Вы здесь

Юрий Демидович: Я совсем молод — у меня все впереди


Девять лет назад он вышел на сцену детского "Евровидения" в Киеве с песней «Волшебный кролик», став одной из главных «звезд» конкурса. И пусть с баллами и местом Беларуси не повезло, но слова «Еtis Аtis Аnimаtis» знал тогда практически каждый.

Теперь Юрию Демидовичу 21 год. Из маленького мальчика он превратился в красивого молодого человека с широкой улыбкой. Но куда он исчез с белорусской сцены? Об учебе в Москве, своих кумирах и как он относится к тому, что его иногда по-прежнему называют «волшебным кроликом», Юра рассказал «Червонцы. Красной смене».


— Расскажи, где ты сейчас? Чем занимаешься?

— Сейчас я в Москве. Учусь на третьем курсе дирижерско отделения Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Также занимаюсь академическим вокалом: много пою, выступаю на конкурсах. В Минске появляюсь редко, но метко (смеется). Где-то раз в полгода.

— Почему решил учиться в России, а не в Беларуси?

— Все просто: хотелось попробовать что-то новое. Во-первых, Москва — это большой и интересный город, во-вторых, здесь совсем другой музыкальный уровень. Я имею в виду возможность реализоваться, подходы в преподавании. Планка значительно выше, чем в Беларуси.

Помню, как-то после «Евровидения» у меня брали интервью, и на вопрос «Кем хочешь стать, когда вырастешь?» я ответил уверенно: «Хочу закончить Московскую государственную консерваторию имени П. И. Чайковского». Мечта осуществляется!

— Было ли страшно уезжать из дома, начинать все с нуля вдали от семьи и друзей?

— Я воспринимал это как приключение. Все казалось интересным, неизведанным... Сначала, когда был только на первом курсе, родители часто приезжали ко мне, но потом я освоился.

— Когда возвращаешься в Минск, что делаешь прежде всего?

— Еду к родителям. Встречаюсь с родственниками. Рассказываю о своей жизни, учебе. Конечно, мы общаемся каждый день: и по sms, и с помощью интернета, но это все не то. Живое общение гораздо более душевное и приятное.

Еще я захожу к своим педагогов в Белорусскую государственную академию музыки. Им всегда интересно, какими методами в обучении студентов пользуются их московские коллеги. Также встречаюсь с друзьями-музыкантами. Вообще, мой круг общения как в Москве, так и в Минске — музыкальный.

— Если вспомнить 2009 год и твое участие в конкурсе: мечтал ли победить?

— Могу сказать точно: в голове не было такой цели, о победе не думал. Хотелось просто достойно представить свою страну, сделав все, что от меня зависит.

— Как относишься к тому, что песню «Волшебный кролик», с которой ты выступал, почти обвинили в том, что это какой-то оккультный ритуал, а слова «Еtis Аtis Аnimаtиs» — тайное послание?

— Знаете, было столько версий и предположений вокруг этой песни... Кто-то видел в ней отсылку к «Алисе в стране чудес», кто-то — религиозный подтекст. Но я готов повторить снова, что «Еtis Аtis Аnиmаtis» — всего лишь наивная простодушная игра слов. Пентаграммы и оккультизма в песне не было точно (смеется).

— Бывает ли так, что тебя называют «Волшебным кроликом»?

— Знаете, я уже смирился с тем, что в жизни все равно буду им. Даже в консерватории — казалось бы, взрослые люди — а все равно, бывает, называют меня то кроликом, то зайчиком.

— Что тебе дало участие в детском «Евровидении»?

— Во-первых, большой опыт. Пережив это, мне кажется, ты немного иначе начинаешь смотреть на конкурсы подобного рода. Сценически это очень интересно. И я каждому желаю такое испытание пройти.

— А если сейчас тебе предложат поучаствовать во взрослом «Евровидении», согласишься?

— Всему свое время под солнцем (смеется). Но... Если я поеду, это, конечно, не будет для меня спонтанным решением: нужно желание и плодотворная подготовка. Если все будет, почему нет?

— Где сейчас можно услышать твои выступления?

— Я провожу свое время преимущественно в Москве, там и выступаю. Вот недавно был в Италии с концертом. Надеюсь, в скором времени буду выступать и в Беларуси. Но ведь я еще совсем молодой — у меня все впереди!

— Какое музыкальное направление сейчас тебе ближе всего? В одном из интервью перед «Евровидением» ты говорил, что любишь и рок, и оперу... Изменились ли твои вкусы за это время?

— Я учусь академическому вокалу, именно поэтому мне очень близка подача такого всемирно известного певца, как Андреа Бочелли. Это академическое исполнение, но для широкой публики: на больших концертах и ​​площадках.

Академическая музыка на самом деле совсем не скучная, как некоторые считают, в ней много интересного. Самое важное — правильно ее подать. Есть очень известный дирижер Теодор Курентзис, благодаря которому по всему миру академическая музыка сейчас становится невероятно популярной, приобретает новое звучание. Поверьте, произведения Иоганна Баха и музыка эпохи Ренессанса могут звучать современно и интересно. В доказательство этому тот факт, что билеты на такие концерты раскупаются за считанные часы! Приятно, что на такие мероприятия приходят не только подготовленные люди, которые разбираются в классической музыке, но и те, кто в обычной жизни слушают «попсу». И они выходят из зала под невероятным впечатлением. Это прекрасно!

— Чем увлекаешься помимо музыки?

— Раньше были шахматы, большой и настольный теннис... Теперь я тоже люблю спорт: футбол — это мое большое увлечение с детства. Вместе с ребятами из консерватории любим в Москве поиграть в футбол в свободное время. «Болею» я, кстати, за «Барселону», не пропускаю ни одного их матча.

Еще занимаюсь бальными танцами. Когда поступал в консерваторию, думал, что это совсем не мое, что бал — что-то не мужское. А когда впервые попал на подобное мероприятие (меня долго уговаривали и привели чуть ли не силой), понял, что это невероятно интересно, потому что танец неделимый с музыкой. Вот так меня и затянуло...

— Пишешь ли музыку сам?

— Да, пишу, но даю ее слушать только очень ограниченному кругу людей. В общежитии консерватории я живу с парнем из Армении, так мы пытались писать вместе. Но все равно: пока это только для себя, хотя в дальнейшем, возможно, хотелось бы выйти на более широкий круг слушателей.

— Есть уже какие-то планы на будущее? Что будешь делать после консерватории?

— Мне уже предлагали остаться в Москве и попробовать поступить в аспирантуру. Есть вариант поехать и поучиться где-то еще — например, в той же Италии, язык и культуру которой я очень люблю. Время покажет.

— Ты поешь сольно или с хором?

— И сольно, и с хором, и в ансамбле. Но, конечно, в будущем я выберу именно сольное исполнение.

— Может, дружишь с кем-то из тех, кто участвовал в детском «Евровидении» до тебя или после?

— Контактирую с Лешей Жигалковичем, с Ромой Волозневым (он не ездил на сам конкурс, но участвовал в национальном отборе), с Кириллом Ермаковым — он, кстати, сейчас пишет музыку, иногда вижу Олю Сатюк.

— К кому ты всегда обращаешься за советом? Кто поддерживает тебя в сложный момент?

— Конечно, в первую очередь, это мои родители. Еще я обращаюсь к лучшим друзьям. И к Богу.

Анна БОГИНО

Выбор редакции

Общество

Как удовлетворить кадровый голод в сфере IТ?

Как удовлетворить кадровый голод в сфере IТ?

Работодатели говорят, что быть хорошим программистом и уметь писать код для эффективной работы уже недостаточно.

Культура

В воскресенье евреи празднуют Новый год деревьев

В воскресенье евреи празднуют Новый год деревьев

На этот праздник особенным образом потребляют разные фрукты, запивая бокалами хорошо разбавленного вина.  

Экономика

Почему кредиты на строительство стали менее доступны?

Почему кредиты на строительство стали менее доступны?

Несмотря на стабильность ставки рефинансирования.