20 сентября, четверг

Вы здесь

Как семейный союз стал творческим


Когда знакомишься с Владимиром и Людмилой, понимаешь, что эту пару свел сам Бог. Они как баян и скрипка в деревенском оркестре: одно без другого не представить. Наверное, нет в Лунинецком районе человека, который бы не слышал про их дуэт. Одни знают Каленковичей как художественных руководителей детского образцового фольклорного ансамбля «Сунічка», другие — как свадебных музыкантов. Но все сходятся во мнении, что где бы они ни появились, там точно будут песни, танцы, смех. Да не абы какие, а самые народные!


Фольклорные гены

Их дом стоит на окраине деревни Вулька-1, напротив школы, в которой они работают уже почти тридцать лет. В гости к музыкантам я пришла как раз накануне 1 сентября.

— Страшно оглянуться назад и задуматься о том, сколько детей мы уже «выпустили». Кажется, только вчера приехали сюда. «Зеленые» вовсе, Вовина скрипка и мой баян — вот и все общее богатство, — вспоминает Людмила.

— В это сложно поверить, но до того, как мы встретились, наши судьбы словно шли параллельно. Родились в белорусско-украинских семьях: моя мать из Винницкой области, ее — из Ровенской, оба наших родителя — из Брестской. Мы закончили музучилище. Только я в Бресте, она в Барановичах, — говорит Владимир.

Встреча, предопределена судьбой, состоялась в Микошевичах куда молодую баянистку отправили по распределению, а вчерашний солдат пришел учить детей гаммам на скрипке. К взаимопониманию пришли быстро: разговаривали на одном языке — музыкальном. Поженились, но в городе надолго не задержались.

— Это современную молодежь в деревню можно разве что отработкой по распределению затянуть. Мы в свое время ехали с охотой. В Вульке предложили работу, жилье в общежитии. А что еще нужно молодым идейным музыкантам?

Владимир уверен, что за музыкальные способности им с Людмилой нужно благодарить предков:

— С детства помню, как все поколения семьи собирались за большим столом и затягивали «Як служыў я ў пана». Ту самую песню, где о «куру-шчабятуру, гусю-мусю-сюсю, качу, якая дробна скача». Известны и одинаково любимы строки как для украинцев, так и для белорусов. Мой прадед Григорий был кузнецом, в деревне его уважали не только за твердую руку, но и за то, что ни одной посиделки не пропускал — хороший был скрипач. К тому же один мой дядя играл на мандолине, другой на гитаре. Поэтому никто не сомневался, что и я буду способен к музыке. Гены все решили.

У Людмилы своя история. Ее мать — знатная частушочница. Когда на селе устраивали соревнования, кто больше частушек знает, то она — всегда первая.

— Соберутся мамины подруги в нашем доме и просят: «Люда, бяры баян ды падыграй, а мы паспяваемо». Так на слух и научилась мелодии подбирать, — вспоминает женщина. — У меня часто спрашивают, откуда в моей голове столько песен. Конечно, это мамино наследие.

Сыновья Каленковичей — Вадим и Юра, как и родители, окунулись в фольклор с детства. Если надо, и песню споют, и крыжачок станцуют, и басню на местном диалекте расскажут так, что все заслушаются. Что интересно, где бы они ни оказались, всегда с гордостью подчеркивают: мы из Вульки-1, есть такая деревня на Полесье. Но профессии ребята выбрали не связанные с творчеством (старший Вадим работает в Китае, а младший Юра — дантист в Минске). Музыкальные способности сейчас демонстрируют только в родительском доме. Любят затянуть что-нибудь народное на два голоса.

Из «валачобнікаў» в «сунічкі»

Фольклорный ансамбль в Вульковской школе Каленковии основали сразу, как туда пришли. Никаких амбициозных целей перед собой не ставили. Что знали сами, тому и детей стали учить. Но прежде всего делали упор на традиции деревни, в которой жили.

— В 90-е годы мы были частыми гостями Нины и Василия Шпаковских — главных хранителей вульковского (или, как здесь говорят, воленского) фольклора. Хотелось перенять у них как можно больше местных песен, чтобы передать будущим поколениям. Мы сейчас и себя считаем здешними, знаем о Вульке и ее жителях буквально все.

Интересно, что никаких бумажных или цифровых архивов в Калянковичав нет. Все тексты и мелодии они знают наизусть: «Фольклор в чистом виде - устное народное творчество».

Первоначально их ансамбль назывался «Валачобнікі». «Сунічкі» стал с легкой руки фотокорреспондента районной газеты Григория Жука.

— Он долго рассматривал школяров в рубашках с пестрой вышивкой, когда делал о нас материал, а потом сказал: «Какие« Валачобнікі»? Это же наши лунинецкие «Сунічкі». Мы возражать не стали. Название идеально легло на коллектив и подчеркнуло особенность Лунинецкой земли, где в каждом огороде — земляничные плантации, — говорят Каленковичи.

Начинался ансамбль с песен и танцев. Но в какой-то момент Владимиру показалось, что скрипки с баяном для коллектива маловато, и он решил добавить музыке живого деревенского звучания. Бубен, трещотка, колокольчики, рубль, дрова, колотушка, деревянные ложки и даже коса — каких только шумовых инструментов не увидишь в этом ансамбле! Что-то покупали, но многое музыкант сделал сам. Это искусственные вещи, в обычных музыкальных магазинах не найдешь.

— Играть на них несложно, даже самые маленькие участники «Сунічкі» с легкостью становятся виртуозами. А знаете, как выглядят белорусские маракасы? Не удивляйтесь, и у нас они были. Это небольшие коробки с сухим горохом.

Владимира можно смело назвать мастером на все руки. Сейчас он работает уже над второй колесной лирой. Инструмент старинный (в Беларуси появился еще в XVI в.), необычный и довольно дорогой: «Конечно, деревенская школа такую ​​покупку позволить себе не может, так почему бы не сделать самому?»

Калянковичы признаются, что даже через тридцать лет изучения фольклора они все равно очарованы им.

— Может, потому что живем на Полесье, а оно вобрало в себя белорусскую, украинскую, польскую и казацкую культуру? Здесь фольклор особенный. Есть, например, песня, укоторой аж четыре названия — «Лысый», «Надя», «Карапет» и «Зеленый гай». В каждой местности по-своему поют, танц уют под нее по-разному, но мелодия — одна.

— Бывает, приду к маме похвастаться: «Смотри, какую я красивую белорусскую песню для детей нашел». Она послушает первый куплет и говорит: «Так это же украинская!» — рассказывает Владимир.

После этих слов прошу моих собеседников спеть что-нибудь, они не теряются:

— Ой, гудзе-гудзе музыка,

аж пазёмка сцелецца.

Ой, грайце музыканты,

хай мяце мяцеліца!

Народная культура - это не тренд

Гордость Владимира и Людмилы — коллекция вышитых рубашек. Собирать ее начали еще до того, как появился ансамбль.

— Самый первый экземпляр достался от дедушки. Шикарный голубой узор на домотканом полотне составлен из мельчайших крестиков, — демонстрирует любимую вышиванку Владимир. — Еще одну мне сделала мать, две заказывал у вульковских мастериц.

Каленковичи признаются, что мода на рубашки с вышивкой, которая сегодня царит в столице, им не очень нравится. Ведь ценность элементов традиционного наряда теряется, когда кто-то говорит: «Сегодня это в тренде».

— Народная культура не вписывается в узкое понятие моды. В «Сунічке» даже самые маленькие знают, что узор на рубашке имеет сакральный смысл. Славяне верили, что вышивка оберегает человека от болезней и всяких бед, — объясняют музыканты.

Поэтому к концертным костюмам Владимир и Людмила относятся с особым чувством. Все наряды ансамбля ручной работы, их делают мамы и бабушки артистов. А каждой рубашке здесь дают имя ее первого владельца, ведь все костюмы передаются от одного «земляничного» поколения другому. Перед каждым концертом «Сунічкі» происходит целый ритуал «белорускости»: надо видеть, как маленькие мальчики учатся затягивать тканые пояса, а девочки друг другу вплетают красные ленты в косы.

Дети приходят в ансамбль, когда учатся во втором классе. Кто-то скажет, что рано, но чем быстрее начнешь присоединяться к народной культуре, тем лучше.

Диву даешься, когда смотришь на воспитанников Каленковичей. Им не нужно объяснять, насколько важно знать свои корни и хранить народную культуру. В чем секрет?

— Можно ежедневно говорить детям о фольклоре, но они ничего не поймут. А можно показать своим примером, что это круто. Мы же всегда на сцену выходим вместе. Абсолютно искренне играем и поем. Дети это чувствуют.

На прощание спрашиваю у музыкантов, не надоедают ли они друг другу — вместе и дома, и в школе, и на концертах?

— У нас не только семейный, но и творческий союз. Много идей для «Сунічкі» возникает именно после работы. На занятиях — дети, и они требуют внимания. Там учишь их, а не творчеством занимаешься. Дома можно подумать над новыми номерами. Наш типичный вечер — сидим поем, подбираем мелодии. На ссоры просто не хватает времени, — рассуждает Людмила.

Посиделок на селе сегодня нет. Но музыкантов по-прежнему ждут на любых праздниках, в первую очередь на свадьбах. В этом, возможно, и еще одна составляющая «земляничного» счастья Каленковичей: когда перед глазами постоянно влюбленные пары, то и сам таким будешь.

Анна КУРАК

Оставить комментарий

Выбор редакции

Культура

Новый музей и уличные часы теперь есть в Дубровно

Новый музей и уличные часы теперь есть в Дубровно

Их создали в честь предприятий, которые успешно функционировали в дореволюционное время.

Общество

Чем удивляли организаторы Фестиваля науки?

Чем удивляли организаторы Фестиваля науки?

Только Ньютон и только хардкор!  

Общество

Каким образом может проявляться одиночество?

Каким образом может проявляться одиночество?

Одиночество и особенно одиночество в семье — реальный признак нашего времени.

Общество

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Лишний вес, бессонница, приливы, нарушения давления и остеопороз — далеко не все проявления, подстерегающие женщину в определенном возрасте.