30 сентября, среда

Вы здесь

Из редакционной почты


Они тоже ковали Победу

...Смотрю на снимок мамы, сделанный 9 мая 1945-го, и думаю, что если бы не Победа (и действительно великая!), то не было бы на свете ни меня, ни младшего брата, ни миллионов послевоенных детей.

Когда началась война, моей маме Татьяне Архиповне Петровой (на снимке она вторая справа) было только 13. Семья (бабушка и пятеро детей) жила в деревне Вилейка нашего Чаусского района в землянке, которую выкопала на своем же огороде, так как из дома выгнали оккупанты.

Они же в 1943-м вместе с другими такими подростками вывезли маму в Витебскую область копать окопы.

От этой тяжелой принудительной работы молодежь освободили наступавшие бойцы Красной Армии. Больных и слабейших девушек тогда отправили домой, а сильнейших оставили — кого-то при медсанбатах и больницах, кого-то, как мою маму, — при хозяйственных подразделениях воинской части. А уж там приходилось делать многое: мыть одежду, Работать на кухне, пасти лошадей... Впрочем, мама не любила говорить о войне, считала, что совсем немного сделала для победы.

А встретила она ее в городе Штетин. Тогда же получила свою единственную награду — медаль «За победу над Германией».

Ветеранов, которые ковали ее, остается, к сожалению, все меньше и меньше. Тем больше, на мой взгляд, ответственность на нас, их потомках. Я, например, размножил это фото и подарил своим внукам, чтобы помнили и гордились, чтобы хранили память.

Валерий Гавриш, г. Чаусы


Задача — помочь...

Молодежь этого, может, и не замечает, а вот люди постарше со мной согласятся: очень быстро пролетает жизнь. Только вчера, кажется, я была студенткой и молодой учительницей, а между тем за плечами уже 42 года работы, торжественные проводы на заслуженный отдых. А вот что дальше?

Сначала — помню — настроение у меня было хорошее: не надо спешить на работу, можно отдыхать, но ведь это какая-то неделя-другая...

С Аллой Григорьевной Бакунович я встретилась случайно и приняла ее приглашение зайти в наш Ленинский районный комитет профсоюза работников образования, который она возглавляет, в Совет ветеранов. Там мне поручили своего рода шефство над снайпером-зенитчицей Татьяной Антоновной Кузнецовой. Около 10 лет мы встречались с этой прекрасной женщиной... А параллельно я с интересом собирала данные для альбома о заслуженных учителях нашего района.

Основная задача Совета ветеранов-волонтерское движение, помощь людям в сложных жизненных ситуациях, проведение праздничных мероприятий, чествование ветеранов Великой Отечественной войны. Вспоминаются также интересные экскурсии в Витебск, Полоцк, Несвиж...

В успехах работы организации большая заслуга Аллы Григорьевны Бакунович, начальника управления образования администрации Ленинского района Натальи Геннадьевны Кучинской, многих активистов.

Благодаря общим усилиям, мы можем смело сказать, что «никто у нас не забыт».

Э. И. Василевич, г. Минск


Первая игрушка

В моей комнате на диване сидит черный кот — с позолоченным хвостом и ушками, с зелеными глазками... Как напоминание о моем «счастливом» младенчестве.

Игрушка в нем была одна — желтый блестящий волчок — головка от какого-то снаряда. Мы с подругой, придерживая гвоздем, накручивали на него шнурок и резко отпускали — волчок крутился на полу...

И кукла у меня была одна, даже не целая: только головка из фарфора, а туловище, руки и ноги надо было сшить самим. Мы справились: что-то собрали, обкрутили заплатками, что оставались от маминого шитья, но играть с этой куклой я стеснялась. Да и мама к тому как-то не поощряла, так как сама выросла в многодетной семье, сызмалу работала и нас к тому же приучала. Мы щипали перья, сукали цевки к веретенам, пололи гряды, пасли гусей...

Так вот этот черный кот, что сейчас сидит на диване, — моя первая настоящая игрушка. И дорогая-дорогая, ведь ее мне подарила сестра Вера — на мой юбилей, на 80-летие.

Леонарда Алешевич, г. Сморгонь


Написанное и вправду останется

Для начала и для знакомства — несколько цифр. Мне — 78, моим детям (а их у меня пятеро) — за 50, внукам — около 30. Все, как видите, люди взрослые. И все в детстве с интересом читали журнал «Вясёлка».

Я знала, что редактирует его (а теперь еще «Бусю» для моей правнучки Сонечки) писатель Владимир Липский. Однако представить, что наши жизненные тропы могут где-то сойтись или хотя бы пересечься, — так даже в мыслях не было.

Сама я сызмалу любила читать, любила вышивать... Как члену Белорусского союза мастеров народного творчества, мне посчастливилось поездить с моими работами по Беларуси, побывать в Москве, в Литве.

А как-то меня пригласили в Слоним на республиканский фестиваль «Живите в радости». Поскольку он был посвящен именно семейному творчеству, вместе со мной поехали три доченьки и две внучки. Там работала моя, к сожалению, еще небольшая выставка, было много народу, который приходил на все посмотреть.

Пожаловал тогда и писатель Владимир Липский (он был в составе жюри). Сказал, что очень много слышал обо мне, читал в газетах, восхищался моим талантом и работоспособностью (а я, между прочим, его...). Мы немножко поговорили о жизни, о семье, о творчестве. Всех тогда очень впечатлили мои расшитые «полотна» — ковры. Мы с жюри даже сфотографировались на их фоне.

Этого одного уже было бы достаточно, чтобы помнить и встречу, и фестиваль, но потом, по его завершении, началось награждение, и Владимир Степанович, вручая мне диплом лауреата и ценный подарок, перед всем полненьким залом рассказал о том, как я с пятью детками (младшая в школу не ходила) в 39 лет осталась вдовой, как в 5 часов утра бежала на ферму, как работала там без выходных, без декретных и просто отпусков, как у меня одной, без мужа, в течение 14 лет были студенты (иногда даже по трое), и как каждому я хотела помочь...

Тогда же Владимир Степанович вручил мне аудиокассету своей книги «Мама. Малітва сына».

Благодарить за все это мне пришлось со слезами на глазах.

...Второй раз мы встретились с Владимиром Липским на празднике письменности в Борисове. Я с радостью подарила ему свою вышиванку, а он мне — книгу «Автюковские шуры-муры». Потом была еще одна встреча — уже в Глубоком...

А между ними — целых 13 лет знакомства, когда мы, пусть не так часто, но ведь обменивались телефонными разговорами, подарками, письмами, поздравлениями.

Я радуюсь, когда у писателя выходит очередная книга, и прошу Бога, чтобы все, написанное им, люди читали, чтобы набирались ума и доброты, ведь как для меня, то каждое произведение Липского — настоящий подарок. Нельзя без волнения, без слез читать его «Влипки», где каждый денек 2015-го освещен событиями и размышлениями, его письма к родителям...

На днях Владимир Степанович отметил свое 80-летие. О нем по этому поводу говорили по радио и телевидению, писали в газетах. Рассказывали, сколько написано книг, сколько номеров его «Вясёлак» и «Бусь» пришло к детям, как много у этого писателя наград и званий, как давно он возглавляет правление Белорусского детского фонда...

Все это я повторять не буду. Просто хочу понадеяться, что Бог (еще и моими молитвами!) на многие-многие годы пошлет этому рачителю-трудоголику здоровья и вдохновения на новые произведения.

Л. Г. Зарецкая, аг. Новоселки, Поставский район


Вернуть бы серию!..

В свое время редакционно-издательское учреждение «Літаратура і мастацтва» издавало книжную серию художественных произведений о жизни и творчестве известных белорусских писателей. В ней, этой серии, вышли книги «Максім Багдановіч: вядомы і невядомы»; «Сяргей Грахоўскі: вядомы і невядомы», «Іван Шамякін: вядомы і невядомы», «Васіль Быкаў: вядомы і невядомы»...

Украшением серии стала книга об известном и неизвестном Владимире Короткевиче (составители — Анатолий Воробей, Николай Минзер и Сергей Понизник). В первую часть ее вошло эссе Олега Лойко «Уладзімір Караткевіч, або Паэма Гарсія Лойкі». Во вторую — «Белая песня ў лугах залацістых...» — поэтические произведения В. Короткевича, которые были написаны в период его вдохновения московской музой Ниной Молевой, либо произведения, по времени и характеру близки к этому периоду; письма, дарчие надписи, воспоминания самой Нины Молевой.

Третья часть — произведения, посвященные В. Короткевичу, где среди авторов, кроме белорусских писателей, латыш Андрис Веянс, украинец Роман Лубкивский, армянин Арташес Погосян, русский поэт и переводчик Яков Хелемский, вьетнамский литератор Ле Чонг Шам. Книга, изданная немалым по сегодняшнему времени тиражом — 1500 экземпляров, разошлась довольно быстро. Сейчас ее не найти ни в книжных магазинах, ни в самом издательстве (правопреемником РИУ «Літаратура і мастацтва» стал Издательский дом «Звязда»).

Из книги «Уладзімір Караткевіч: вядомы і невядомы» классик белорусской литературы представил достаточно рельефно и прежде всего — благодаря эссе Олега Лойко «Уладзімір Караткевіч, або Паэма Гарсія Лойкі» (не путайте "Гарсия Лойко" с испанским поэтом, драматургом, художником Гарсиа Лорка!). Во вступительном слове «Подзвіг творцы» один из составителей — Анатолий Воробей — заметил: «Олег Лойко по-своему взглянул на фигуру Владимира Короткевича, показал его как реального, земного человека и как гения». Собственные упоминания и рассуждения о творческом наследии Владимира Короткевича удачно подкрепил выдержками из его писем к Якубу Коласу, Максиму Танку, Янке Брылю, его дневниковыми записями, воспоминаниями о нем Владимира Колесника, Флориана Неуважного и других личностей. Плодотворно использовал и достояние короткевичеведения, например, книги Адама Мальдиса «Жыццё і ўзнясенне Уладзіміра Караткевіча: Партрэт пісьменніка і чалавека» (1990).

Оправдано и то, что Олег Лойко представил в произведении свои рецензии на первые поэтические сборники Короткевича «Матчына душа» и «Вячэрнія ветразі».

Он резонно сказал о своеобразном сочетании в его поэзии лирических и эпических элементов. Подчеркнул, что «особым и очень приятным отличием творческой индивидуальности Короткевича является его широкая эрудиция». И сегодня заслуживает одобрения то, что Олег Лойко доброжелательно и эмоционально, учитывая специфику романтического таланта поэта и его мировосприятие, на высоком профессиональном уровне охарактеризовал его первые поэтические сборники. Исключительную ценность имеют и личные упоминания Олега Лойко о тогдашнем литературном процессе, об отношениях между собой литераторов, о перипетии пути Короткевича в литературу.

Олег Лойко написал не хронику жизни и творчества Владимира Короткевича, а создал свой, многогранный и неповторимый его образ как человека и творца...»

Девяностолетний юбилей Владимира Короткевича (1930–1984), который в Беларуси, да и за ее пределами будет отмечаться в ноябре 2020 года, — чуть ли не самый хороший повод: во-первых, переиздать сборник  «Уладзімір Караткевіч: вядомы і невядомы», а во-вторых, вообще вернуть к жизни книжную серию, которая могла бы занять определенную ценностную нишу в белорусском книгоиздании.

Николай Равнопольский, г. Минск

Почту читала Валентина ДОВНАР

Выбор редакции

Общество

Ветеран патрульно-постовой службы милиции рассказывает о службе в 90-е годы

Ветеран патрульно-постовой службы милиции рассказывает о службе в 90-е годы

Служба эта очень напряженная — нужно постоянно быть в курсе всего, что происходит на территории вверенного района, держать контакт с местными жителями.

Общество

Преступная «охота». Как защитить себя от «любителей чужого имущества»?

Преступная «охота». Как защитить себя от «любителей чужого имущества»?

Владение какими-то вещами означает и то, что на них могут посягнуть посторонние. Нет разницы, что это — мобильный телефон, сумочка или бензотример.