Вы здесь

Великий шелковый путь: история на завтра


Леонид Чигрин — писатель, переводчик, публицист, киносценарист, который живет и работает в Душанбе, Таджикистане. А родился в 1942 году в Беларуси, на Витебщине. Мать была участницей антифашистского подполья, оказалась в немецком концлагере. Мальчишку воспитывала бабушка. Когда война закончилась, мать вернулась домой. Здоровье было подорвано. Врачи посоветовали сменить климат. Так молодая женщина с маленьким ребенком оказалась в Таджикистане. А еще раньше туда отправилась старшая сестра белорусской подпольщицы. В 1946 году мама Лени Чигрина умерла. Мальчишку дальше воспитывала тетка. Вскоре вернулся из армии отец. Но семью настигла еще одна страшная беда: Николай Чигрин погиб в шахте...

Белорус Леонид Чигрин, который живет и работает в Таджикистане, написал роман о Чжан Цяне, искавшем новые дороги для Китая

 

19-10

19-10

 

Прошли годы. Из мальчишки, который сроднился с Таджикистаном, выучил таджикский язык, вырос талантливый журналист и писатель. Многие произведения Рахима Джалила, Ф. Мухаммадиева, Х. Садыка, Рабиева, А. Хамдама и других таджикских поэтов, прозаиков, драматургов стали известны в переводе на русский язык благодаря именно Леониду Чигрину. В соавторстве с известным романистом Ато Хамдамом в последние годы он работает над широкомасштабным творческим проектом «Тайны истории». А открыл серию увлекательных, динамичных произведений исторический роман в двух частях «Жизнь Чжан Цяня, или Великий шелковый путь». В центре повествования, которое сейчас уже издано на таджикском, русском и китайском языках, — судьба китайского посла Чжан Цяня, который фактически придумал Великий шелковый путь. Отправившись искать союзников для Китая, в 138 году до нашей эры, Чжан Цянь попал в плен к гуннам. После десяти лет рабства, связанного со многими непростыми, тяжелыми испытаниями, мужественный путешественник попал в Бактрию.

И многие идеи будущего Великого шелкового пути получили свою реализацию на территории именно нынешнего Туркменистана. Читаем в романе Леонида Чигрина и Ато Хамдама: «Посол китайского императора и вождь племени бактрийцев молча смотрели на извилистую линию Великого шелкового пути, нарисованную на гладком песке у их ног.

— Я перенесу этот чертеж на бумагу и покажу императору, — сказал Чжан Цянь. — Великий шелковый путь станет мостом, который соединит не только дальние страны, но и людские сердца».

Забегая вперед, хочу заметить, что роман Леонида Чигрина и Ато Хамдама написан очень динамично. Герои и события показаны выпукло, рельефно. Даже первое прочтение книги убеждает: перед нами — основа киносценария. Фильм о зарождении Великого шелкового пути и китайском после, несомненно, мог бы быть интересен и туркменскому зрителю.

...В первые часы в древнем городе путники встретились с начальником стражи Гельды. Поначалу тот выразил сомнение в полномочиях Чжан Цяня. Мол, нет с ним свиты, бедно одет. Довелось снова рассказывать о рабстве у гуннов, о полномочиях, выданных ему китайским императором. Вызвала подозрение и совсем не азиатская внешность Ганьфу. Но у Чжан Цяня сохранился посольский жезл. И правитель Марва принял посла, организовал торжественную церемонию. Постепенно холодок недоверия растаял. Начальнику стражи было поручено познакомить чужеземцев с городом... Сказочный Марв поразил Чжан Цяня и его спутника. «...Гельды показывал им дворцы и другие строения, носившие отпечаток большого таланта зодчих. Блестели отполированные до зеркального блеска колонны, кирпичные стены отзывались звоном на прикосновение рук...» Восхищаясь архитектурными чудесами, Ганьфу заметил, что все хорошо, но уж больно жарко... Тогда Гельды пригласил вчерашнего узника гуннов в широкое приземистое строение...

«— Что там? — удивился Чжан Цянь.

— Это яхтанга, — пояснил Гельды. — В таких строениях мы храним снег. Там вырыта глубокая яма, и в те редкие дни, когда он выпадает, мы заполняем снегом яму доверху. Потом закрываем ее камышовыми циновками и верблюжьей колючкой. В яхтангах снег сохраняется до следующей зимы.

— Там очень холодно?

— Не очень, но разница температур большая. Даже очень крепкий человек не выдержит в яхтанге и получаса.

И верно, уже через несколько минут дощатая дверь затрещала, но прочный засов удержал ее. Тогда Ганьфу навалился изнутри на дверь всем своим мощным телом, засов переломился пополам, и стучащий зубами от холода спутник Чжан Цяня выскочил на солнце.

19-9

19-9

 

— Ух, благодать! — вскрикнул он, стоя на солнцепеке. — Я понял, это ваш погреб. Но зачем он вам?

— Храним мясо, да и мало ли зачем может понадобиться холод, — пожал плечами Гельды...»

Познакомили гостей и со строением, в котором был глубокий колодец, полный воды: сардоба — стены в ней потеют от внешнего зноя, и вода капля за каплей стекает в колодец, потому всегда свежая и прохладная.

Открытием для путешественников стало знакомство с библиотекой Марва. Жаль, что в романе Л. Чигрина и А. Хамдам этому эпизоду посвящено всего лишь два небольших раздела. Не забывайте: события происходят в 126 году до нашей эры. Давайте проведем некоторые параллели... Библиотеки существовали еще за 2 тысячелетия до нашей эры — на глиняных табличках. В 1 веке до нашей эры Александрийская библиотека, основанная Птолемеем, насчитывала до 700 тысяч томов. Библиотека в Пергаме, основанная в 3 веке до нашей эры, к середине 1 века до нашей эры состояла из 200 тысяч рукописных книг. Большие собрания (бумагу тогда заменял шелк) в 3 веке до нашей эры были и в Китае. В 213 году до нашей эры при императоре Цинь Шихуанди даже сожгли большое число конфуцианских книг. И тогда культурой управляла политическая борьба.

«В далеком Китае не меньше поразились бы и рассказу об удивительной библиотеке Марва, — ведут свое повествование Л. Чигрин и А. Хамдам. — Шагая по ее просторным комнатам, где гулко разносились их шаги, Чжан Цянь и Ганьфу с удивлением разглядывали множество деревянных резных сундуков, в которых хранились рукописные свитки.

Старый сгорбленный библиотекарь показывал пальцем то на один, то на другой сундук, и, повинуясь жестам, Ганьфу осторожно приподнимал тяжелые крышки. Библиотекарь бережно извлекал пожелтевшие пергаменты.

— Это творения Аристотеля, а это труды наших восточных ученых. Вот трактаты по логике, по медицине, по математике... А вот этому свитку ты, посол, изумишься до глубины души.

Чжан Цянь развернул свиток и всмотрелся в клинописные значки, выстроившиеся на гладкой пергаментной поверхности.

— Что это?

— Это «Беседы и суждения» китайского мудреца Конфуция.

— Как? — вскричал Чжан Цянь, прижимая свиток к груди. — Что ты говоришь, старик?! Возможно ли, в самом сердце пустыни, за тысячи ли от Китая увидеть «Лянь юй» нашего великого Кун-цзы!

Обычная невозмутимость оставила Чжан Цяня, и пораженный Ганьфу впервые за многие годы увидел на глазах своего друга заблестевшие слезы...»

В Марве, найдя друзей и сторонников, китайский посол еще больше убедился в правильности идеи, выношенной в Бактрии. Кстати, один из разделов романа — о встрече посла с легендарными туркменскими аргамаками.

Покидая Марв, главный герой повествования Л. Чигрина и А. Хамдама жил надеждами... «Чжан Цянь с большой теплотой вспомнил о новых друзьях. Их бескорыстие, приветливость и тонкий ум приятно удивили и порадовали его. Теперь он не сомневался, что Великий шелковый путь станет реальностью. Мало придумать его направление и договориться о торговле и воинском союзе с бактрийцами, нужно обеспечить безопасность караванов на всем пути их следования, и никто лучше жителей Марва не способен сделать это...»

Вернувшись из Марва в Китай, Чжан Цянь обо всем подробно доложит императору. Сначала получит почетный титул князя Бован, денежное содержание и другие почести, но вскоре попадет в опалу. Но через какое-то время император снова вспомнит о Чжан Цяне и отправит его реализовывать идею Великого шелкового пути. Начнутся новые испытания китайского посла, снова он побывает в Марве, встретится с туркменским краем...

Роман белоруса Л. Чигрина и таджика А. Хамдама (кстати, он является членом Союза писателей Беларуси) «Жизнь Чжан Цяня, или Великий шелковый путь» непременно должен придти и к туркменскому читателю, и к читателям тех десятков стран, которые сегодня вовлечены в реализацию проекта экономического пояса Шелкового пути, инициированного председателем КНР Си Цзиньпином. И верится, что это еще состоится.

Несколько слов о сопричастности Л. Чигрина и А. Хамдама с Туркменистаном. Леонид Чигрин в свое время служил в этой горячей и теплой стране солдатом. Ато Хамдам — частый гость в Ашхабаде. Как книгоиздатель и переводчик он очень много сделал для развития таджикско-туркменских литературных связей.

Алесь Карлюкевич

Выбор редакции

Экономика

На каких банковских вкладах заработаешь больше

На каких банковских вкладах заработаешь больше

Самые большие проценты — по рублевым депозитам.