23 сентября, воскресенье

Вы здесь

Что бывает с мамой после родов


Я всегда верю в лучшее. И оно в моей жизни уже произошло: родился и выжил ребенок. В этом году осенью я отпраздную два года изменения своего статуса: стала мамой прекрасной девочки. Тема, которую я хочу поднять, очень деликатная, о ней, к сожалению, мало кто говорит. Тем не менее считаю своим долгом поделиться испытаниями, которые пережила, чтобы другие знали, что иногда случается с женщинами после родов.


Фото носит иллюстративный характер.

Слышали ли вы о преэклампсии?

Сразу расскажу вам о таком явлении в гинекологии, как преэклампсия. Это тяжелое осложнение во время беременности, которое в некоторых случаях угрожает жизни матери и младенца. Природа его до конца не выяснена. Есть разные теории. Но, считаю, каждой будущей маме важно знать о признаках преэклампсии: высокое давление, сильные отеки по всему телу, наличие белка в моче. Если у вас нашли эти признаки вместе или по отдельности, обязательно обратитесь к своему врачу. И это не банальная перестраховка! Преэклампсия непредсказуема! В тяжелых случаях возникают судороги, повышается и держится высокое давление и, если вовремя не принять меры, могут погибнуть мать и нерожденный ребенок.

Несмотря на мои диагнозы по щитовидной железе и гормональный дисбаланс, я забеременела довольно быстро. Свое дитя хотела и уже любила. Всю беременность ходила с нормальным давлением, о котором иногда шутила в поликлинике: «Как там мое космическое давление?» (120/80 рт. ст. — Авт.). Через неделю после начала официального декрета случилось неожиданное, моя клиническая ситуация резко изменилась. Терапевт, глядя на огромный уровень белка в моче и на давление 160/90, отметила, что у меня началась преэклампсия и нужна срочная госпитализация. Так я попала в реанимацию 1-й городской клинической больницы (далее — ГКБ). Переночевала под капельницами с сильными лекарствами, а утром, когда более-менее стабилизировалось давление, меня перевели в отделение патологии беременности. Что я делала в больнице? Сдавала анализы, ходила на различные уколы, измеряли давление по три раза в день и т. д. Но значительных улучшений не было. На седьмой день лечения собрали консилиум, на котором сказали, что меня нужно экстренно оперировать. Как оказалось, от преэклампсии трудно спастись, мол, разве что при условиях полного контроля за весом и ведения здорового образа жизни. В общем я за этими показателями следила, но что случилось, то случилось. Главное, знайте: когда все пошло вопреки нормальному ходу беременности и есть угроза вам и вашему ребенку, тогда вместо обычных родов соглашайтесь на кесарево сечение и обязательно слушайте советы врачей!

Во время госпитализации у меня только начиналась 33 неделя. В воскресенье стало хуже, и тогда провели операцию, в результате которой родилась дочь. Очень малого роста и веса — ее сразу положили в отделение экстренной детской реанимации. Я дала согласие на проведение всей необходимой терапии. Ребенка выходили в 1-й ГКБ и тоже, через пару недель, в РНПЦ «Мать и дитя». Уже позже, когда в полгода дочери сделали компьютерную томографию легких во время обструктивного бронхита, я узнала, что из-за незрелости легких остались области омертвевших тканей. В шесть месяцев ее положили в Городскую детскую инфекционную клиническую больницу, ей было трудно дышать. Но бронхит, который тогда развивался на фоне патологии легких, было невозможно вылечить в домашних условиях. Только это не самое страшное. От простуды младенца можно сберечь, и легкие с возрастом увеличиваются в объеме. А вот если у таких недоношенных детей возникают проблемы с опорно-двигательным аппаратом или мозгом (отеки, давление), все становится гораздо более сложным. Слава богу, у нас все хорошо и таких страшных диагнозов нет.

Это не приговор

Медики оценили состояние ребенка при рождении довольно хорошо: 8 из 10 баллов по шкале Апгар. Это прекрасно! Я даже договорилась покрестить доченьку на третий день жизни в реанимации, чему была очень рада. Родственники заказывали сорокоусты о здоровье матери и ребенка в церквях. Все бы хорошо, но у меня начался нервный срыв, я перестала спать, стала тревожной. Несмотря на то, что в целом ситуация была нормальной, у меня продолжало держаться давление. В случае с преэклампсией это случается: сразу после родов становится легче, но для полной нормализации состояния нужно время. Почему начались проблемы? Я лежала в общей палате с мамами и их детьми, которые днем ​​спали, а ночью не давали покоя. При моем диагнозе надо было сохранять спокойствие, нормально есть и высыпаться. Я ходила на процедуры, как все, но не признавала, что настало время обратиться к психологу или психиатру. Очень уставала, в голове появились негативные мысли. И настал день и время, когда это заметили врачи. Поэтому я была направлена ​​на дальнейшее стационарное лечение в РНПЦ психического здоровья. Знайте, что это не приговор, просто так иногда случается.

В психиатрической клинике было не страшно. Меня лечили от послеродовой депрессии. Я была гиперактивной, проявлялась скорее не депрессия, а невроз. Я благодарна своему доктору, которая внимательно относилась к ситуации, помогала мне разобраться во всем.

Кроме меня, в отделении закрытого типа были еще три такие мамы. Одна попадала сюда после каждых родов. Единственное, чему я там была совсем не рада, это прекращению лактации ради нормализации уровня гормонов. Понимаете, я постоянно сцеживала молоко, надеялась, что смогу хотя бы из бутылки кормить дочь. Это было для меня ужасным моментом, и мой доктор несколько раз разговаривала со мной на эту тему.

Сейчас часто вспоминаю тот период, но главное верю, что любое испытание дается человеку по силам. В свою очередь всем читателям газеты, особенно беременным женщинам, желаю быть здоровыми и беречь себя ради будущих детей.

Екатерина ВЕРГЕЙЧИК, г. Минск.

Комментарий заведующего отделением патологии беременности 1-й ГКБ г. Минска Сергея ПАЦЕЕВА:

— Есть осложнения беременности, которые могут привести к тяжелым, непоправимым последствиям. К таким можно отнести и гипертензивно реасстройство, одно из которых — преэклампсия. Ранее это осложнение называлось «гестоз», «поздний токсикоз». И хотя поменялась классификация, причина преэклампсии до сих пор до конца не известна. Тем не менее благодаря достижениям медицинской науки удалось добиться положительных сдвигов в диагностике и лечении гипертензивных расстройств.

Прочитав рассказ нашей бывшей пациентки, хотелось бы сказать вот о чем. Мы помним все наши победы, особенно если это победа была выстрадана и позволила дать долгожданного ребенка родителям, сохранить здоровье маме. Еще вспоминается то, что Екатерина безусловно доверяла нам, выполняла все назначения, была нацелена на положительный результат. Думаю, что такое сотрудничество всего медицинского персонала роддома, беременной и ее родственников позволило преуспеть.

Очень приятно, когда даже через некоторое время бывшие пациентки, их родные и близкие благодарят нас. Мы, в свою очередь, говорим: приходите к нам еще, детей много не бывает.

Оставить комментарий

Выбор редакции

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.

Общество

Кому и чем поможет ТЦСОН

Кому и чем поможет ТЦСОН

От помощи на дому пожилым и до создания кризисных комнат для жертв домашнего насилия.

Общество

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

И повышать эффективность работы местных органов власти.