Вы здесь

История настоящего сыщика


Подполковник милиции в отставке Александр АЛЕКСАНДРОВ более двадцати лет прослужил в управлении уголовного розыска тогда еще УВД Мингорисполкома. Все как у всех: сложнейшие дела, ненормированный рабочий график и постоянное интеллектуальное напряжение. Вот только специализация нетипичная преступления, касающиеся сексуальной сферы...


Самый молодой лейтенант в республике

Но об этом позже. Для начала вернемся в 1969 год — юный Александр Александров поступает в школу милиции. Казалось бы, ничего необычного, однако у молодого человека не было ни медицинского заключения о годности, ни отбытой службы в армии, что тогда было обязательно, кроме того, он был студентом третьего курса университета — юрфака БГУ. Тем не менее оказанное доверие юноша оправдал в полной мере — закончил учебу с отличием. И даже не думал сдерживать свое усердие. Еще во время стажировки отрабатывал целый день как ищейка, а в ночную смену заступал как помощник дежурного.

Когда в управление приехал начальник уголовного розыска города полковник милиции Петр Пятковский, ему сразу же доложили об усердном практиканте. И поэтому предложили должность старшего инспектора по делам несовершеннолетних в одном из районов столицы.

— Я тогда так разволновался: только из школы милиции, а уже старший инспектор. А был я в то время совсем хрупкого телосложения, думал, кто мне из пацанов поверит? Лучше с особо опасными рецидивистами, чем с несовершеннолетними. Опытному заключенному все равно, кто именно перед ним сидит, он знает, что от этого человека в определенной степени зависит его судьба. Поэтому чаще всего думает, что и как сказать и сделать, вспоминает Александр Георгиевич.

Тем временем старшие коллеги расхваливали молодого сотрудника, мол, у него же и высшее образование есть. Тогда полковник милиции Петр Пятковский пригласил Александра Александрова к себе в управление, где тот отработал до ухода в отставку.

Сначала дело испугаюсь потом

Отдел по раскрытию преступлений против жизни и здоровья, чести и достоинства личности — именно так называлась структура, в которую попал целенаправленный юноша. Начинал с борьбы с вензаболеваемостью — подробно изучал эту и смежные темы, а постепенно стал заниматься всеми преступлениями, связанными с сексуальной сферой: развратные действия, насилие, убийства на сексуальной почве. Так, по почти случайному стечению обстоятельств, получил свою профессиональную специализацию.

Одним из самых сложных дел в своей карьере Александр Александров считает раскрытие серии изнасилований девочек от 9 до 13 лет. Искали виновных полгода, хотя сыщик с самого начала был уверен, что действовал один человек — дети по-разному воспринимают, а значит, и описывают взрослых.

В период задержания преступника Александру Георгиевичу пришлось бодрствовать трое суток. Допрос шел всю ночь. После того как все закончилось, в кабинет к истощенному сыщику пришли родители с детьми, которые говорили только одно слово «спасибо» и молча кланялись. «Ради таких моментов и стоит работать», — уверен подполковник.

Справляться с постоянным стрессом помогало умение абстрагироваться и «позднее зажигание на страх». Александр Георгиевич вспоминает два показательных случая. Еще во время стажировки его отправили вместе с двумя сержантами на вызов: пьяный мужчина с топором гоняется за женой и ребенком. К счастью, до приезда милиции они успели скрыться у соседей, а мужчина закрылся в своей квартире и заснул. Дверь ломать не приходилось — его сложно было назвать вооруженным. Тогда юный сотрудник через соседский балкон, расстояние до второго было, между прочим, полтора метра, перелез в квартиру к дебоширу, обезвредил его и открыл дверь коллегам. Правда, после этого шел уже на ватных ногах: этаж девятый, а Александр Георгиевич, по собственному признанию, с детства боится высоты.

— Другой случай произошел еще раньше. Школа милиции, практическое занятие по судебной медицине — поход в морг. Теоретически все знали, как это будет происходить, но когда началось вскрытие, легкий шум — и за моей спиной пусто. Остались только трое, остальные выскочили. А мы расспрашивали, что, почему и как. Надо понимать, что это работа, — откровенничает Александр Георгиевич.

И все же были ситуации, которые могли затронуть, казалось бы, непробиваемую броню сыщика. Случайно брошенный взгляд на труп шестилетнего мальчика или мужчина, лежащий в луже крови, который только-только выпустил последний вздох.

— Помню свои мысли в тот момент: еще пять минут назад этот человек жил, кого-то любил, о чем-то мечтал, а теперь — все. Приходилось такие мысли вытеснять из сознания, — рассказывает подполковник милиции в отставке.

«Никогда не кричал, но задержанные плакали»

По словам Александра Георгиевича, в работе ему очень помогал не только профессиональный и жизненный опыт, но и изучение психологии. В домашней библиотеке знаменитого сыщика более полутора тысяч книг, значительная доля из них по профессии.

— Умение поставить себя на место преступника называется интеллектуальным восстановлением. Помню, в Ленинском районе был случай изнасилования. Прошло больше недели не раскрыт, пригласили на помощь меня. Я сходил на место преступления, пообщался с пострадавшей и дал указание: поставить на остановке двух человек, так как в 11 часов появится преступник. Мои слова не восприняли всерьез: зачем ему возвращаться? На следующий день я все-таки настоял на своем и его действительно там задержали. На допросе он категорически отказался рассказывать о преступлении стыдно, потому что сам заместитель секретаря комсомольской организации курса и комиссар студенческого отряда. Тогда начал рассказывать я во всех подробностях, как у него возник замысел, как он готовился, как он осуществил это, почему ушел, зачем вернулся. Он внимательно слушал и только с удивлением спросил: «Вы что, там были?» А я всего лишь поставил себя на его место с учетом всех обстоятельств, раскрывает профессиональные секреты Александр Александров.

 

Такой подход давал свои результаты. Например, в 1980-х, когда по всей стране наблюдался рост изнасилований, в Минске их было совершено всего 16 за год и все раскрыты. И это — сила слова, так как из пистолета Александр Георгиевич, по собственному признанию, во время работы не стрелял ни разу: угрожал, да, но не стрелял даже в воздух. В его способности верили настолько, что иногда ожидали, что одного взгляда на место преступления будет достаточно, чтобы назвать виновного. Чуть ли не так было, когда Александра Георгиевича пригласили на помощь в Минский район. Предполагали, что убийство произошло на сексуальной почве. Однако сыщик быстро понял, что дело в другом, и дал подробную характеристику преступника: парень, который с детства издевался над животными, неформальный лидер, который хочет добиться наивысшего авторитета, причем бил не он один, заставлял это делать еще нескольких людей. Убийцу задержали через три дня — описания полностью совпали с действительностью.

— Знаете, во время работы я никогда не повышал голос. При этом задержанные часто плакали. Я просто обрисовывал им картину будущей жизни и весь ужас того, что они натворили. И всегда руководствовался единственным принципом — за мной государство, за мной закон, — подытожил Александр Георгиевич.

Дарья КОСКО

kasko@zvіazda.by

Выбор редакции

Спорт

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям

Он — один из немногих представителей белорусского фигурного катания на международной арене. 

Культура

Что общего между творчеством и «табуреткой»?

Что общего между творчеством и «табуреткой»?

Где можно освоить литературное мастерство? Как становятся писателями? 

Общество

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Прежде всего биохимический скрининг, который выполняется на сроке от 10 с половиной до 13 с половиной недель беременности.

Общество

Рассказ женщины, которая сумела вернуть дочь из социального приюта

Рассказ женщины, которая сумела вернуть дочь из социального приюта

Женщину, которая сумела не только вернуть ребенка из приюта, но и дальше воспитывает его, найти оказалось не просто.