Вы здесь

Актрисе Наталье Чемодуровой — 80 лет


Она служит в Национальном академическом драматическом театре им. М.Горького уже 58 лет. Театралы со стажем наверняка помнят её леди Макбет в прославленной постановке, Геллу в «Мастерах», доктора Матильду фон Цанд в «Физиках». 

27 декабря — у Натальи Чемодуровой юбилей. О своей замечательной семье, о встрече с великой Марией Бабановой, о любви, возрасте и о своей мечте актриса и рассказала накануне предстоящего торжества.


Родом из детства 

— Я счастливый человек, — убеждена Наталья Евгеньевна. — Господь подарил мне гениального отца, добрейшую красавицу-маму, чудесного брата, талантливого мужа. И хотя их, к сожалению, уже нет, я постоянно мысленно беседую с ними. 

Народный художник БССР Евгений Чемодуров с 1959 по 1976 год был главным художником нашего Государственного академического Большого театра оперы и балета. О своей необыкновенной, насыщенной жизни он рассказал в мемуарах «Мой двадцатый век. Из записок оперного художника». Посвятил Евгений Григорьевич их своей жене — Азе Ивановне Штанковой, музе и ангелу-хранителю семьи. 

— Родилась я в Душанбе (тогда Сталинабаде), — продолжает актриса. — Отца направили работать в Таджикский государственный театр оперы и балета после окончания Ленинградской академии художеств (сегодня Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина — прим.автора). Там он встретил маму, отец которой погиб в концлагере. Шла война, но в Душанбе она не ощущалась. Помню, как мы просыпались под звуки молитв, которые читали муэдзины. В городе по улицам ходили верблюды, а иногда и тигры. Помню, как начинались землетрясения, и всё приходило вокруг в движение. К счастью, они не были разрушительными. Никогда не забуду, как папа возил меня в горы, и я пила чистейшую хрустальную воду, стекавшую с вершин в арыки. Мы жили в роскошных по тем временам условиях. Я ни в чём не нуждалась, но мама всё время чистила меня от вшей, которых я подхватывала, общаясь с беднотой. С детства жалела «униженных и оскорблённых», постоянно таскала им из дома еду, книги, вещи. 

Призвание

— В Душанбе рядом с нами жила Лютфи Захидова, первой из таджичек ставшая классической балериной, — вспоминает Наталья Чемодурова. — Это была легендарная женщина! Меня восхищали в театре декорации отца, прекрасная музыка великих композиторов. Примерно до 8 лет я не видела драматических спектаклей, только балеты и оперы. Папа часто брал меня с собой в театр. И пока он работал, я танцевала в проходах, повторяя движения балерин из «Лебединого озера» и «Бахчисарайского фонтана». Мне очень нравилось ходить на пальцах и воображать себя примой. 
После Душанбе наша семья вслед за отцом, откликнувшегося на приглашение режиссёра Николая Охлопкова, переехала в Москву. Там мы жили в общежитии Московского академического театра им. В.В. Маяковского. Бытовые условия по сравнению с Таджикистаном оказались весьма спартанские. Но зато меня водили в МХАТ на «Синюю птицу», в Малый театр, в театр им. Е.Вахтангова. Однажды мы с мамой возвращались зимой домой, и мимо нас прошла женщина. Она была очень скромно одета, в деревенском платке, бурках. Мама, указав на неё, сказала: «Смотри, вот идёт великая Мария Бабанова. Запомни это имя». 

Однажды устраиваю во дворе для местной детворы представление: разыгрываю сцены из известных спектаклей, танцую. В какой-то момент оборачиваюсь и вижу: среди зрителей стоит и смотрит на меня Мария Бабанова. От неожиданности, забыв обо всём, я буквально остолбенела. А она вдруг открывает сумку, достаёт оттуда апельсин и протягивает мне. С тех пор прошло 70 лет. А у меня перед глазами и сейчас рука великой Марии Бабановой и этот апельсин!

Только раз бывает в жизни встреча 

— Школу № 19 я оканчивала уже в Минске, — рассказывает Наталья Чемодурова. — Сомнений, кем быть, у меня не было. Только актрисой! Мечтала поступать в Москву, а в результате стала студенткой нашего БГТХИ (сейчас БГАИ), попала на курс к замечательному педагогу, народному артисту БССР Дмитрию Алексеевичу Орлову. Думаю, это судьба. На втором курсе сдавала экзамен в зале института — исполняла роль Катерины из «Грозы» А.Островского. Мой партнёр где-то замешкался, и я произносила слова героини в пустоту. Николай Калинин, учившийся на режиссёрском факультете, в это время проходил по коридору, остановился от моего громкого эмоционального возгласа, приоткрыл дверь и вошёл в зал. Смотрит на меня, а я произношу со сцены: «Постой, постой! Дай мне поглядеть на тебя в последний раз». Такой была наша первая встреча. На первом свидании Николай повёл меня на кладбище к могиле белорусского поэта Павлюка Труса, читал его стихи. Через год мы стали мужем и женой. 

Муж родом из деревни Корма Гомельской области, из очень простой сельской семьи. Человек из совершенно другого, нежели я, мира. И при этом необыкновенно талантливый. Великолепно знал белорусскую, русскую, мировую литературу, обладал исключительной памятью. Он и отец разговаривали друг с другом на равных. Каждое лето я ехала в Корму. Полюбила его маму и отца, всю его родню, а потом и Беларусь. Муж был невероятно трудоспособным человеком, полным творческих идей и грандиозных планов. Один из основоположников белорусского кино, народный артист СССР Владимир Корш—Саблин покровительствовал Николаю и не однажды повторял: «Этот парень — будущее белорусского кино». Кто же мог подумать, что в 36 лет он завершит свой земной путь, а я в 30 лет стану вдовой с 7-летним Денисом?

«Кортик» и «Бронзовая птица» — киноклассика, которой могло не быть 

— Недавно после «Горе от ума» ко мне подошёл незнакомый мужчина, — делится Наталья Евгеньевна. — Оказалось, специально приехал в Минск из Томска, чтобы попасть на спектакль с моим участием и, по его словам, «прикоснуться к эпохе» — в лице исполнительницы роли мамы Миши Полякова в «Кортике» и «Бронзовой птице». Он признался, что это его любимые фильмы, и они «сделали из него человека». Вот ведь как непредсказуемо всё в искусстве! Сегодня эти картины называют классикой советского детского кино. А ведь Николай взялся за эту работу вынужденно и не рассчитывал на какой-то успех. После «Рудобельской республики», «Идущих за горизонт» он намеревался писать свой сценарий, мечтал совершить прорыв. Но у нас уже был сын, и муж хотел обеспечить семью, чтобы потом год спокойно посвятить воплощению своих замыслов. Николай откликнулся на предложение экранизировать произведения Анатолия Рыбакова и работал очень жадно. С такой скоростью, как «Кортик» и «Бронзовую птицу», тогда никто кино не снимал. 

Все трое мальчиков-исполнителей главных ролей оказались по-настоящему талантливы. В образе Миши Полякова очень много от самого Калинина. Серёжа Шевкуненко делал всё так, как говорил Николай, подражал ему. Убеждена: Сергей мог стать замечательным актёром. Как и Владимир Дичковский (исполнитель роли Генки Петрова —прим. автора), и Игорь Шульженко (воплотивший на экране Славку Эльдарова —прим. автора). И они ведь хотели связать свою жизнь с кинематографом. Почему их не поддержали? Разве могла я представить, что Серёжа Шевкуненко станет рецидивистом, возглавит ОПГ и будет убит 11 февраля 1995-го? Читала, что в феврале 2009-го от алкоголизма умер Игорь Шульженко. А раньше всех, 12 февраля 1974-го года, не окончив работу над «Бронзовой птицей», ушёл Николай. Какой-то роковой месяц — февраль. 

Театр — это заноза 

— Была бы моя актёрская судьба счастливой, останься муж-режиссёр жив? Кто знает..., — рассуждает Наталья Чемодурова. — Николай давал мне роли в своих проектах, но не те, которые меня творчески привлекали. В «Рудобельской республике» что-то интересное у меня, считаю, получилось.

Мой учитель Дмитрий Алексеевич Орлов написал в своё время в характеристике, что я могу играть всё. А что в итоге мне удалось? Своей «вершиной» в театре считаю роль леди Макбет в одноимённом спектакле Бориса Луценко. Ставил Борис Иванович шекспировскую пьесу прежде всего на народную артистку СССР Александру Ивановну Климову. Она исполняла леди Макбет гениально. Но и о своей работе я слышала лестные отзывы. 

Театр — это мой монастырь. Возможно, меня Господь направил сюда, чтобы я смиряла свою гордыню. Я душила амбиции. Терпела. Однажды пригласила на «Мастеров» по М. Булгакову, где играла Геллу, знакомого священника. После спектакля говорю ему: «Если вы скажите мне бросить театр, ноги моей завтра там не будет». Но он ответил: «Нет, не могу этого требовать. Кто лучше вас сыграет такую Мерзость?» И я осталась.

Когда на рынке или на улице ко мне подходят и спрашивают: «Вы актриса Наталья Чемодурова?», я обычно отвечаю: «Ошиблись». Узнаваемость уже не радует. Но наша профессия — это настоящая заноза, которая сидит внутри. Самое удивительное — я и сегодня испытываю жажду играть. В 80 лет мне по-прежнему хочется — потрясти зрителя, вывернуть на сцене свою душу, сказать зрителю что-то очень важное, что я поняла о жизни, о терпении, Вере, Надежде и Любви.

О возрасте 

— У меня никогда не было желания делать пластические операции, — признаётся Наталья Чемодурова. — Как говорила великая Анна Маньяни: «Каждая моя морщинка — это моя жизнь. Я не расстанусь ни с одной своей морщинкой, потому что каждая из них слишком дорого мне досталась». Давно заметила: когда на душе легко, светло, лицо разглаживается, хорошеет, молодеет. Когда на душе темно, тяжело, то и выглядишь хуже. Да, физическое тело стареет, хворает, отталкивает от себя. С годами мы понемногу утрачиваем признаки пола. Я помню о своём возрасте. Но душа остаётся молодой. Во всяком случае так я себя ощущаю. Меня спасает вера в Бога, в жизнь вечную. 

Ольга ПОКЛОНСКАЯ 

Фото предоставлены Национальным академическим драматическим театром им. М. Горького

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Стрельцам на этой неделе не нужно переоценивать своих возможностей.

Общество

«Инвестиции в молодежь — инвестиции в будущее!»

«Инвестиции в молодежь — инвестиции в будущее!»

Такой лозунг взял для своей избирательной программы один из самых молодых депутатов Палаты представителей восьмого созыва.