Вы здесь

На большом экране промелькнула датская картина «Каникулы»


В эти дни в Минске проходит уже пятый фестиваль кино Северных и Балтийских стран «Паўночнае ззянне», который не просто показывает кино, но и делает его поводом для дискуссии. 13 мая на большом экране промелькнула датская картина «Каникулы» Изабеллы Эклёф, премьера которой в 2018 году состоялась на фестивале независимого кино «Сандэнс». Фильм рассказывает о психологической, экономической и социальной ловушке для красивой молодой девушки Саши, которая  живет роскошной жизнью с бойфрендом-наркодилером и от него же терпит насилие.


Изабелла Эклёф по собственному признанию сама имеет хоть и не идентичный, но определенный опыт нахождения в абьюзивных отношениях. Гламурный, лаковый, яркий фильм с великолепной жизнью на турецкой Ривьере и чрезвычайно натуралистичной сценой физического насилия стал попыткой режиссера высказаться на актуальную тему, но высказывание получилось не таким однозначным, как ее драматичная устная риторика.

Главная героиня картины вместе со своим молодым человеком Майклом приехала к его семье на турецкую виллу, где проводит беззаботные дни в богатом доме, на богатых вечеринках и в богатых развлечениях. Бойфренд балует ее шикарными подарками и в то же время психологически и физически доминирует, а Саша все улыбается, пользуется благами своего положения и несколько раз встречается с новым знакомым Томасом. Последний в итоге становится свидетелем поведения Майкла, выражает Саше свое отвращение и оказывается ей же импульсивно убитым.

Фильм можно воспринимать как разговор о девиациях в отношениях (Майкл насилует – Саша мирится с насилием), историю постепенного поглощения тьмой (Саша перенимает методы своего психологического авторитета), отражение паттернов поведения абьюзеров и их партнеров и так далее. Но чем точно  –  в частности, для меня  –  эта картина не является, так это банальным разговором о жертве и ее отчаянном положении. Хотя, исходя из слов режиссера, вокруг этого тут все и вертится.

После показа в кинотеатре «Мир» саму картину и абьюзивные отношения обсудили автор «Каникул» Изабелла Эклёф, психологи Алеся Будрик и Катерина Зыкова и активистка Дарья Царик. Участницы разговора очередной раз напомнили, что уйти от насильника и токсичных отношений для их жертв – чрезвычайно трудный шаг. Ему мешает психологическая и экономическая зависимость, низкая самооценка, страх, память о лучших временах и надежда на их возвращение, стремление оправдать своего близкого, эффект выжженной земли, сомнение в личной адекватности и опасение быть осужденной со стороны социума – целый забор без какого-либо лаза.

Основные схемы такого рода связей в «Каникулах» действительно можно проследить, но Саша выходит за пределы персонажа-жертвы, и даже более того – переходит с Майклом на новый уровень отношений (партнерство). При более пристальном рассмотрении характер главной героини становится все более интересным, а действия, увенчанные победным взглядом в финале картины, более «осознанными».

Явно не глупая девушка – она ​​владеет по крайней мере одним иностранным языком и имеет хороший вкус – отмечается в довольно мелкой черте: Саша настолько не может устоять перед новым купальником, что покупает его за чужие деньги, которые должна передать от одного наркодилера другому. Эта жажда не просто красивой вещи, а красивой жизни (ее любовь к себе видна в сценах, где героиня бесконечно любуется собой в зеркале) побеждает трезвое отторжение от насилия и заставляет принять правила игры – то есть сознательно их принять, улыбаясь.

Здесь и богатый антураж, в котором происходит бытописание как бы рядовых абьюзивных отношений, приходится кстати, ведь главной героине есть ради чего жертвовать и идти на сделку.

Хотя технически Саша является жертвой и становится в контекст токсичных отношений с насильником, она так же легко вплетается в разговор о личных приоритетах и цене, по которой ты готов покупать свои обеспеченные дни. Героиня сознательно становится частью этой жизни, когда терпит пощечины партнера Майкла, игнорирует избиение и крики в подвале и снимает белье по приказу бойфренда. Более того, она принимает не просто правила игры, но и авторитетную тьму своего молодого человека: после того, как он оскорбляет Томаса, она получает внутреннее разрешение делать то же самое (так в детстве мы перенимаем мнение авторитетных для нас взрослых). В результате она становится убийцей и закрепляет свою сделку кровью. Превращение завершено, все подписано.

А красный след от шали, которая закрутилась в колесо скутера, на шее Саши символично свидетельствует о механизме поведения: девушку предупредили об опасности, но, завороженная своей целью, на фоне пейзажей турецкого курорта она идет ей навстречу и только улыбается от последствий.

Программа «Паўночнага ззяння» в этом году включила в себя восемнадцать игровых и документальных картин, поровну женского и мужского авторства, детскую программу, ретроспективу латвийского режиссера Лайлы Пакальниной, сферическое кино и ряд встреч и мастер-классов.

Ирена КОТЕЛОВИЧ

Выбор редакции

Общество

Математик Игорь Жаборовский о том, в каких случаях нужно отбросить логику

Математик Игорь Жаборовский о том, в каких случаях нужно отбросить логику

История успеха и немного размышлений о помощи и жизненных уроках.    

Общество

Как не стать жертвой киберпреступников

Как не стать жертвой киберпреступников

Рассказывает заместитель начальника управления по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий МВД Беларуси Владимир Зайцев.

Общество

Казахстанские журналисты увидели, как сохраняют память о Великой Отечественной войне в Беларуси

Казахстанские журналисты увидели, как сохраняют память о Великой Отечественной войне в Беларуси

Пресс-тур репортеров и блогеров был приурочен к 78-летию начала Великой Отечественной войны и 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фаш

Спорт

Как представлены сборные России и Армении, а также их болельщики на ІІ Европейских играх

Как представлены сборные России и Армении, а также их болельщики на ІІ Европейских играх

Три страны Европейского экономического союза участвуют в Играх в Минске — Беларусь, Россия и Армения.