Вы здесь

Татьяна Конопацкая: Историческая память — это фундамент государства...


Татьяна КОНОПАЦКАЯ — человек в Лунинце известный. Не потому, что она построила здесь частную фабрику. Или когда-то возглавляла район и осталась жить в райцентре... Да, она была главредом районной газеты. Работала и просто журналистом «Лунінецкіх навін». Да, сравнительно недавно Татьяну Васильевну приняли в Союз писателей Беларуси. Но и это не главное. Татьяна Конопацкая — неравнодушный собиратель исторической памяти о родном крае. Давайте познакомимся с этим настоящим тружеником непростой поисковой историко-краеведческой работы.


— Татьяна Васильевна, а что для вас краеведение? Ваше личное определение краеведения.

— Известное есенинское утверждение: «Лицом к лицу — лица не увидать. Большое видится на расстоянье» можно спроецировать не только на пространство, но и на время. Школьницей я возглавляла клуб интернациональной дружбы, объездила с КИДом несколько республик и ряд городов России, переписывалась с ровесниками из трех стран, рассказывая о лучшей в мире стране — СССР... В студенчестве была на конференции в Ереване. Была тронута особенным отношением армян к белорусам — они всегда подчеркивали общие боли: «У нас — Цицернакаберд, у вас — Хатынь». Благодаря Армении заинтересовалась Беларусью... После учебы в БГУ работала в Кобрине. В городе с потрясающим по богатству фондов музее Александра Васильевича Суворова и его увлеченными сотрудниками. И не могла не задуматься: «Здесь — столько примеров для гордости! А что мне сказать о своей малой родине?».

Кстати, в связи с этим — небольшое отступление. Наш район — из числа пострадавших от чернобыльской катастрофы. С начала 1990-х гг. тысячи детей выезжали (и сейчас выезжают, но меньше) на оздоровление в европейские страны. Одна из лунинчанок, которая многократно сопровождала группы в Италию, с восторгом рассказывала о приморском городке, где отдыхают юные белорусы: «Представляете, там уже 300 лет одни и те же дома окрашиваются одним и тем же цветом! В давние времена рыбак, который возвращался с уловом с моря, мог заплутать в тумане. Но он видел знакомый цвет и выходил точно к родному дому. При современных средствах навигации это не нужно, но традиция продолжается...».

Конечно же, я спросила: а о каких лунинецких традициях вы рассказываете итальянским «родителям»; что показываете, когда они посещают наш город? В ответ эта дама, моя ровесница, пренебрежительно фыркнула: «Что можно показать в Лунинце?! Мы их возим в Беловежскую пущу, в Несвижский замок, в Национальную библиотеку!».

Хорошее дело, но гости-то приезжают в Лунинец... В 30 лет я вернулась домой, чтобы что-то узнать и другим рассказать. Мне повезло: журналистика помогает распространять увлечение. Но знаю представителей совершенно далеких от гуманитариев профессий, которые также исследуют прошлое родного края.

В основе жизни — любовь. Однажды захотелось проявить ее к месту, где ты родился, — вот и становишься краеведом. Чем можешь отблагодарить малую родину? Знанием ее прошлого, добросовестным трудом в настоящем, бескорыстным служением для будущего…

— Да, Лунинецкий край — богатое на историю, культуру пространство. А можно ли как-то охарактеризовать этапы внимания к теме истории Лунинецкого края, этапы развития именно Лунинецкого краеведения? Кто наиболее яркие его представители?

— Обычно называли триаду исследователей послевоенного времени. Ряд статей, преимущественно — о личностях и событиях Октябрьской революции, написал Георгий Александрович Вайндрах (09.09.1925, Одесса, Украина — 01.02.1992, Брест), который преподавал историю в лунинецких школах. Встречу с ним увековечил Виталий Вольский в очерке «На дорогах Полесья» в книге «Полесье» (1974). Затем учитель стал кандидатом исторических наук, доцентом кафедры истории КПСС и научного коммунизма Брестского педагогического института им. А.С. Пушкина (ныне — БрГУ)... О русском поэте, в Первую мировую войну служившем в нашем краю, упоминали многие авторы, но только Николай Николаевич Калинкович (18.12.1950-24.07.1990) написал книгу «Полесские дни Александра Блока» (1985). Он издал также отдельные книги под одним и тем же названием «Лунинец» (1981 и 1990), первую — в соавторстве с тогдашним председателем райисполкома. Николаю Калинковичу лунинчане обязаны за углубление знаний о Великой Отечественной войне, за очерки о Героях Советского Союза, похороненных в Лунинце, которые основаны на переписке журналиста с их родными. В трудах этих ученых, ведь и писатель-чекист был кандидатом юридических наук, в основном отражена обзорная картина истории края. Детализировал ее настоящий «лунинцевед» Лев Леонидович Колосов (20.06.1932-24.04.2021). Невосполнимая утрата для города, который недавно потерял столь преданного патриота... И именно он, Лев Колосов, назвал лунинецким «краеведом № 1» Василия Васильевича Негатина (29.07.1894, д. Удельные Утты Трубчевского уезда Орловской губернии — 05.06.1978, Лунинец), который в конце ХІХ века стал жителем Полесья. Его дневники за 1917, 1918, 1939-1940 и 1943-1944 гг., а также несколько послевоенных тетрадей сохранили внучки, познакомив меня с ними в 2014 году. Рада, что удалось «расшифровать» частично имена и местные прозвища. Личный взгляд нашего земляка на важные события, как говорят, «в стране, в семье, во мне», изданы в 2017 и 2020 гг.

Уверена, что исследователей, которые работают в архивах, ждет еще больше краеведческих открытий. Мне же успеть бы записать побольше воспоминаний хранителей противоречивого прошлого...

— А с чего все-таки начался ваш личный опыт краеведческое работы? Что для вас стало первотолчком к краеведческой, исследовательской активности?

— В мире нет ничего случайного... В мой второй «минский период» жизни в столице активно действовали так называемые неформальные общества «Толока» и «Тутэйшыя». Обратилась в партком Высшей партийной школы: нам необходимы знания по истории Беларуси, иначе не сможем отличать факты от фальсификации. Весной 1988 года каждое воскресение группа преподавателей и слушателей посещала знаковые места, национальные святыни с лучшими столичными экскурсоводами... В 1989 году тогда еще горком партии пригласил в Лунинец лектора из Минска, с которым приехал мой сокурсник по учебе в ВПШ. Он работал в организационно-методическом центре по созданию историко-документальных хроник «Память». Не уверена, что точно помню название организации, главное — узнала о ее деятельности... В 1990 году погиб писатель-чекист Николай Калинкович. В это время я работала заместителем редактора районной газеты. На той же должности, что и он — в 1970-е гг., в том же самом кабинете. Отец коллеги — Николай Иосифович — приходил и плакал... В мае 1991-го обратилась в райисполком с предложением совместить свою работу со сбором материалов. Известные слова Гейне: «Когда мир треснет, трещина пройдет через сердце поэта» отношу и к неравнодушным журналистам. Но в августе того же года, скажу честно, ликвидация Компартии не стала для меня трагедией. Была увлечена поиском единомышленников, архивистов и историков, которым заказывала материалы по отдельным периодам. Правда, было печально, что в одночасье разрушено то, что казалось монолитом, но — мой труд был востребован Лунинцем и районом. И это стало главным.

— Вы много занимаетесь организаторской деятельностью в области исторического просвещения, исторического образования в Лунинце, Лунинецком районе. А чего, каких решений власти, каких практик в разных сферах жизни Вам не хватает в этом плане?

— Счастливым было десятилетие в конце ХХ века, когда краеведческие дела организовывали с помощью органов районной власти. Издана книга «Память. Лунинецкий район» (1995). На ее представлении в присутствии губернатора Брестчины и уже нового руководителя районной «вертикали» предложила создать гербы Лунинца и Микашевичей. Это осуществилось благодаря Геральдической комиссии, которая учла наше мнение, в 1998 году. Тогда же были приняты решения райисполкома о проведении ряда литературных встреч...

Счастливой была и следующая «пятилетка», когда поняла, что воплощать в жизнь краеведческие идеи нужно самим краеведам. Поддержку оказали и оказывают предприятия, в первую очередь — «стальных магистралей», ведь Лунинец — город, рожденный железной дорогой. Кстати, статус города, объединив село и посад, Лунинец получил ровно 100 лет назад...

Счастлива и ныне, когда осознала, что «знания овладеют массами», если их будут озвучивать дети. Единомышленниками стали лунинецкие четыре школы, гимназия и два колледжа, с которыми проводим и общерайонные программы, и отдельные — в каждом учреждении образования. Сожалею, что также плодотворно не сотрудничаю со школами всего района, хотя самые отдаленные — в самобытнейших селениях Богдановка и Чучевичи — стараюсь посещать хотя бы раз в год.

Прописные истины: дел много — делателей мало. Дело может погибнуть из-за инертности и равнодушия. С радостью отмечаю, что на протяжении 30-ти (!) лет проводятся дни памяти Александра Блока и Николая Калинковича (июль-август), программа «Лунинецкие Коласавины» (октябрь), 15-и лет — конференция «Лунинецкая память» (ноябрь-декабрь)…

— Мемориализация, вопросы сохранения исторической памяти касаются в том числе и сохранения памяти о краеведах, историках края. Как обстоят дела с этим на Лунинецкой земле? Яркий светоч Лунинецкого краеведения — Микола Калинкович, которого мы уже вспоминали. Вы приложили немало усилий для установки памятника ему. Есть улица его имени. Что-то ещё следовало бы сделать, на Ваш взгляд, для памяти о Калинковиче?

— Вначале назвали улицу, в сентябре 2001 года, ко Дню белорусской письменности, — установили памятник. Это было действительно всенародное дело. На табличке написано: «Николаю Калинковичу — благодарные земляки». Деньги собирали жители района. Бюст у скульптора Николая Кондратьева выкупил тогдашний депутат Палаты Представителей Василий Горгун. Облицовку выделило РУПП «Гранит», тротуарную плитку для благоустройства — ООО «Спецжелезобетон». Работы безвозмездно выполнили работники ПМК-7...

В этом году нашему земляку созданы два, можно сказать, республиканских поэтических памятника — ему посвятили стихи прекрасные поэты Сергей Панизник и Виктор Шнип. Они не знали Николая Калинковича лично — знакомство произошло благодаря публикациям в СМИ, в том числе — и вашим очеркам в книгах и газетах. «Звязда» уже предложила: присвоить имя писателя-чекиста центральной районной библиотеке Лунинца, перед зданием которой установлен бюст Николая Калинковича. Брестское отделение Союза писателей Беларуси поддержало это предложение и направило соответствующее ходатайство в Лунинецкий райисполком. Ждем решения районных властей. Затем можно осуществлять последующие проекты — например, создать мемориальный кабинет. Уверена, что с наполнением помогут вдова и две дочери Николая Николаевича. При желании можно сделать многое...

— Татьяна Васильевна, немного про адресность Вашей и вообще краеведческой работы. Разные исследовательские открытия, поисковые находки всегда интересны на местах, конкретным людям. А вот широкое читательское внимание... Проявляется ли оно к результатам краеведческих трудов? И надо ли вообще рассчитывать на то, что в Кореличах или Новогрудке будут читать о Лунинце?

— Долгое время считала, что раз я — «лунинецкая лягушка», значит, и надлежит хвалить только «лунинецкое болото». И не было дела до других мест и людей... Но, вникая в лунинецкую историю, открывала новые адреса и личности. И не только полесских соседей. Могу привести ряд фактов.

Например, в 1928 году учитель Николай Петрович Анцукевич (1892-1971) в Лунинце перевел «Слово о полку Игореве». В ХХІ веке нашла его сына в Вильнюсе. Оказалось, доктор социальных наук Олег Анцукевич (01.01.1930-30.03.2012) — из числа лунинчан, которыми можно гордиться. Вам низкий поклон, что помогли издать труды его отца в Беларуси... С Олегом Николаевичем посетили малую родину его предков — город Ельск Гомельской области, открыли хозяевам имя их неординарного земляка. Начали проводить Анцукевичские чтения в нашей гимназии — она расположена в микрорайоне Залесье, где находилась и русская реальная гимназия. Здесь работал Николай Петрович, а затем вынужден был искать другое место — польские власти закрыли русскую школу в 1929-м... На встречи в Лунинец всегда приезжает делегация Ельской гимназии, учителя и ученики которой поражают своими краеведческими наработками. Лунинецкие гимназисты ездят на конференции не только в Ельск, но и в Вильнюс, в белорусскую гимназию, которую некоторое время возглавлял Н.П. Анцукевич, где он принимал того же, дорогого сердцу лунинчан, Якуба Колоса. Узнав, что Брянщина — это фестиваль «На земле Бояна», которого считают автором «Слова...», обратились с предложением установить белорусско-российские связи. Пандемия помешала контактам, но верим, что осуществим задуманное. Ведь фестиваль проводится в Трубчевске, а это — родина семьи Негатиных, внесших существенный вклад в историю нашего края. Уверена, что россиянам будет интересна информация о «лунинецком следе» их земляков...

Еще один пример, как по поговорке: не было бы счастья, да несчастье помогло. Из-за чернобыльской беды, от которой пострадал и наш район, гуманитарные связи с Германией и Италией продолжились в ХХІ веке установлением побратимства. Все хорошо, но переживала: у нас Союзное государство — а между Лунинцем и каким-либо городом России особо тесной связи нет. Обратилась к нашему земляку — контр-адмиралу в Калининграде. Он дал карту области: «Выбирайте». Конечно, глянулся город с названием Полесск. 13 мая 2004 года приехал глава администрации — подписали соглашение с нашим райисполкомом. Сама смогла посетить Калининград только в 2017-м. Представила книгу-6 в библиотеках нескольких городов. В 39-м регионе России очень много белорусов — сейчас пишут, что ждут с книгой-7. А в 2019 году установила, что летчик-штурмовик Герой Советского Союза Николай Давыдов (02.11.1921-16.08.1949), который погиб уже в мирное время и похоронен в Лунинце, воевал в Восточной Пруссии в боях за город Лабиау — нынешний Полесск. Так что наше побратимство воистину освящено подвигами Великой Отечественной войны…

Многие люди, прославившиеся созидательными делами в Лунинце, — уроженцы других мест. И уже сама стараюсь открывать земляков для Пинска, столинского Давид-Городка, гродненской Лиды — перечень можно продолжать. И замечательные музейщики или журналисты этих мест уже не относятся к Лунинцу равнодушно...

Так что признание Лунинца в Кореличах или Новогрудке — дело времени. Как только найду что-то интересное, думаю, что привлеку и их внимание...

И вообще повторюсь — нет ничего случайного. Павел Сухой был в Лунинце учителем математики. У нас установлен памятник авиаконструктору — лучший в Беларуси! Приезжайте и удостоверьтесь. Где — Лунинец и где — Байконур? А радиосвязь с первым космонавтом Юрием Гагариным на корабле «Восток» устанавливал соратник Сергея Королева — выпускник одной из лунинецких школ. На самолете в Лунинец прилетали и Виталий Вольский, и Леонид Дранько-Мойсюк. Закрыли аэропорт — но и ныне действует аэродром, бывший во времена Союза авиаплощадкой промежуточного базирования для войск Варшавского Договора.

Вопреки топонимике, но для меня название «Лунинец» — от слова «лунаць», что с белорусского — мечтать. А о чем мечтать? Только о небе! Ну, и выше... Кстати, однажды приглашала в Лунинец известного столичного деятеля. Он сказал, что для него наш равно отдаленный от Бреста и Минска городок ассоциируется с жизнью на Марсе (вот такие снобы есть в нашем обществе, ведь какие в Беларуси расстояния?!). «Скорее, на Луне», — поправила я... Жаль, что на Привокзальной площади в 2014 году снесли памятник покорителям космоса. Для меня это был главный символ Лунинца. Из своего болота лунинчане устремляли взоры в небо... И при желании — достигали вершин!

— Скажите, пожалуйста, вы пробовали издавать свои книги в государственных книжных издательствах? Есть ли с их стороны интерес к краеведческой литературе?

— Не обращалась в государственные издательства. Издание в частном — воля случая. Была знакома с Виктором Владимировичем Хурсиком по его работе в газете «Звязда». Когда он занялся издательской деятельностью, попросила помочь выпустить книгу-1. Получилось. Так и сложилось сотрудничество...

— Логично ли говорить о создании какой-либо государственной программы по поддержке краеведческой работы в стране? Или энтузиазм краеведов — дело исключительно общественное?

— Самым продуктивным было бы государственно-общественное партнерство. Государственные программы с выделением бюджетов — это большое искушение. Уверена, что, если цели благородны, найдутся люди и средства, появится внимание властей...

На Первом республиканском краеведческом форуме в марте 2020 года в Минске говорилось о переиздании книг «Память». Ведь эти своеобразные энциклопедии районов издавались лет 20-40 назад. За это время найдены многие новые факты, что-то — уточнено, что-то — переосмыслено. Вот для этой работы была бы необходима организационная и материальная поддержка государства.

— Татьяна Васильевна, а как вы считаете: краеведение — это часть идеологической работы или хотя бы существенная часть исторического воспитания общества?

— Уверена: без «или» — и то, и другое. Историческая память — это фундамент государства; настоящее, преемственность поколений, — это его стены; а крыша — это будущее. Устрани хоть один элемент — и какое это слабое будет строение... Всегда подтверждаю простым примером. Только в 1948 году было создано государство Израиль. Ситуация того времени — бедность, разруха, войны... Но уже в 1952 году издана книга «Изкор (Память). Лунинец — Кожан-Городок» с тысячами имен жертв фашизма, в 1957 году — книга «Лахва. Первое восстание в гетто». Это  только по нашему району, но изданы такие же книги и по другим местам, где массово проживали евреи. И сейчас это государство — богатейшее на Ближнем Востоке! Чтим прошлое — заслужили достойное настоящее... Пусть кто-то и будет отрицать прямую связь, которая для меня очевидна. Мы к этой работе приступили спустя 40 лет после войны, когда уже не было большинства свидетелей тех трагических и героических событий...

Разве можно, продолжая ошибки советского времени, или выбрасывать из истории целые пласты нашей жизни, или менять «минусы» на «плюсы» и наоборот? Это касается и власти Польши в Западной Беларуси (1921-1939 гг.). А эти ошибки в своих целях использует наш идеологический противник. Но историческая справедливость восторжествовала — у нас установлен праздник 17 сентября, который не позволит менять оценки... Это касается и периода Великой Отечественной войны. Хорошо, что однозначная позиция Президента не позволяет ее «переписывания», но события прошлогоднего августа показали, как много в нашем обществе тех, кто хотел бы это сделать. Упущено поколение родителей — надо спасать детей... Очень надеюсь, что объективный исторический взгляд будет отражен в учебниках, за которые сейчас просто стыдно, как говорят учителя, работающие с советских времен.

Впрочем, все зависит от нас. И краеведы могут помочь выработать тот генетический код, те «одни и те же цвета домов», как в Италии, по которым лунинчане будут находить себя в необозримой Вселенной. Да, мы граждане Беларуси. Но мы же родились не в Витебске или Гродно, а в Лунинце! Бог определил нам это место на планете, значит, нам проецировать его на Беларусь. Вместе с гимназистами мы выделили наши «сем адметнасцяў Лунінца», собрали предложения о «восьмом чуде Лунинца». Уверена, что эти объекты — материальные и духовные — навсегда остались в сердцах молодых людей, где бы они сейчас ни проживали.

— Ваше главное пожелание молодым людям, которые становятся на стезю добросовестного изучения родного края?

— У О. Генри есть символическая новелла «Погребок и роза»... Рассказывая о Лунинце, стараюсь передать слушателю свою любовь к родному городу. Иногда это удается, судя по тому, что многие, приехав к нам один раз, становятся друзьями и наших школ, и обычных лунинчан. Но особенно хочется, чтобы и юные лунинчане разделили мои добрые чувства по отношению к скромной истории полесского городка. Конечно, старшеклассники мечтают скорее вырваться в свет, их манят «огни большого города». Но я увидела мир, благодаря тому, что живу в Лунинце. Поэтому акцентирую внимание подростков на этом, провожу аналогии, как бы смешно это кому-то не казалось, с Нью-Йорком, Лондоном, Варшавой...

Стараюсь, чем могу, отметить юных знатоков истории края, в любой программе проводя викторины и конкурсы. Активно взаимодействую с местным духовенством. С настоятелем прихода храма иконы Божией Матери «Взыскание погибших» с 2015 года организовываем конкурс сочинений «Семейная реликвия». Открывается еще один пласт местной истории — с удивительными воспоминаниями (их можно назвать духовными реликвиями), с настоящими раритетами — книги, иконы, фотографии, награды, предметы интерьера. Некоторые сочинения становятся началом ученических исследовательских работ...

Восхищаюсь молодежью ХХІ века, юношами и девушками, которые, в том числе, занимаются и краеведением. В их возрасте была далека и от истории, и от интереса к своему городу. Мне нечего желать — только благодарить: и детей, и (увы, редко) родителей, и их, главное, педагогов.

Вспоминая слова вождя пролетариата о том, что «Победу революции может закрепить только школа», перефразирую для себя: вечные ценности, включая Великую Победу, защитит только учитель. Он воспитает ученика, который не будет давать оценки прошлому с позиций стремительно меняющегося настоящего; который не предаст национальное угнетение предков, поспешив оформить «карту поляка»; который не позволит осквернить память освободителей Европы от коричневой чумы... Который четко будет различать, что такое «хорошо» и что такое «плохо».

Беседовал Алесь КАРЛЮКЕВИЧ

Выбор редакции

Спорт

«Максим сказал и сделал». Родители и тренеры об олимпийском успехе Максима Недосекова

«Максим сказал и сделал». Родители и тренеры об олимпийском успехе Максима Недосекова

В среду в Минск вернулся бронзовый призер Олимпийских игр в прыжках в высоту Максим Недосеков.

Общество

Готовимся к свадьбе

Готовимся к свадьбе

Сколько сегодня стоит создание новой семьи?

Общество

В учреждениях образования ждут своих абитуриентов

В учреждениях образования ждут своих абитуриентов

Определиться с выбором профессии и местом обучения можно до 7 августа включительно.

Общество

Регистрационные карточки для таксистов

Регистрационные карточки для таксистов

А еще нормальный рабочий день, отпуск и право на «больничный»...