Вы здесь

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?


После пандемии коронавируса образование уже никогда не будет прежним. Сегодня с этой мыслью соглашаются все. Когда год назад большинство европейских стран объявили карантин, никто не знал, как долго он продлится, но вскоре стало ясно, что дистанционный формат — серьёзный вызов для всей системы образования. Несмотря на сложную эпидемиологическую ситуацию, учебный процесс должен был продолжаться. Переход к онлайн-обучению стал настоящим испытанием  и для преподавателей, и для студентов. А во время второй волны коронавируса даже те университеты, которые в начале учебного года объявили очную и гибридную формы обучения, были вынуждены полностью перейти на дистанционный формат.

Как переход к онлайну повлиял на качество образования? Что такое цифровые компетенции сегодня? Насколько эффективно смешанное обучение? Какие глобальные тенденции в трансформации образования нельзя игнорировать? Обо всем этом мы беседуем с директором Института онлайн-образования Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Галиной МОЖАЕВОЙ, проректором Республиканского института профессионального образования (РИПО) по учебной работе Еленой КАСЬЯНИК и начальником Информационно-аналитического центра профессионального образования РИПО Ольгой БЕЛОЦКОЙ.


Елена КАСЬЯНИК: — С 2018 года в нашей стране реализуется проект Европейского Союза «Занятость, профессиональное образование и обучение в Беларуси». Его цель достаточно амбициозная — это расширение возможностей для трудоустройства молодых людей и формирование компетенций, повышающих их конкурентоспособность на рынке труда. Пандемичный год ясно показал нам, что без цифровых компетенций уже невозможно обойтись. Но цифровая среда очень разнообразна и многогранна, поэтому, чтобы во всем разобраться, мы стремимся привлечь в нашу страну лучших специалистов-практиков. Галина Можаева, директор Института онлайн-образования Финансового университета при Правительстве РФ,  как раз и стала для нас проводником, который рассказал профессиональному сообществу, что и где мы можем найти в виртуальном пространстве и, самое главное, как это можно использовать в учебном процессе.

Ожидания поколения Z

За последние двадцать лет средства обучения серьёзно эволюционировали.  Сегодня, чтобы учиться, совсем не обязательно посещать лекции. Считается, что через 10-15 лет онлайн-обучение (как минимум на уровнях высшего и дополнительного образования) будет доминировать, и обеспечивать образовательный процесс в условиях глобализации будут всего несколько сотен (максимум — тысячи) университетов. Фактически, сегодня идет борьба за «место под солнцем». Кто-то через десять лет останется активным игроком на рынке образовательных услуг, а кто-то будет вынужден уступить место другим…

Галина МОЖАЕВА: — Я не верю в такой прогноз. Сегодня под влиянием глобализации происходит расслоение системы образования. С одной стороны, растет сегмент массового образования: это наблюдается в профессиональном, среднем и дополнительном образовании. Там онлайн-технологии становятся ведущим трендом. Образовательные онлайн-платформы, такие как Сoursera или FutureLearn, имеют аудиторию в десятки миллионов человек. Но есть еще и элитное высшее образование: оно всегда останется в кампусе, но, конечно, также  будет меняться. Особенно под влиянием пандемии элитное образование становится гибридным, когда традиционные занятия в аудитории дополняются онлайн-технологиями. Так что, на мой взгляд, просто нужно будет определиться: либо вы предлагаете массовому потребителю услуги по доступной цене, либо вы пытаетесь занять лидирующие позиции в мире. Тогда это будет уже другой комплекс образовательных услуг, которые работают на опережение. Может быть, они будут не всем понятны, но в такие учебные заведения придет элита.

Кстати, именно в период пандемии онлайн-технологии показали свою жизнеспособность для определенных педагогических задач. Поэтому сегодня, через год после первого локдауна, мы можем с уверенностью сказать, что система образования уже не вернется в «прокрустово ложе», в котором она была раньше.

— Как вы думаете, стоит ли учитывать в вузе особенности поколения Z, представители которого освоили поиск информации в Интернете раньше цифр и букв? Для цифрового поколения характерно клиповое мышление и неспособность сконцентрироваться на лекциях, когда внимание студентов очень быстро переключается на гаджеты ...

Галина МОЖАЕВА: — Теория поколений работала всегда, но сегодня мы имеем дело с цифровыми аборигенами (учащимися и студентами) и цифровыми иммигрантами (их учителями и преподавателями). Если говорить о поколении Z, которое сейчас приходит в вузы, то, конечно, необходимо учитывать психолого-педагогические особенности его представителей. Если у наших потенциальных потребителей образовательных услуг клиповое восприятие информации и они не могут сосредоточиться более чем на 15-20 минут, мы должны перестроить образовательную деятельность таким образом, чтобы она соответствовала их ожиданиям, при этом мы не должны потерять в качестве образования. Вот тут на помощь как раз и приходят цифровые технологии и услуги, которые могут работать как на вовлечение в процесс обучения, так и на  повышение мотивации.

Например, с помощью геймификации можно активизировать познавательную деятельность. И сегодня мы учим этому наших педагогов. Во время чтения лекций вы можете разбить их на различные интерактивные истории, которые очень легко создать, выбрав подходящий сервис в «облаке». Для использования в учебной аудитории подходят обычные смартфоны, для этого даже не нужен компьютерный класс. Кроме того, геймификация позволяет вносить в учебный процесс элементы соревнования, сравнивать свои результаты с результатами других участников образовательного процесса. Наконец, нельзя не упомянуть такую ​​форму кооперации студентов, как коллективное выполнение заданий, проектная деятельность в составе виртуальных команд, соревнования между этими командами и так далее.

Тренажёры и виртуальные симуляторы - это вообще отдельная история, я считаю, что за ними — будущее. У них адаптивный интерфейс, всё для цифрового поколения интуитивно понятно и удобно. Когда мы вовлекаем наших учеников в игровую ситуацию, но предлагаем им образовательный контент, это очень хорошо работает. А, с другой стороны, такие вкрапления в учебный процесс позволяют менять виды деятельности, что всегда влияет на познавательную активность. Я считаю, что цифровые технологии помогают педагогам немного приблизиться к «цифровым» детям. Когда учитель приходит в класс и сталкивается с чем-то не очень понятным для него, ученики могут его научить, подсказать. И этого не следует бояться, это нормальная история. Зато учитель владеет предметной областью и умеет совмещать ее с цифровыми технологиями, а его ученикам до этого еще очень далеко.  Да, учитель и преподаватель привыкли быть величиной номер один, особенно если это профессор университета, основатель научной школы. А надо просто признать, что ты чего-то не знаешь и попросить: «Помогите мне…» Это новое направление — совместное обучение, совместная деятельность.

Моей целью было не просто научить белорусских преподавателей использованию определённых сервисов, а создать прослойку профессионалов с примерно одинаковым отношением к цифровым технологиям в образовании, чтобы эти люди стали тренерами и мультипликаторами, которые будут тиражировать свой опыт и помогать коллегами.

Индивидуализация обучения

— Есть мнение, что обучение может быть либо очным, либо онлайн. Но пандемия заставила всех комбинировать разные формы...

Ольга БЕЛОЦКАЯ: — Сейчас мы практикуем проектную деятельность в рамках инновационных платформ, когда преподаватели вместе с учащимися, используя ИКТ, всевозможные онлайн-ресурсы, создают образовательные продукты. В эту деятельность вовлечено множество учебных заведений. С начала этого года был запущен Единый информационно-образовательный ресурс, который наполнялся контентом для общеобразовательных школ, а следующим шагом будет наполнение платформы ресурсами для профессионального образования — там появится соответствующий раздел. Разработчикам нужно учитывать нашу специфику. Например, у нас, в отличие от школы, большой набор спецдисциплин, который постоянно обновляется и дополняется, в зависимости от потребностей времени и экономики. Для нас очень важны визуализация (нужно визуализировать каждый современный станок) и создание тренажеров и симуляторов.

Галина МОЖАЕВА: — Я сторонник гибридного или смешанного обучения, когда серьезное классическое обучение в аудитории дополняется возможностями, которых нет в реальной жизни. Теперь даже учебники сопровождаются дополненной реальностью, когда вы наводите смартфон на QR-код и переходите по ссылке на видео или на сайт с более подробным описанием изучаемого предмета. Но применять технологии только ради технологий не стоит, а вот когда технология влечет за собой какой-то новый эффект, создает дополнительные возможности,  в этом случае она начинает работать на педагогику. На самом деле  есть возможность комбинировать разные формы и технологии в зависимости от задач. Хотя, конечно, бывают ситуации, когда без онлайна никак не обойтись.

Очень перспективный тренд — онлайн-курсы, в том числе массовые открытые онлайн-курсы, которые позволяют “доращивать”  и индивидуализировать обучение. Их использование в учебном процессе значительно увеличивает его гибкость. Скажем, где учебному заведению  найти специалиста по суперновой тематике? Вы можете зайти  на онлайн-платформу и взять оттуда ресурс. Таких платформ сейчас уже десятки (среди них Coursera, Udacity, EdX и другие) и постоянно появляются новые. Важно, что открытые онлайн-курсы проходят очень серьёзную экспертизу и создаются ведущими специалистами в определенных областях. Они мобильны и быстро обновляются в соответствии с новыми тенденциями. А если говорить о непрерывном образовании на протяжении всей жизни и саморазвитии, то электронные ресурсы и онлайн-технологии вообще  в этом плане незаменимы. Раньше образование получали “раз и навсегда”, а теперь набор компетенций, полученных в вузе, “сгорает” за три-четыре года. Таким образом, количество людей, которые на разных этапах жизни будут иметь потребность в том или ином виде образования, тех или иных знаний, многократно увеличится. Это очень серьезный вызов для системы образования в целом, и без использования новых эффективных методов обучения обойтись будет невозможно.

Одним из способов преодоления такого разрыва является использование дистанционных образовательных технологий, которые позволяют масштабировать процесс обучения.

Стресс-тест для педагогов

— Никто не спорит, что дистанционные технологии стали спасательным кругом во время пандемии. Но сегодня хватает сторонников полного возврата к офлайну и отказа от онлайна, в том числе и среди студентов. Что это: усталость от круглосуточного общения, уход от самооценивания, требующего саморазвития и освоения новых технологий, понимание угрозы потери качества образования или что-то ещё?

Галина МОЖАЕВА: — То, что происходило в мире, не было дистанционным обучением. И педагоги были не подготовлены, и методики не были разработаны. Преподавателей и учителей просто посадили перед компьютером и оставили наедине с необходимостью как-то налаживать учебный процесс. В лучшем случае те ещё успевали сделать презентацию, но чаще всего просто транслировали информацию, пытались втиснуть офлайн-урок в онлайн. И это был мощный стресс-тест, новый опыт абсолютно для всех, который сейчас пытаюся анализировать. Но все наконец-то поняли, что дистанционное обучение — это не что иное, что нельзя переносить в натуральную величину формы и методы очного обучения в “дистант”.

Надо признать, что мы все очень устали от неорганизованного онлайна. Не будем забывать, что это был не наш выбор. Я лично занимаюсь онлайн-обучением 25 лет, но и для меня эта ситуация была неожиданной из-за ее масштабов. Если мы думаем о таких последствиях пандемии, то я думаю, что протест, скорее всего, был связан с негативным опытом. Не у всех был хороший интернет, а в семьях не хватало техники для онлайн-обучения. Я считаю, что только в спокойной обстановке можно сформировать хорошее отношение к онлайну.  

Так, например, в Институте онлайн-образования Финансового университета при Правительстве Российской Федерации (http://dofa.ru/) сегодня около 3 тысяч студентов дистанционно изучают экономику, менеджмент, юриспруденцию, финансы, гостиничное дело… Они приезжают в Москву только один раз на защиту выпускных квалификационных работ и сдачу государственного экзамена. Это их выбор, и стартовые условия были им известны изначально. Для них это возможность получить хорошее образование в одном из ведущих вузов, не выезжая из своих регионов. Для семьи дешевле дистанционно выучить ребенка, чем отправить его в столицу. А для взрослых людей, заинтересованных в карьере и личном росте, это вообще прекрасный шанс. Такой режим обучения позволяет параллельно работать, строить карьеру и непрерывно развиваться.

Мы сразу предупреждаем, что все занятия будут проходить в Интернете, что наши вебинары проводятся только по субботам, по четыре-пять пар. И люди знают, на что они идут. Мы организуем дистанционное обучение с использованием онлайн-платформ и систем управления учебным процессом, различными формами контента, интерактивностью и т.д. Это совсем другая история, отличающаяся от того, что происходило в период пандемического “дистанта”...

Формула успеха

— Возможность получить высшее образование дома, не вставая из-за компьютера, выглядит, конечно, привлекательно, но дистанционная форма имеет не только плюсы, но и минусы ...

Галина МОЖАЕВА: — На мой взгляд, плюсов всё же больше. Один из них - свобода выбора места и времени учебы. Обучение проходит в удобное для ученика время, в удобном месте с сохранением комфортного для него темпа. Он сам может спланировать продолжительность занятий и решить, сколько времени ему потребуется на изучение материала.

 Дистанционное обучение часто выбирают те, кто хочет получить качественное высшее образование без отрыва от работы, второе высшее образование параллельно с первым, а также люди, которым в силу своих физических особенностей трудно передвигаться. Дистанционное обучение обходится дешевле, потому что, например, в нашем институте уже создана вся методическая база, есть необходимое оборудование, ресурсы, подготовленные педагоги…

А в этом году мы открыли магистерскую программу “Цифровые образовательные практки и технологии” для педагогов колледжей, университетов и школ. Программа – международная, направлена на подготовку образовательных технологов, цифровых кураторов и лидеров для системы образования. Она развивает идеи, заложенные в проект Европейского Союза “Занятость, профессиональное образование и обчуение в Беларуси”. 

Если говорить о минусах, то главная сложность в том, что работать приходится 24 часа семь дней в неделю. Потому что дистанционные студенты учатся тогда, когда им это удобно, но ждут от вас мгновенного ответа на свой вопрос. В дистанционном формате самообучение может занимать 50-60 процентов времени и даже больше. Дистанционное обучение требует хорошей самодисциплины. Бороться с ленью нужно самостоятельно, потому что над вашей душой не стоит учитель. Между прочим, культура самообразования не сформирована у нас ни у вчерашних школьников, ни у более “взрослых” студентов, а это влияет на качество знаний. Я хочу сказать, что качество дистанционного обучения зависит не только от качества предоставляемых образовательных услуг, но и в очень большой ступени от личностных характеристик тех, кто приходит учиться.

Проблема в низком уровне цифровых компетенций, и это касается не только преподавателей, но и студентов. Распространено ошибочное мнение, что все наши студенты очень хорошо разбираются в “цифре”.  В социальных сетях они действительно чувствуют себя уверенно, но не владеют специальными програмными продуктами. И в этом плане преподаватель будет выглядеть сильнее студента, зависающего  “Вконтакте” или в Тik Тok. Среди дистанционных студентов есть как настоящие “звёзды” (в феврале у нас был выпуск и более 30 человек получили “красные” дипломы), так и “двоечники”. Но и на дневной форме обучения во всех вузах также есть “двоечники”. К минусам дистанционного формата также следует отнести и дефицит социальной коммуникации.

Елена КАСЬЯНИК: — Мы в РИПО реализуем образовательную программу по психолого-педагогической переподготовке преподавателей, например, по специальности “Профессиональное обучение”. Эта программа реализуется в смешанном формате, с применением дистанционных образовательных технологий. Когда мы внедряли удаленный формат,  конечно, беспокоились о качестве. В течение двух лет проводили срезы итоговой  аттестации выпускников. И, как ни странно, при одинаковом уровне подготовки на входе (а мы проводили соответствующее тестирование) на выходе более высокий результат демонстрировали слушатели, обучающиеся дистанционно. Экзамены, замечу, принимали одни и те же комиссии. Мы интересовались у педагогов, что способствовало качеству их обучения в дистанционном форме. Ответ большинства – умение учиться и самоорганизованность.

Кроме того, когда вы работаете в аудитории, есть возможность спрятаться за чей-нибудь спиной, а при дистанционном формате это в принципе невозможно.

Галина МОЖАЕВА: — Я бы добавила ещё и мотивацию. Когда взрослые приходят на дистанционное обучение, они делают это осознанно, потому что полученные знания, навыки и компетенции определяют их дальнейшую карьеру, зарплату, успех и, как сейчас модно говорить, уровень счастья. А вчерашние выпускники — самая сложная категория для дистанционного обучения, поэтому у нас есть кураторы, которые напоминают, помогают, заходят на электронные курсы, смотрят аналитику (какая активность, по какой дисциплине и т. д.). Дистанционное обучение увеличивает роль организационной составляющей.

Похоже, что коронавирус не спешит нас покидать. Несмотря на ряд сложностей, наверное, были в этой стрессовой ситуации и положительные моменты?

Галина МОЖАЕВА: — Сегодня мы наблюдаем более спокойное отношение общества в целом к ​​цифровизации, появилось большое количество новых услуг и новых возможностей, которые делают нашу профессиональную деятельность более разнообразной. Пандемия показала, что практически всему можно обучать дистанционно, а значит, система образования будет меньше бояться особенных детей, она будет с ними работать.

Елена КАСЬЯНИК: — Мне кажется, что пандемия стала драйвером для развития цифровизации в образовании. Из-за страха за своё здоровье (а отрицательные эмоции — лучшая движущая сила) все стали более активными в освоении цифровых технологий, хотя раньше в педагогическом сообществе постоянно ощущалось сопротивление этому процессу. В нашем институте, например, были сформированы экспортно-ориентированные программы повышения квалификации, реализуемые в дистанционном формате. Это позволило нам диверсифицировать наши образовательные продукты и масштабировать их для широких слоёв населения. Пандемия подтолкнула нас к поиску новых рынков и созданию новых образовательных продуктов.

Также в РИПО открылась новая специльность для педагогических работников «Информационные технологии дистанционного обучения» с присвоением квалификации «Специалист по дистанционному обучению».

Галина МОЖАЕВА: —  Еще мы стали более внимательными друг к другу, а радость от встреч в офлайне стала более яркой и острой.

Надежда НИКОЛАЕВА.

Фото: pexels.com

Выбор редакции