Вы тут

Наталья Кулецкая об уникальном национальном элементе белорусской культуры


Среди народных мастеров Беларуси, которые создают и укрепляют особый мир нематериальных историко-культурных ценностей, имя Натальи Кулецкой хорошо известно. А этой осенью белорусское искусство вытинанки, которым она виртуозно владеет, вместе с уникальной неглюбской текстильной традицией предложено включить в Репрезентативный список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. 


Полагаю, у белорусов есть все шансы, чтобы в этот список войти. Ведь, как известно, в конце прошлого года на 17-й сессии Межправительственного комитета по охране нематериального культурного наследия ЮНЕСКО в Марокко было принято решение о включении белорусской номинации «Соломоплетение Беларуси: искусство, ремесло, умения» в список ЮНЕСКО. И прежде, чем предоставить слово моей собеседнице, в общих чертах проясним для читателя, что это такое.

Список, по словам профессионалов, включает обычаи, традиции, знания и навыки, которые передаются из поколения в поколение. Кстати, в 2003 году была подписана конвенция, цель которой — сохранять и поддерживать эти традиции во всем мире. Для этого ЮНЕСКО поддерживает государства, которые в нее входят, содействует сохранности традиций и поддержке среды для охраны нематериального наследия, которое является частью духовной культуры, созданной прошлыми поколениями, выдержавшей испытания временем и передающейся потомкам как нечто ценное и почитаемое. А что касается вытинанки (по-белорусски: выцінанка), то это ажурный узор, вырезанный из бумаги: черной, белой или цветной. Или, если выражаться точнее, это техника вырезания из бумаги. Полученное в результате декоративное изделие может быть занавеской, салфеткой, панно, «набожнікам» (это украшение вокруг иконы или распятия в «красном углу» дома). Основное его предназначение — украшать жилище. Однако существуют и вытинанки-открытки, вытинанки-декорации, а также вытинанки-иллюстрации. Основные принципы вытинанки и сегодня неизменны: основной материал в этой технике — бумага, а рабочий инструмент — ножницы. 

Фрагмент триптиха «Рождество»

Фрагмент триптиха «Моя Беларусь»

Об уникальном национальном элементе белорусской культуры — вытинанке — наша беседа с членом Союза народных мастеров Беларуси, учителем-дефектологом детского сада из Коссово, что в Ивацевичском районе Брестской области, Натальей Кулецкой.

— Наталья Михайловна, откуда, по-вашему, в Беларусь пришло это искусство вырезания из бумаги? 

— Мы знаем, что бумага родом из Китая. Видимо, там впервые и начали вырезать. Где бы она ни появлялась, там и возникало искусство бумажного вырезания. Есть сведения, что в Европе было распространено силуэтное вырезание — это портреты, в Латинской Америке — сюжетное вырезание, в других странах, в том числе соседствующих с нами, нечто свое…

Эти работы народного мастера Беларуси участвовали в традиционном фестивале «Три Спаса», который проходил в Москве в августе 2023

Я склонна предположить, что у вытинанки есть и собственные белорусские корни: ее прототипом можно назвать печати с так называемых писем Великого Князя Литовского Витовта. Где-то я читала, что в архивах Вильнюсского госуниверситета хранится несколько вытинанок ХVI века. Их сделали чиновники в перерывах между работой над документами. В народе до того, как появилась возможность вырезать ажурные узоры из бумаги, уже существовала традиция украшать дома вырубками на ткани, ажурными узорами из коры (например, бересты), даже на высушенных листьях. Поэтому, я думаю, развитие бумажной вытинанки следует отсчитывать с ХVI века, когда в 1560 году в Несвиже была основана первая отечественная бумажная фабрика. К началу ХVIII века их было уже около 30. Как только бумага стала дешевой и широкодоступной, пошло и ее активное использование в быту. 

— Поясните, что означает слово «вытинанка»?

— Выцінанка — так это слово звучит в белорусском языке — это производное от слова «выцінаць», то есть «старательно выводить мелодию или узор», «заниматься чем-то кропотливым, требующим большого внимания и старательности». Как я уже сказала, она появилась в Беларуси в ХVI веке, наибольшего расцвета достигла в начале ХIХ. В народном творчестве приобрела все свойства традиционного изобразительного искусства. Это и декоративность, и символизм, и утилитарность. Из тонкой белой бумаги, так называемой «гільзы», наши предки вырезали кружевные занавеси на окна (фіранкі) и красные углы в доме, а также петухов, ангелов и звезды («снежинки») —эти фигуры также наклеивали на стекла окон.

— Хорошо помню, как я тоже в детстве вырезала снежинки и наклеивала их на окно перед Новым годом и Рождеством…

— И я так делала. Ведь я родом из деревни Чемелы Ивацевичского района. И у моих обеих бабушек были в хатах вытинанки-карунки. На полочках... Мамина мама — из деревни Корачин, это глубокое Полесье. Помню, у нее даже в кладовке полки были украшены карунками. В Западных регионах Беларуси, насколько мне известно, развились даже многослойные разноцветные вытинанки, которые еще назывались «выклеянками» (от слова клей), поскольку слои разного цвета вырезались по отдельности (с сохранением одного из ключевых правил — рисунок, вырезанный из одного листа бумаги, так и должен продолжать «держаться» целостно, не распадаясь на отдельные фрагменты), а потом послойно наклеивались на белую или цветную плотную бумагу…

Большими ножницами, которые держит в руках Наталья Кулецкая, и овец стригли, не только вытинаки вырезали. Они принадлежали ее матери Марии Ермачёк, которая в начале трудовой деятельности тоже была учительницей

— Как думаете, вытинанка — это сугубо женское искусство?

— Вырезанием вытинанок, полагаю, занимались не только женщины, но также и дети, да и мужчины тоже. Все члены семьи старались как-то украшать свое жилище, в том числе и вытинанками. К примеру, из черной или фиолетовой бумаги вырезали сложные картины, которые красиво смотрелись на фоне побеленной печи или стены. Появлялись со временем настоящие мастера, выделявшиеся своими талантами в этой области, они выполняли работы и на заказ, а их творчество потом служило образцами для копирования и заимствования. Сохраняется вытинанка, как я уже сказала, и до сих пор. В последние десятилетия она переживает повторное рождение в городской повседневной культуре: используется для украшения окон, витрин во время праздников и для привлечения внимания, внутренних интерьеров в общественных местах. Думаю, вытинанка вышла на профессиональный уровень.

— Но ведь изделия из бумаги такие недолговечные... Желтеют…

— И в этом ничего страшного нет. Человеку ведь нужно постоянно творить, эта потребность заложена в нем от природы. Пожелтеет вытинанка — вырежем новую! Было бы желание и способности. Да, бумажные украшения, особенно белые, быстро теряют внешний вид: скручиваются, покрываются пылью, поэтому их «обновляли», заменяли новыми перед Рождеством и Пасхой. А старые чаще всего сжигали — крайне редко сохраняли, чтобы иметь образец узора. Новые вытинанки для дома можно было вырезать самим, заказать мастеру или даже купить на ярмарке.

— Как вы пришли к вытинанке?

— Все началось с дополнительного образования. В 2002 году, работая здесь же, в Косово, воспитателем дошкольного образования, я поехала на курсы повышения квалификации в Брест. И там нас обучали нетрадиционным способам работы в аппликации. На курсах преподавала педагог Нина Михайлова. И она продемонстрировала нам вытинанку в ее лучшем виде. В том числе и зарубежную: китайскую, литовскую, польскую. И, конечно же, нашу традиционную как вид искусства. Показала, как с бумагой можно работать.

— К тому времени вы ведь знали, что это такое…

— Конечно! Я хорошо помню занавески-фиранки на окнах у полесской бабушки. Также помню, как еще детьми в ее хате с полочки, застеленной вытинанкой, мы, внуки, доставали вазочку с конфетами и, бывало, краешек вытинанки цепляли и подрывали. Бумага же деликатная, тонкая... А бабушка видела эти шалости, а потом принуждала нас новые карунки вырезать. Искусство вытинанки в наших местах в виде фиранок, подузоров было распространенным явлением. И ритуальная вытинанка тоже была, ею украшали гроб с умершим. Но там вырезался не сложный скромный узор с использованием крестиков.

— Выходит, что курсы и поспособствовали к пробуждению в вас творческих способностей?

— Можно и так сказать. Искусство вытинанки произвело на меня огромное впечатление. Мы там снежинки пробовали вырезать, так я попыталась и дома резать. Может упаковок пять бумаги извела, пока не стало хоть что-то получаться. На первый конкурс уже поехала с небольшим творческим багажом фиранок. Так называют занавески на окна — это повторяю для тех, кто не в теме. А на конкурс «Под крышей дома твоего» ездили всей семьей, муж столяр представлял деревянные изделия. Младший сын еще школьником был, картины рисовал. И мы тогда заняли по Брестской области второе место за семейное творчество. С тех пор и пошло…

— И стали вас активно приглашать на конкурсы?

— Да, в том числе и на большие. В 2019-м на «Славянском базаре в Витебске» я получила Гран-при. Представляла там коллекцию «Народные танцы». Выполнила ее в виде домашнего задания. Мы еще делали работу «Тры дрэўцы на матуліным двары» — прямо на республиканском конкурсе «Ажурныя мары». Члены жюри наблюдали сам процесс: это было что-то вроде мастер-класса. К слову, каждый год на «Славянском базаре» посвящают разным белорусским ремеслам: гончарство, соломоплетение, вытинанка, ткачество... И так далее по кругу.

— В других странах есть нечто подобное?

— В Украине, знаю, проводились раньше такие конкурсы. И в Китае. Онлайн и сейчас проходят. Но больше — выставки. Самая большая международная выставка — это Люблинский кирмаш в Польше. Там я была трижды до пандемии. Это невероятно красивый праздник творчества. Туда приезжают из разных стран Европы мастера разных видов искусств. От Беларуси человек по 40 ездили.

— Ваши работы вызывают интерес?

— Конечно! Я обычно везу «Чырвоны кут»: это украшенная в народном стиле палатка. Такое сейчас ценится. Многие хотят вернуться к корням, к традициям, уйти от пластика. Иконы мои покупали раньше и продолжают покупают. В том числе и в Москве — летом там была выставка.

— Каким инструментом вы пользуетесь?

— Ножницами вот этими (показывает). Похожими еще бабушки наши вытинанки вырезали. А вообще-то в хозяйство такие покупали с другой целью: овец ими стригли. В хатах других ножниц обычно и не было. Портновские реже использовались — только у тех они были, кто таким ремеслом занимался. А это ножницы моей мамы. Она тоже ими овец стригла. Мама моя, Мария Васильевна Ермачёк, в начале трудовой деятельности тоже была учительницей. Она закончила педагогические курсы и преподавала в начальных классах в Чемеловской школе. Вот как эти ножницы режут (демонстрирует). Крупно, как видите, но можно приловчиться и помельче вытинать — но это большая практика нужна. Обычно занавески-фиранки на окнах в хатах были простые. Незамысловатые, скромные. 

С картиной «Котики вербы»

— Как рождается у вас идея той или иной вытинанки?

— Каждый раз по-разному бывает. Идея некоторых работ очень долго вызревает. Скажем, был у меня замысел триптиха «Моя Беларусь». В начале захотелось сделать Коссовский дворец (уникальный памятник неоготической архитектуры XIX века находится в белорусском городке Коссово. За сказочный образ и роскошь дворец графов Пусловских (Коссовский замок) называли "рыцарской грезой«.— Авт.) Дворец стал декоративным и очень красивым после реставрации. И мне захотелось его великолепие показать, подчеркнуть. Но как этот образ воплотить, вырезая? Сначала, конечно, думала об архитектурных формах и линиях. Потом в воображении создавала антураж вокруг дворца. Ведь картина же о чем-то должна говорить зрителю. И вытинанка тоже. Я и рассказала, что дворец в чудесном стоит месте, где много озер: а их пять вокруг. Поэтому внизу, смотрите, есть даже волны. А поскольку это Брестчина, то и зубров я вырезала. И ели тоже есть, так как в наших местах много хвойнога леса. И рушники представила: это как символ белорусского гостеприимства. Аистов добавила: как надежду на будущее, мир и благосостояние. Плюс и радугу вырезала над замком…

— А что, поясните, изображено на вашей вытинанке «Рождество»?

— Накануне Рождества есть таинство в Природе. Поэтому мне хотелось передать прежде всего эту атмосферу таинства. Мне очень нравились работы вытинанщицы Дарьи Алёшкиной: она землячка моя, теперь в Украине живет. Работает в огромных формах: вырезает целые полотнища на окна и двери. У нее бабушка родом из известного своим замком поселка Мир. Вот и мне захотелось тоже вослед за Дарьей сделать масштабную композицию «Рождество Христово», из трех частей по времени. Труднее всего было все прорисовать. Больше месяца на это потратила.

— Сюжеты вытинанок вам подсказывает ваша фантазия? 

— Есть полностью авторские работы, а есть и заимствования. Вот как придумать что-то новое в плане иконы и ее композиции? Конечно, смотрю на образцы. Что-то беру из работ других мастеров. Не то чтобы перерисовываю — смотрю и вдохновляюсь ими. Изучаю линии, пластику образов. Каноны же существуют. И свои работы я под них стилизую. Взять хотя бы танец «Крыжачок». Вроде и есть композиционно выстроенный его образ (похож на тот, что на белорусской марке почтовой), но он и мой тоже. Я сама этот танец изучала. Там в чем фишка: утки как будто идут друг за другом. И ход этот в разных вариациях повторяется. А у меня утки еще и вверху: как подсказка зрителю. Так что идеи разными путями в мое сознание приходят. Как-то зашла в магазин, вижу: девушка там красивая. Разговорились, она спросила: и портрет в стиле вытинанки можете сделать? И я попробовала, сделала по фотографии. А «Птица-секретарь»! Знаете ли вы, что это единственная в природе птица с ресницами? Она просто поразила меня своей красотой. Немного на аиста похожа. Вживую эту красавицу можно увидеть в Интернете. Одна из последних моих работ — лебеди. Впечатлилась ими, когда отдыхала весной в санатории «Нарочанка». На озере там увидела много чаек и лебедей. Рядом с озером растут высоченные деревья. Пришла в корпус и прямо в комнате сделала пейзаж. Причем эти работы не рисуются, а режутся, что называется, с чистого листа. А вот работа 2022 года «Ну вельмі хочацца вясны: і без хвароб і без вайны» (показывает). Видите, это такие почки-котики пушистые вербы. После ковида сделала — потому и название у вытинанки такое.

— В Минске выставлялись?

— Конечно! В галерее «Университет культуры» была большущая выставка. И на фестиваль-ярмарку народных художественных ремесел «Вясновы букет» в мае всегда приезжаю. В Александрии два года подряд была с выставкой на Купалье. И в Москву не раз ездила. В этом году там, в Екатерининском парке проходила выставка, посвященная Купалью. Ее организовывала общественная организация «Беларусы Москвы» при поддержке Посольства Беларуси в России и нашего Министерства культуры, а также департамента национальной политики и межрегиональных связей правительства Москвы в партнерстве с Центром славянских культур. Я возила туда триптих «Моя Беларусь», а также многие другие небольшие работы.

— Вы теперь — самый известный в Коссово человек?

— В узких кругах — известна (смеется). Как народный мастер Беларуси. В книге, посвященной белорусской вытинанке, и обо мне тоже написано.

— В работе с детьми с особенностями развития вытинанка вам помогает?

— Да, я использую вытинанку и как возможность поработать с детками. Вот иллюстрировала сказку «Как курочка петушка спасала». Детям с особенностями развития нужна детализация каждого этапа сказки, чтобы они поняли ее смысл, а потом смогли сюжет пересказать. Поэтому я и сделала сказку-вытинанку. Есть она и на ютубе. Со сказкой попала на республиканский конкурс «Сучасныя тэхналогіі ў спецыяльнай адукацыі». Приятно, что меня там отметили дипломом. Теперь есть и другая иллюстрированая белорусская сказка «Коток — золотой лобок». Потом еще мы сделали и электронное пособие, в котором собраны дидактические игры. Благодаря им идет совмещение игры и образования.

— Вижу, что вытинанку вы используете и в украшениях?

— В медальонах, кулонах, брошах и серьгах. Вот это (показывает кулон) Древо жизни. Связь с предками — корень, ствол — современность, а крона — будущее: скажем так, пространство наших потомков. И птицы как невоплощенные души... Есть еще кулоны с ангелами. Я стала их делать потому, что людям хочется что-то с выставки для себя взять на память.

Вытинанку Наталья Кулецкая использует при изготовлении украшений — в медальонах, кулонах, брошах и серьгах

— Образ солнца вы тоже используете? Раньше даже прялки украшали солнцем…

— Без солнышка в творчестве никак. А прялка, кстати у меня дома стоит. Маленькая, мамина. Ее отец, а мой дед Василь Зыбайло был крепким мастером, делал такие прялки, чтобы можно было на них сидеть и прясть. У бабушки прялка была большая, а у мамы моей будущей — маленькая, детская. Она ее сохранила, и мы вместе с ней пряли: я умею это делать. Может быть, эта прялка внучек дождется. Мои сыновья пока не женаты.

— Внучки когда появятся, так надо же будет и овец завести, чтобы пряжа была…

— Ну, если дождемся, то может и заведем (смеется). Дом у нас большой, двухэтажный и участок 75 соток. И свой водоем есть…

— Живете в Коссово?

— В деревне Дубитово, в 4 км от Коссово, на работу езжу на машине. Рядом лес, речка Гривда. Валерий, муж, у меня мастер на все руки. Мольберты для вытинанок — это его произведения, рамки для картин сына он тоже делает сам.

— Ваши сыновья уже взрослые? 

— Александру — 30, Сергею — 25. Саша инженер-механик, окончил Пинский индустриально-педагогический колледж. По состоянию здоровья трудится охранником в школе. Для души помогает отцу — вот построили недавно баню-сруб. А младший Сергей работает инженером-конструктором на БелАзе, в конструкторском бюро расчетов управления главного конструктора научно-технического центра имени А. Н. Егорова. С детства он любил рисовать и конструировать. Окончил Коссовскую школу искусств. Талантливвый парень, его работы висят у нас дома, в зале. Есть и графика, и акварель, и картины маслом на полотне. Учился дальше сын в Белорусском национальном техническом университете на инженера-мехатроника. И попал работать на БелАЗ в Жодино. Не так давно какой-то супер бульдозер они там сконструировали, так приезжал, рассказывал, как его заводили…

На БЕЛАЗе в честь недавнего 75-летнего юбилея предприятия были названы победители престижных конкурсов «Человек года-2023» и «Лауреат молодежной премии». Лауреатом молодежной премии стал младший сын Натальи Кулецкой Сергей Кулецкий, который работает инженером-конструктором в конструкторском бюро расчетов управления главного конструктора научно-технического центра имени А. Н. Егорова нра БЕЛАЗе. В 200-тонный гидравлический экскаватор на гусеничном ходу BELAZ BХ20012 молодой специалист вложил немало сил

— Неужели молодой инженер-конструктор еще и искусством вытинанки владеет?

— Представьте себе: да. Ведь если человек талантлив, то как говорится, во всем. Я порой думаю: а ведь у нас в роду все люди талантливые, и муж тоже. И не важно, в каком ремесле ты себя проявляешь. Кто мастер, у кого, как говорится, руки в правильном месте растут, тот в любое время без работы не останется. Вытинанку Сергей, думаю, резал бы хорошо — он все что угодно вырежет. Однако ж теперь масштаб работы у него другой, не миниатюрный — белазовский (смеется). Но если надо, так сыновья и муж мне, конечно, помогают. Это уже сложившийся стиль жизни нашей творческой семьи. Хоть, признаюсь, мои мужчины иногда к вытинанке меня ревнуют. Она же и времени требует, и старания…

Сергей Кулецкий, автор многочисленных картин. Пишет маслом, акварелью, карандашом

— Создавать вытинанки — это, по-моему, своеобразная медитация... 

— Верно! Идет такое глубокое погружение во внутренний мир, в образ, который пробуешь создать, что звуки окружающего мира, внешнего, перестают для тебя существовать. Не замечаешь, как бежит время. К тому же, охватывает такое приятное успокоение, умиротворение, когда берешь в руки ножницы…

Фото на память (по просьбе автора)

Беседовала Валентина ЖДАНОВИЧ

Фото автора и из архива семьи КУЛЕЦКИХ

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Захаваць. Нельга знесці

Захаваць. Нельга знесці

Знакі прыпынку нарэшце расстаўлены.

Калейдаскоп

Усходні гараскоп на наступны тыдзень

Усходні гараскоп на наступны тыдзень

Стральцам на гэтым тыдні не трэба пераацэньваць сваіх магчымасцяў.