяться когда-нибудь иметь ребенка.

Ей, правда, всегда было о ком заботиться. Похоронив в скором времени отца, переехала в квартиру к матери, которая осталась одна. Мать однажды просто не встала — отнялись ноги. Лежащей прожила еще десять лет, и у дочери даже мысли никогда не возникло сдать ее на какую-то социальную кровать. Когда матери не стало, она сама уже была на пенсии, хотя продолжала работать... А свекровь, у которой был только один сын, с которым Наталья прожила свои счастливые полтора года, достигла глубокой старости, и все это время невестка ухаживала за ней, не обращая внимания на собственный возраст и болячки, которых с каждым годом не убывает...

Расспросив о моих делах, рассказав о своих насущных заботах, которых, как всегда много, Наталья Евгеньевна сказала мне свое коронное, что говорит на прощание при каждой встрече: «За всеми своими важными делами не забывай о себе, не забывай жить. Ибо, если Бог дал жизнь, не нужно этим ценным подарком пренебрегать...»

Кажется, именно в тот промозглый вечер я по-настоящему поняла, что она имела в виду.

Елена ЛЕВКОВИЧ

alena@zviazda.by

Выбор редакции

Общество

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Прежде всего биохимический скрининг, который выполняется на сроке от 10 с половиной до 13 с половиной недель беременности.

Общество

Рассказ женщины, которая сумела вернуть дочь из социального приюта

Рассказ женщины, которая сумела вернуть дочь из социального приюта

Женщину, которая сумела не только вернуть ребенка из приюта, но и дальше воспитывает его, найти оказалось не просто.  

Экономика

Беспилотный карьерный самосвал БелАЗ — это не будущее, а настоящее

Беспилотный карьерный самосвал БелАЗ — это не будущее, а настоящее

Цифровизация экономики касается всех сфер — от медицины и аграрной отрасли до промышленности.

Общество

Как в ЕАЭС пытаются решить проблему с мусором

Как в ЕАЭС пытаются решить проблему с мусором

С каждым годом объемы потребления товаров растут. А значит, и мусора становится все больше.