Вы здесь

Руслан Чернецкий: «Главное не быть равнодушными к своей Родине, к нашей истории». Интервью


Он из тех счастливых людей, кому повезло найти любимую профессию, встретить любовь и прожить уже сотни интересных историй вместе со своими персонажами на театральной сцене и на киноэкране. Судьба это или здоровые амбиции настоящего мужчины, а может, просто удачное стечение обстоятельств в жизни конкретного человека — здесь могут быть варианты. Однако после разговора с актером театра и кино, заслуженным артистом Беларуси Русланом ЧЕРНЕЦКИМ убедилась — это результат конкретных действий. Когда пытаешься следовать за голосом сердца, не боишься испытаний, но понимаешь, как важно быть самим собой, не потерять ориентиров.


— Знаю, что ваша копилка профессиональных наград пополнилась званием «Заслуженный артист Республики Беларусь». Повлияло ли это на ваше самочувствие в профессии?

— Ответственности стало больше, потому что звание выделяет среди других. Больше внимания от коллег, руководства, конечно, зрителей. Ведь когда люди видят слово «заслуженный», то начинают рассуждать: а за что он такого звания был удостоен, начинают более пристально за артистом наблюдать. И ты в свою очередь должен этому соответствовать. А в остальном я такой же, как и был. Может еще просто не в полной мере чувствую последствия произошедшего.

— Многие вас поздравили? И нет ли ощущения, что с возрастом и в связи с различными событиями по-настоящему ваших людей становится все меньше?

— Я получил много поздравлений, ведь в силу многоплановости того, где реализовываю себя профессионально, общаюсь с большим количеством людей. А что касается второго вопроса, то есть ощущение, что круг моего окружения не сужается, а по-новому формируется. Он обновляется. Некоторые уходят, а другие, наоборот, оказываются рядом.

— Что вы почувствовали, когда не стало Бориса Ивановича Луценко?

— Это не сравнить с уходом родного отца, но было тоже очень больно. Это большая потеря для меня, ведь Борис Иванович — человек, который дал мне профессию. Если бы не его природный авантюризм, чутье и огромный педагогический и режиссерский опыт, то я бы такой возможности для реализации нигде бы не нашел. Только Борис Иванович мог рискнуть и попробовать актера без образования и без опыта работы. Да, я умел танцевать, имел какие-то сценические навыки, но это было не актерское мастерство. Однако что-то он все же сумел во мне рассмотреть. И за его веру в меня я безгранично благодарен. Когда его не стало, то ушла целая эпоха.

— А если немного отмотать время, то что вам, молодому творческому человеку, который ищет себя, дал период учебы на автослесаря и служба в армии?

— Я по жизни фаталист в определенной степени. И понимаю, если что-то происходит, то не просто так. И срабатывает это всегда в плюс. Потому что в училище я смог заниматься всем: и получать профессию, и находить время для спорта и для творчества.

— Значит, не было желания сделать вопреки родительским советам и пойти за зовом души?

— Во-первых, я тогда еще искал себя. А во-вторых, родители же плохого не посоветуют. Они хотели сделать мне, как лучше, чтобы у меня была профессия. Мужчине полезно уметь делать что-то своими руками. И я сегодня неплохо разбираюсь в машинах. И именно в училище я начал понимать, что меня тянет к творчеству, в искусство. Я пел, танцевал, играл в КВН, участвовал в небольших постановках. Помню, мы ставили «Ночь перед Рождеством», где я был Вакулой, и мне очень нравилось. Параллельно еще и спортом занимался. Все это в итоге в плюс мне сработало. Армия оказала свое влияние, ведь это та среда, которая любого мальчика учит жизни.

— А как ваши родители отнеслись к решению сына все же связать жизнь с актерством?

— Важно учитывать, что мать с отцом всегда поддерживали меня во всем, что бы я ни делал. Они никогда не запрещали мне заниматься тем, что мне нравилось. Доверяли мне в этом смысле. Поэтому поддерживали и мой интерес к актерству, когда я в третьем классе начал заниматься в ДК «Юность». Правда, тогда сестра высказалась, мол, что это за профессия для парня? И я задумался, а может, и правда не стоит. А еще ленился роли от руки переписывать, так как не любил писать. А когда уже пришел к выбору актерского пути осознанно, то мне было 24 года. Поступил в Академию искусств, начал работать в театре. Думаю, если бы и после школы я решил поступить на актера, то меня бы никто не отговаривал. А так взрослый парень, мама мой выбор приняла (отца уже не было). И опять же, я разве только интуитивно догадывался тогда, что это мое на всю жизнь.

— Вы сказали, что отца уже на тот момент не было. Значит, была, пожалуй, и мысль, что вам нужно зарабатывать, как единственному мужчине в семье?

— Папа умер в 2002-м году. Но я поздний ребенок. Моя сестра вышла замуж и уехала жить в Испанию, а мы с мамой после смерти отца остались вдвоем. Потом я уехал на контракт в Таиланд. А оттуда уже возвращался с пониманием, что хочу поступать на актерское. Хотя вместе с тем и понимал, что должен сам зарабатывать себе деньги. Было ощущение ответственности. Жизнь словно сама меня направила в нужное место.

— Получая звание заслуженного артиста, вы отметили в своей речи, что большая роль в этом принадлежит вашей семье. Скажите, а как повлиял ваш брак с Анастасией и рождение дочери Арины?

— Когда мы с Настей познакомились, долго были просто друзьями. И сегодня моя жена — мой самый лучший друг. Ей я могу доверять абсолютно все. И точно знаю, что этот человек даже умрет за меня, если это понадобится, как и я за нее. Настя во всем меня поддерживает, как бы страшно ей ни было. Опять же, если вернуться к событиям двухлетней давности, когда проходил женский форум, я помню, как она переживала за меня... Но несмотря ни на что, она всегда была на моей стороне, потому что видела мое спокойствие и понимала, что так правильно.

— Вы действительно чувствовали спокойствие или только не проявляли эмоций?

— Прежде всего, я был уверен в руководстве страны и в людях, которые нас защищают. Плюс был убежден, что правда на нашей стороне. Ведь у меня одно из хобби — это геополитика и глобальная экономика. Мне просто в какой-то момент стало интересно, как все это работает и что характерно сейчас этим процессам. Я начал слушать экономистов, а после и политологов, да и сам что-то знал уже на тот момент. И теперь я также продолжаю изучать эти темы, отслеживать события...

Моя жена обо всем этом знает и доверяет мне, всегда — за меня горой. Думаю, так и должна вести себя каждая жена, чтобы ее мужу было легче заниматься тем, чем он занимается. Любимая женщина словно создает оберег для своего мужчины. Только тогда все будет у него получаться. Поэтому большая часть моих достижений — благодаря ей.

— А что хочется дать дочке, пока она познает мир рядом с вами?

— Мне очень хочется, чтобы она выросла и не перестала любить людей. Потому что теперь это не так просто. Нас же долгое время убеждали, что нужно жить только для себя. И много других западных «ценностей» транслировали, но, слава Богу, не в полном объеме то до нас доходило по сравнению с той же Украиной. Нас немного ограничили от всего этого, сохранив в обществе истинные человеческие ценности, а не то, что кому-то выгодно... И мне важно дать Арине понимание тех законов, на которых держится мир, позволяющих создавать и сохранять истинное. Хочется, чтобы моя дочь выросла достойным человеком. Не так важно, кем она станет в жизни, главное, чтобы была счастливой. Достичь этого не просто, тем более в наше время, когда вокруг столько соблазнов для детей. Ей еще сложно, например, понять, почему ее «хочу» не настолько важное как «надо». Но я стараюсь доносить до нее понимание важных вещей и вижу, что мои усилия дают ростки.

— В ваших взглядах на воспитание есть что-то заимствованное из того, как вели себя ваши родители?

— Что-то, безусловно, я взял от них. Ведь мне, например, с раннего детства прививали ощущение ответственности за свои слова и поступки. Я всегда осознавал, что не могу подвести людей, не должен опаздывать, когда на меня рассчитывают другие. А что-то уже с опытом понял. И сегодня продолжаю учиться, постигать новое, чтобы делиться опытом с Ариной.

— Если проанализировать различные события, тенденции современной жизни, то что вам близко, а что огорчает и беспокоит?

— Обеспокоенность вызывает то, что не все осознают, в какое непростое время мы живем. Последний раз такие перемены, которые наблюдаем сегодня, происходили пол тысячелетия назад, когда феодализм сменялся капитализмом. Сейчас также меняются правила игры как в политическом, так и в экономическом смысле, поэтому выстоит тот, кто сумеет перестроиться и привыкнуть к новой реальности. Надо работать, причем не на себя, а на общество, ведь только вместе мы сумеем пережить трудные времена.

— Пересматривая ранние фильмы с вашим участием, я в «Кадете» услышала фразу, созвучную сегодняшнему дню: «Историю своей Родины нужно знать, помнить и уметь защищать». Что под силу каждому из нас, чтобы сохранить то, что имеем, и передать следующим поколениям?

— Главное не быть равнодушными к своей Родине, к нашей истории. Нужно стремиться вникать в происходящее. Важно знать, что было раньше, чтобы снова не повторить тех же ошибок. Испытаний нашей стране за ее историю выпало немало. И в наших силах теперь встать и сказать «Здесь вам не проходной двор! Мы имеем свои интересы. И как мы не вмешиваемся в ваши дела, так и вы не лезьте к нам!» И надо понимать, что всегда будут те, кому такая позиция не нравится. Нам Запад десятилетиями стремится навязывать модель поведения, ценности и стандарты красоты, но только от нас зависит, достигнет ли он в этом успеха.

— Если вернуться к профессии, то понятно, что работа в театре и в кино — это разные истории. Как вам удается везде успевать и не терять страсти?

— Иногда приходится чем-то жертвовать и от каких-то предложений отказываться. А в остальных случаях все как-то складывается, ведь важно, чтобы было желание совмещать, тогда все получится. Но при любом раскладе ты всегда должен быть готов к съемкам, к репетиции. Если надо, то не доспи пару часов, но изучи текст, поработай над ролью. Либо пересмотри свой график, приоритеты, чтобы найти время и место для действительно важных вещей, чтобы успеть везде. Я в принципе терпеливый человек, и профессия дает мне силы, потому что занимаюсь тем, что мне по нраву. А если возникает потребность перезагрузить голову, то едем с семьей в деревню. День-другой кашу, иду на рыбалку, и все, снова готов возвращаться к работе в привычном темпе.

— А много времени вам требуется, чтобы найти точки соприкосновения с героем, которого воплощаете на сцене или на экране?

— Здесь всегда по-разному складывается. Вот в «Гурьянове» пришлось помучиться, ведь там герой — человек святой, а я совсем не такой. И чтобы достичь этого на сцене, пришлось просто вывернуть всего себя. Поэтому бывает, что на раз-два находишь, от чего оттолкнуться, а иногда месяцами не находишь точек соприкосновения. В тех же спектаклях «Братья Карамазовы», «Граф Монте-Кристо» все хорошо сложилось. А вот сейчас репетируем «Месяц в деревне», и там роль меньше, но работать над ней сложнее.

— В Русском театре стартовал юбилейный сезон. Расскажите, в каких премьерах ждать Руслана Чернецкого?

— Встретимся с публикой в спектаклях «Месяц в деревне», «Идиот». А после Нового года, надеюсь, и «Бесприданница» появится в репертуаре.

Блиц-опрос:

1. Главная женщина в моей жизни — это... — У меня их три: мать, жена и дочь. Одну никак не выбрать.
2. Каждая роль дает мне... — Опыт.
3. Если бы не творчество, то я... — Меня бы не было. Или я был бы несчастным человеком. Очень важно найти себя в жизни, чтобы делать что-то хорошее не только себе, но и всем, кто рядом.
4. Часто ли останавливаетесь, чтобы посмотреть на звезды в небе? — Последние годы в деревне очень часто это делаю.
5. В свободное время — театр или кино? — Если выпадет выходной, то пойду домой и вместе с женой посмотрю хороший фильм.

Алена ДРЯПКО

Фото из архива Руслана ЧЕРНЕЦКОГО

Выбор редакции

Калейдоскоп

Гороскоп на следующую неделю

Гороскоп на следующую неделю

ОВЕН. Ожидаются деловые успехи, если вы, конечно же, готовы к трудовым подвигам.

Калейдоскоп

5 вещей, которые убивают женственность и обаяние

5 вещей, которые убивают женственность и обаяние

Внешняя красота — это, прежде всего, отражение внутренней.

Общество

Способ развеяться, или зависимость? Онкологи и наркологи дали советы по борьбе с табачной зависимостью

Способ развеяться, или зависимость? Онкологи и наркологи дали советы по борьбе с табачной зависимостью

По данным австралийских медиков, курильщики умирают на десять лет раньше, чем люди, независимые от вредной привычки.