Вы здесь

Татьяна Куприянец: «Тема войны красной нитью проходит через мое творчество»


Чтобы почувствовать, к какому будущему идет Беларусь, нужно смотреть на ее молодежь: что ее интересует, какие ценности для нее существенны? Ведь самая яркая и романтичная пара жизни во многом закладывает ориентиры и принципы, исходя из которых человек будет строить свою судьбу и определять путь страны. Сегодняшняя собеседница Татьяна Куприянец — девушка чрезвычайно неординарная. Наверное, таких единицы. Но из таких единиц образуются десятки или сотни, если взять во внимание активность Татьяны в работе со сверстниками и детьми. Поэтому интересно понять: что она носит в душе? Победитель республиканских и международных литературных конкурсов, обладательница премии «БелБренд-2016» в номинации «Поэзия» по итогам конкурса «Таланты Беларуси»... А еще она была лауреатом премии министра обороны Беларуси в области литературы и искусства в номинации «Произведения прозы и поэзии» (за 2018 и 2019 годы)... Все это удивительно, особенно потому, что закончила Татьяна физический факультет БГУ... Как физик сочетается с лириком в одном лице?


— Еще в школе я пробовала что-то писать, но не придавала серьезного значения тому, что получалось. А когда училась на четвертом курсе, случайно увидела объявление о конкурсе «Славянский калейдоскоп». Решила поучаствовать. У меня было несколько стихотворений, которые не стыдно прислать на конкурс. И вдруг меня пригласили на церемонию награждения... А когда при Фундаментальной библиотеке БГУ создался Клуб любителей художественного слова «КЛУмБа», я там, можно сказать, прописалась. Воспринимаю этих людей как свою вторую семью. Мы проводили литературные мероприятия и делились друг с другом своими стихами, опытом. Многие участники стали членами Союза писателей Беларуси. И меня заметили: вскоре Михаил Павлович Позняков, председатель Минского городского отделения, предложил стать членом Союза писателей Беларуси. Подтолкнули издать первый сборник, в котором около 40 стихотворений, он назывался «отзывы памяти». Так началась моя литературная жизнь, несмотря на то, что училась я на физфаке БГУ.

— А в жизни вы реализовались в качестве физика или в качестве лирика?

— С одной стороны, мне нравится моя специальность — физика, математика. Но я сейчас с ней не связана. А называть себя поэтом, с моей стороны, было бы довольно смело. Скорее, я просто этим живу. Но у меня есть еще одно увлечение — военное дело. Так получилось, что в 2021 году я поехала на фестиваль «Александрия собирает друзей». Палатка Союза писателей Беларуси стояла рядом с палаткой клуба «Будем помнить». Мы познакомились, а через некоторое время я пришла в клуб военно-исторической реконструкции, на базе которого возникло историко-патриотическое общественное объединение «Будем помнить». Я относительно недавно влилась в эту сферу, в прошлом году впервые принимала участие в реконструкции — был шквал эмоций. Всем очень советую почувствовать себя на месте бойцов, защищавших нашу землю. Я принимаю активное участие в различных проектах объединения, в основном по теме Великой Отечественной войны. Провожу так называемые поэтические уроки мужества в школах, библиотеках. Не только читаю свои стихи, но стараюсь беседовать с детьми о том, что было во время Великой Отечественной. У меня есть военная форма тех времен, и когда прихожу в ней к детям, то совсем другое восприятие. У них в памяти останется этот образ, и, может быть, они задумаются о чем-то.

В Беларуси на самом деле серьезная военная история, можно о разных войнах рассказывать. Мы говорим и о Первой мировой войне, пытаемся окунуться в ту эпоху. Потому что Великая Отечественная в какой-то степени стала продолжением Первой мировой, когда шел передел мира. У нас разные проекты. К нам в объединение приходят и дети, которые хотят больше узнать об истории. Мы ездим по школам с презентациями от объединения, где выступают его руководители, а я читаю стихи. Один из них посвящен сожженным деревням Беларуси.

— В нашей стране сложно найти семью, которая не пострадала бы во время войны...

— Среди моих родственников, к счастью, не было такого, чтобы кого-то мы потеряли безвозвратно. Но мой дедушка по папиной линии прошел всю войну, его батарея базировалась под Ленинградом и вступила в бой на седьмой день войны. Зенитчики прикрывали Северную железнодорожную магистраль. Это единственная магистраль, которая обеспечивала Дорогу жизни, по ней подвозили жизненно важные грузы. Дедушка дошел до Берлина, там встретил Победу.

— Обычно девушки пишут о любви, природе, красоте. Как вы решили, о чем будете писать?

— Стихи и о любви, и природе у меня тоже есть. Но именно тема войны красной нитью проходит через мое творчество. Я с детства интересовалась ей. У нас очень богатая и драматичная история, которая во мне отзывается. Я словно чувствую, что происходило в те времена. Мне интересно, чем жили люди до нас — 50, 80, 100 лет назад и еще раньше. Мне кажется, что важно это понимать. А когда начала заниматься военной реконструкцией, то поняла, насколько мы на самом деле мало знаем даже о том, что было, когда родились, а тем более о том, что происходило здесь в предыдущие эпохи. Например, события Великой Отечественной были не где-то там, а на нашей земле. И я считаю, что любой человек, который об этом задумывался, чувствует себя частью пространства, где прошлое якобы связывается с настоящим.

Мой первый осмысленный стих о войне — «Я пайду». . Именно с ним я стала лауреатом конкурса. Вдохновлялась творчеством других людей: много читала о войне, включая поэзию, слушала музыку.

— Раньше говорили, что наиболее сильно о войне пишут те, кто через нее прошел...

— Я не считаю зазорным, когда люди, которые не участвовали в войнах, высказывают свое мнение и свое отношение к тем событиям. Будет ли оно правдивым? Стараюсь стремиться к точности, чтобы в стихах не было исторических ляпов, как, например, это бывает во многих фильмах. Иными словами, чтобы писать о войне, нужно как минимум знать матчасть: историю, события, которые происходили.

Понятно, что время идет, и о Великой Отечественной уже скоро некому будет из очевидцев, к сожалению, рассказать. А как это дальше передавать, если никто не будет писать, исходя из той установки, что мы же не воевали?.. Мы можем просто потерять память.

— А как вы поняли, что можете писать стихи?

— У меня все случилось само собой. Наверное, приходит иногда какое-то вдохновение, когда понимаешь, что нужно срочно записать строки, в которые складываются мысли. И если уж втягиваюсь в этот процесс, то рождаются стихи.

— Насколько важно для новичка, чтобы был кто-то сбоку, кто поможет оценить стихотворение?

— Я сама отчасти могу оценить стихотворение, которое получилось. У меня есть любимый человек, которому я в первую очередь пересылаю стихи, чтобы он дал оценку со стороны. Во многом мне помогло участие в клубе любителей художественного слова «КЛУмБа». Мы выдаем студенческий литературно-художественный альманах «обдуманно», уже вышли три выпуска, два из них редактировала я. Мне нравится работать с талантливой молодежью. Кстати, присылают свои произведения представители разных факультетов, не только гуманитарных — экономического, прикладной математики, химического, будущие экологи... Мы стараемся печатать лучшее. Вообще для меня главное — смысл. И в стихах, которые присылают, и в своих. На люди стараюсь выносить только хорошие стихи.

— На каком языке пишете?

— Есть несколько стихотворений на белорусском языке. Вдохновение приходит обычно по-русски. Но по-белорусски тоже свободно могу разговаривать. Сложно бывает с терминологией...

— А вы в стихах терминологию используете?

— Мне даже говорили, что для обывателя, который может читать мои стихи, у меня сроков многовато. В моем втором сборнике «Дом з белай цэглы» есть такие стихи. В нем четыре раздела: стихи, посвященные детским воспоминаниям, Гражданская и философская лирика. Стихи на военную тему — самый широкий раздел. Когда пишу на эту тему, то не представляю, как обойтись без терминов. Но стихи на военную тему бывают разные: есть о памяти, а есть ситуативные — что происходит с бойцом, с летчиком, с танкистом, который попал на войну. Есть у меня стихотворение, Когда рассказ идет от имени танка, — я себя не ограничиваю. Конечно, используются термины, поэтому приходится даже делать сноски. Считаю, что, если человек будет читать стихотворение, он может дополнительно о чем-то узнать.

Бывало такое, что я в течении вдохновения ищу нужное слово и обращаюсь за помощью к любимому человеку, который в оружии разбирается гораздо лучше, чем я: «Какая есть деталь танка в три слога с ударением на второй?»... Тогда думаем вместе.

— Поэзия сейчас очень разная. Следите ли вы за современным поэтическим миром — его формами, стилями — Как вы работаете над собой?

— Я пишу как пишется. Скорее душою. Но думаю, чтобы это было красиво. Чтобы стихотворение цаплей. А чтобы специально изучать ради этого теорию литературы, такого не было. Ну и если мне что-то нужно, я могу, как и все, спросить у гугла. Я же не ставлю целью создать стихотворение про оружие с тактико-техническими характеристиками, когда пишу про бойца, который стреляет из винтовки. Но понятно, что нужно представлять, как делается выстрел из этой самой винтовки...

— Что-нибудь для души?

— Я не сильно склонна к рефлексии, поэтому философской лирики у меня немного. Но меня волнует наше будущее: какие люди придут после нас? Хочется, чтобы этот мир был добрый и чистый.

Лариса ТИМОШИК

Фото даны героиней

Выбор редакции

Финансы

Как банки защищают от мошенников денежные переводы

Как банки защищают от мошенников денежные переводы

За четыре месяца 2024 года раскрываемость тяжелых киберпреступлений по сравнению с аналогичным периодом прошлого года повысилась на 19%.

Спорт

Анастасия Костючкова: Человек в коляске не должен быть закрыт в четырех стенах

Анастасия Костючкова: Человек в коляске не должен быть закрыт в четырех стенах

Фехтовать наша героиня умеет тремя видами оружия: саблей, шпагой и рапирой.