Вы здесь

Тайна музейного бюста. Как белорусский скульптор слепил единственный прижизненный скульптурный портрет китайского мудреца


Иногда давно знакомое произведение искусства выдает неожиданный казус. Давно в экспозиции Национального художественного музея Беларуси стоит бюст китайского живописца Ци Байши (1964–1957) авторства советского скульптора, народного художника БССР Сергея Селиханова. Но только недавно удалось узнать его интересную историю. Все началось с 3D-сканирования произведения для занятий с слабовидящими посетителями. Предполагается, что они могут взять в руки пластиковую копию скульптуры и тщательно ее ощупать, так как «видят» руками. Копия в уменьшенном виде была сделана, и на ней отразился китайский текст, который меня заинтересовал. Чтобы объяснить зрителям, что там написано, нужно было его перевести.


В Китай — за памятник Заслонову

Помогла хранитель белорусской скульптуры Анастасия Карнейко, которая принесла редкую книжечку «Три месяца в Китае», изданную в 1959 году, с воспоминаниями о том, как 39-летний Сергей Селиханов в 1956 году ездил в Китай в творческую командировку в составе советской делегации. Ему как талантливому скульптору, бывшему фронтовику, орденоносцу (имел ордена Великой Отечественной войны и Красной звезды), парторгу Союза художников БССР, предложили эту поездку на три месяца, поскольку всем понравился памятник Константину Заслонову в Орше и рельеф на памятнике Победы на Круглой площади. Селиханов, уроженец Петрограда, учился в Витебском художественном техникуме и осел в Беларуси еще до войны. Согласно этим воспоминаниям, написанным сразу же после поездки, оказалось, что Селиханов лично встречался с Ци Байши и лепил его не по фотографиям, как я предполагала, а непосредственно с натуры.

Имя Ци Байши тогда гремело, он был великий китайский мудрец, поэт, философ и каллиграф, лауреат Всемирной премии мира 1956 года, другом Мао Дзэдуна. Он был героем многих легенд. Говорили, что во время японской оккупации закрыл мастерскую, чтобы не продавать своих произведений врагам. Мало кто знает, что картины Ци Байши до сих пор на аукционах ценятся наравне с произведениями Пикассо и Энди Уорхола. Все музеи мира мечтают иметь его произведения в стиле «гохуа» — цветы и птицы.

Шестнадцать кистей художника

Селиханов, разумеется, успел увидеть много примеров живописи «гохуа» Ци Байши, поражающего европейцев рафинированностью и лаконизмом. Он понимал, что китайский художник — это одновременно и живописец, и поэт, и каллиграф. Каждое изображение сопровождается печатью с поэтическим текстом в виде иероглифов. Художник, по словам Ци Байши, должен раствориться в природе, он «купается в орхидеевой воде, моет волосы ароматом цветов». В «гохуа» используют не полотно либо картон, как в Европе, а рисовую бумагу или шелк, особые кисти, тушь и краски минерального или растительного происхождения. Художник, работающий в стиле «гохуа», обычно использует 16 различных кистей. Ци Байши был оригинальным мыслителем: «Я обычный человек, подобный травам и растениям, и только слива мэйхуа способна понять меня до конца».

Естественно, что товарищи из советской делегации мечтали повидаться с Ци Байши. Несмотря на то что ему на то время было уже 93 года, им не отказали. Ци Байши жил в центре Пекина, и делегацию из СССР провели через ряд маленьких китайских подворий, где за стеклянной стеной была квартира великого художника. Ци Байши ждал, сидя в кресле, но пока ждал, задремал. Сын с женой разбудили мастера, и он оживился, начал разговор с гостями через переводчика. Гостям по китайской традиции предложили чай. Селиханова поразила облик мудреца, его морщинистое, но очень выразительное лицо, живые, несмотря на возраст, глаза, выразительный взгляд.

Шедевр за три дня

Скульптор загорелся, задумал невероятное — слепить портрет мудреца с натуры. Понимая, что сейчас это невозможно, поскольку программа предусматривала посещение нескольких провинций, очень настойчиво просил разрешения приехать позже, на обратном пути. Когда получил приглашение, был очень обрадован и через два месяца вернулся в знакомую квартиру.

Надо сказать, что фотографий Ци Байши и его портретов было множество, а скульптурного портрета никто не лепил. Именно это и заинтересовало старого мастера, который сам в молодости занимался резьбой по камню. Селиханов взял с собой глину из художественного института в Пекине, станок и три дня без устали лепил с натуры. Ему и дали только эти три дня, причем каждый сеанс длился 40 минут, чтобы не утомлять старика. Благо, что Селиханов всегда работал быстро, темпераментно. Скульптура получилась очень эмоциональная и динамичная, почти импрессионистическая. Концентрация внимания и чувство ответственности были столь обострены, что скульптор за три дня создал шедевр. В нем было все — и мудрость старости, и болезненность, тяжесть лет и достоинство мастера, и простота, и естественность великого человека, и трагическое предчувствие конца жизненного пути.

Автограф на глине

Ци Байши время от времени по-старчески засыпал, и Селиханов потом признался друзьям, что однажды подошел и приподнял ему веки, чтобы уточнить разрез глаз... Наконец, работа была завершена. Старый мастер был поражен сходством — и портретным, и духовным, и эмоциональным. Ци Байши узнал себя. Он попросил поднять его со стула и подвести к портрету. Взял у скульптора стеку и написал на сырой глине несколько иероглифов, свое имя — «Ци Байши», таким образом засвидетельствовав принятие портрета. Сергей Селиханов был счастлив, что его бюст понравился, и обещал Ци Байши прислать в Китай бронзовую отливку в подарок. Но не успел. Через несколько месяцев Ци Байши умер.

Итогом поездки в Китай стал так называемый китайский цикл Селиханова — 36 портретов представителей творческой интеллигенции и простых жителей Китая. Все они остались в Пекине и были отлиты в гипсе, тщательно запакованы в ящики и отправлены поездом в Москву, а оттуда — в Минск. В 1957–1959 годах 12 лучших гипсов — произведений китайской серии — были приобретены в Государственный художественный музей БССР. Среди них — «Китайский кули», «Крестьянин из Ханчжоу» и, конечно, гипсовый портрет Ци Байши (гипсовых отливок из бюста Ци Байши было сделано три). Гипсы очень ценятся, несмотря на их хрупкость, так как создаются непосредственно с авторской лепки, на них видны даже отпечатки пальцев скульптора, нивелируемые бронзовой отливкой.

Только в 1970 году согласно плану в музее встал вопрос о переводе портрета Ци Байши в прочный материал — бронзу. Селиханов добился, чтобы портрет отливался в лучшей литейке в Ленинграде лучшими мастерами. У скульптора в мастерской остались две гипсовые отливки. Одна из них впоследствии была подарена внуком скульптора Константином Селихановым Национальному Полоцкому музею-заповеднику. Третья гипсовая отливка была передана музеем в Пинский краеведческий музей.

Впоследствии Селиханов стал широко известен всем как автор памятника «Непокоренный человек» в Хатыни. Сергей Селиханов скоропостижно скончался в 1976 году от инфаркта, не дожив до 60 лет. Скульптура Ци Байши долго хранилась в запаснике, но к 90-летнему юбилею скульптора появилась в постоянной экспозиции музея.

Гипсовая модель отправляется в Пекин

Новый импульс белорусско-китайских отношений, строительство под Минском комплекса «Великий камень» вновь привлекли внимание к китайскому циклу Сергея Селиханова. Решено было вместе с китайскими коллегами сделать выставку произведений Селиханова в Пекине в Национальном художественном музее Китая. Сам бронзовый бюст не решились отправить в Китай, поехала только гипсовая модель из коллекции Константина Селиханова.

В 2017 году в Национальном художественном музее Китая состоялось торжественное открытие масштабного проекта «Следы памяти о Китае» из собрания Национального художественного музея Республики Беларусь, посвященная 25-летию со дня установления дипломатических отношений между Республикой Беларусь и Китайской Народной Республикой, в том числе и выставка белорусской скульптуры Сергея Селиханова и Константина Селиханова. Китайцы попросили разрешения внука скульптора сделать еще одну отливку в бронзе, которая уже установлена во дворике Национального художественного музея в Пекине

Таким образом, мы насчитали пять копий портрета Ци Байши. В Минске и Пекине — бронзовые, Полоцке и Пинске — гипсовые, и одна гипсовая — в коллекции внука скульптора. В Китае много памятников Ци Байши, но, как выяснилось, селихановский — единственный прижизненный скульптурный портрет.

К сожалению, в нашем музее нет картин Ци Байши. Зато его автограф — в таком необычном виде, отлитый в бронзе, — есть!

В этом году выйдет альбом о народном скульпторе Беларуси, подготовленный его внуком, в 2019 году вышел каталог исторической китайской выставки 2017 года произведений двух белорусских скульпторов Селихановых — деда и внука.

Надежда УСОВА, ведущий научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси

Выбор редакции

В мире

Чернозем с доставкой. Почему в Украине землю выставили на продажу?

Чернозем с доставкой. Почему в Украине землю выставили на продажу?

Приобретать земли сельхозназначения иностранцам по-прежнему не разрешается.

Культура

Каким будет королевский дворец в Старом замке?

Каким будет королевский дворец в Старом замке?

Это вторая очередь реставрации.

Общество

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?

После пандемии коронавируса образование уже никогда не будет прежним.