Вы здесь

Как «маленькая «Заря» разжигала партизанское движение на Брестчине


В 1943—1944 годах легендарной Хованщины (Ивацевичский район) немец боялся как огня. Во-первых, на острове среди болот находился штаб партизанского соединения, который координировал работу 11 бригад и 12 отрядов народных мстителей. Во-вторых, там печаталась областная газета «Заря», по призывам которой «лесная армия» пополнялась новыми бойцами каждый день.


Печатная машина «Партизанка».

Научный сотрудник фондов Брестского областного краеведческого музея Ирина Зарецкая аккуратно раскладывает передо мной 36 пожелтевших номеров партизанской газеты.

— Значительную часть раритетной подшивки «Зари» составляют экземпляры, которые передал Александр Припатнев, — он работал в редакции во время войны. Он же принес в музей уникальный экспонат, на котором эта газета и печаталась, — печатную машину.

Рядом с санитарной сумкой фельдшера и хирургическими инструментами из партизанского госпиталя стоит небольшой станок. Подпись на вывеске сообщает, что привезен он из подпольной типографии газеты «Заря». Станок немного напоминает современный принтер, только весит раз в десять больше и работать на нем нужно вручную.

* * *

Март 1944-го. На секретный аэродром в 50 километрах от Любани самолет доставил группу партизан. Среди них — будущий главный редактор областной газеты Василий Калиберов. Несмотря на молодой возраст (всего 23 года!), парень уже зарекомендовал себя и как журналист (работал в чаусской «районке», в республиканской газете в Северной Осетии, «Советской Беларуси»), и как боец ​​(с первых дней войны — в рядах красной Армии, но тяжелое ранение не позволило вернуться в строй). Прилетела в тыл врага и Наталья Логвина — бывший начальник цеха Витебской областной типографии. Ее на Брестчину отправили буквально с фронта. Встретил Василия и Наталью Александр Припатнев, воевавший в Минском партизанском соединении. На новом месте его ждала работа ответственным секретарем и корреспондентом газеты. «Мужественное партизанское трио» — так называл этих людей брестский журналист Владимир Туров. Не согласиться с ним невозможно.

По чащам и трясине будущие сотрудники редакции прошли 500 километров до острова Хованщина. Каждый за спиной нес не менее тридцати килограммов груза (полиграфическое оборудование, бумагу и краски, оружие). Постоянно приходилось прятаться от немцев, быть осторожными на минных полях. Несколько раз группа попадала в перестрелки. К счастью, до места назначения добрались без потерь.

Корреспондентская сеть, командировки и штатный поэт

«Работа над первым номером совпала с Днем советской печати. Сидели мы за столом под густыми хвойными кронами. Рядом на четырех кольях, вбитых в землю, расположилась наборная касса, на небольшом столике — печатная машина. За несколько метров находилось жилье — шалаши, покрытые корой деревьев. На кроватях — соломенные матрасы и подушки. Правда, во время дождя крыша очень протекала, однако никто из коллектива не требовал лучших условий», — вспоминал Калиберов в своей книге «От сердца к сердцу».

Какой она была, газета-партизанка? Совсем небольшой, так как издавалась форматом в восемь раз меньше довоенного. Все ее так и называли «наша маленькая «Заря». Правда, силу она имела большую. Узнав о возобновлении выхода областной газеты, оккупанты испугались. Тут же издали листовку, где писали, что тираж печатается не на Брестчине, а в Москве и забрасывается к партизанам самолетами. Но регулярный выпуск газеты быстро опроверг вражеские наговоры.

«Что принесли немцы в Брест? Голод. На взрослого рабочего они выдают 200 граммов хлеба, а на ребенка — 100 граммов. Целыми неделями население не получает и этого. Других продуктов лишено вообще. Они принесли насилие. Еще в первые дни оккупанты забирали насильно одежду и обувь. Население ходит в лохмотьях. Они принесли смерть. За одну ночь немецкие душегубы вывезли в Жабинку 120 детей и закопали их живыми. В следующую ночь и днем ​​ими расстреляно и замучено 900 человек. Затем расстреляли еще около 200. [...] Они принесли разрушения. В Бресте на улицах Мухавецкой, Госпитальной, Широкой почти все дома разрушены. Школы они превратили в казармы», — писали в одном из номеров.

Интерес подпольной «Зари» в том, что она имела широкую корреспондентскую сеть по всей области. Партизаны и подпольщики были не только активными читателями, но и авторами: даже в те непростые времена они присылали письма в редакцию.

— У нас хранится переписка Василия Калиберова с партизаном Захаром Поплавским. Редактор благодарит за информацию, спрашивает о здоровье бойца и положении его отряда, — рассказывает Ирина Зарецкая. — Новости приносили из самых отдаленных уголков области, поступали они даже из-за рубежа. Так, в газете печатались письма с немецкой неволи. Их молодежь, принудительно вывезенная на работу, присылала родным на оккупированную землю.

Штатные сотрудники также никогда не засиживались в редакции — регулярно отправлялись в «командировки», чтобы воочию увидеть, как живут народные мстители. Во время одной из таких вылазок Александр Припатнев попал в настоящий ад: вместе с партизанским отрядом Гребенева журналисту пришлось отбивать нападение немцев на деревню Галевка. На поле боя осталось около восьми десятков вражеских трупов...

Был в газете и свой поэт — Николай Засим. Инструктор Брестского областного антифашистского комитета начал писать стихи задолго до войны, но именно в лесной глуши, среди вековых сосен и непроходимых болот его талант проявился в полную силу. Вспоминая о Николае Артемовиче, Василий Калиберов писал: «Сначала мы не очень поверили, что перед нами настоящий самородок, талантливый мастер художественного слова. Однако постепенно сомнения начали рассеиваться. Стихи брали за живое».

Хто чэсці ганьбай

не замазаў,

У кім сэрца

праўдаю гарыць —

На бой з фашысцкаю заразай!

Даволі кроў

ёй нашу піць.

За вілы, стрэльбы,

за сякеры

Бярыся, вольны чалавек!

І адплаці ім,

катам-зверам,

За крыўду,

слёзы і за здзек. [...]

Народные мстители с нетерпением ждали каждый номер газеты и постоянно просили увеличить тираж издания. Главный редактор вспоминает в своей книге: «Когда узнали, что ограничение связано с нехваткой бумаги, организовали сбор и доставку. Редакция получила килограмм от 50 чистых листов. Правда, бумага качеством не выделялась. В основном это были школьные тетради, обои». Тем не менее партизаны и подпольщики, которые присылали свою бумагу, получали дополнительные экземпляры газеты.

Под свистом пуль — печатай

Стоят (слева направо) главный редактор В. Калиберов, корреспонденты А. Сиротин и А. Припатнев. Справа за наборной кассой сидит Н. Логвина, за пишущей машинкой Н. Пономарева.

Редакция «Зари» находилась как раз между двумя важными железными дорогами — Брест — Минск и Брест — Лунинец. За три дня до начала «рельсовой войны» газета вышла с передовицей «Ни один эшелон врага не должен дойти до фронта». Ответом на призыв стали успешные результаты: только за первый день операции партизаны области взорвали более двух тысяч рельсов, железнодорожное движение остановилось на несколько суток. Оккупанты мстили за это, начали с особой жестокостью расправляться с мирными жителями. Лесные массивы в поисках «лесной армии» прочесывались в два раза чаще.

Точно известно, что во время войны ни один немец не смог попасть на Хованщину. Остров находился в самой середине непроходимых болот. Партизаны попадали на него ночью по длинной тоненькой кладке, скрытой под водой. Историки и сейчас не могут назвать точное количество жителей Хованщины в 1943-1944 гг. Кроме обкомов партии и комсомола, партизанского штаба, редакции и госпиталя, здесь жили сотни партизан. Совсем рядом находился семейный лагерь с лесной школой. Враг пытался «выкурить» людей из леса, атакуя с воздуха. Василий Калиберов вспоминал: «Когда фашистские самолеты пролетали над самыми деревьями, наши автоматчики и пулеметчики обрушивали на них огонь. Это немного помогало. Гитлеровцы, чувствуя опасность, без разбора сбрасывали бомбы. Многие попадали не на остров, а в болото. Не обошлось, конечно, и без чудес. Как-то я сидел в землянке, вычитывая корректуру. Вдруг зашумело в ушах. Поднял голову и увидел на краю стола странный предмет. Взял в руку — теплый, острый кусок металла. Вышел из землянки, смотрю — воронка с желтым песком. Рядом вырванная с корнем молодая сосна. Оказалось, воздушная волна от взорванной бомбы мгновенно оглушило меня, я не увидел и не услышал, как килограммовый осколок через открытую дверь влетел и упал прямо на стол».

Напоминание потомкам

Память о партизанском прошлом Хованщины и ее жителях не угасает. Во время экскурсий на остров директор Ивацевичского историко-краеведческого музея Раиса Горбач рассказывает школьникам поучительную историю:

— Случилось это зимой 1944 года. Связная несла свежий номер газеты с Хованщины к читателям. Только зашла на одну из улиц, а там — немцы. Бежать в лес поздно, девушка вскочила в первый из домов. Хозяин ее пожалел и спрятал на печи вместе со своими детьми. «Зарю», долго не думая, запихал в валенок, который стоял посреди дома. Через мгновение ворвались полицаи. Обыскали мужика, детей и связную, перетрясли все, что заметили, даже подушки с матрацами пропороли. Валенок, валявшийся возле печи, полицай с ухмылкой подтолкнул ногой, а вот второй почему-то не тронул. Ничего не найдя, гитлеровские каратели ушли... Результат: хотите что-нибудь надежно спрятать, смело кладите на самое заметное место.

* * *

Ежегодно в конце мая тихая в мирное время Хованщина наполняется сотнями голосов. Сюда съезжаются потомки партизан, воевавших некогда за свободу белорусской земли, которые прославляли победы товарищей на страницах «Зари». На подступах к острову стоит валун, на нем слова памяти героям. Василий Калиберов, однажды вернувшись сюда, написал: «Люди читают и думают: «Да, дело, за которое боролись, умирали верные защитники родной земли, бессмертно. Оно живет и побеждает, зовет к новым свершениям в честь мира и прогресса». От сердца к сердцу идут эти слова. Они не знают преград, как не знали их патриоты в священной битве за Родину».

Подготовила Анна КУРАК, фото автора и из архивов Брестского областного краеведческого музея

Минск — Брест — Минск

Выбор редакции

Общество

Житель Жодино Геннадий Пузанкевич доехал на велосипеде из Беларуси до Владивостока

Житель Жодино Геннадий Пузанкевич доехал на велосипеде из Беларуси до Владивостока

Он каждый день старался преодолевать не менее ста километров.

Общество

Как «Звязда» нарушителей отдыха с милицией искала

Как «Звязда» нарушителей отдыха с милицией искала

Последними теплыми деньками многие минчане стараются воспользоваться по полной и по возможности отдохнуть на природе, пусть и в пределах города.

Культура

Певец Александр Гелах: Как только поступил, стал искать работу

Певец Александр Гелах: Как только поступил, стал искать работу

Молодой тенор, который пришел в Национальный академический Большой театр Беларуси в 2015-м, обратил на себя внимание любителей оперы сразу.

Общество

Как работает участковый инспектор в деревне, откуда ровно два года назад пропал 10-летний Максим Мархалюк

Как работает участковый инспектор в деревне, откуда ровно два года назад пропал 10-летний Максим Мархалюк

В майора милиции Андрея Болбата не самый простой участок. Здесь и заповедники, и чащи, и дикие болота...