Вы здесь

А если бы Скорины не было?..


Для каждого из нас фигура Франциска Скорины и то, что он сделал, значат что-то свое. Кто-то восхищается его предисловиями, другой вдохновляется биографией первопечатника, некоторые бывали в тех же, что и он, местах. Есть и такие, кто думает, будто с Франциском никак не связан... Однако на самом деле эта личность сильно повлияла на нашу культуру, на образ жизни.

...Иногда хочется поиграть в антиутопию и представить, а что было бы, если бы Скорина не сделал того, что сделал? Что было бы, если бы Франциск всю жизнь был занят каким-то другим делом, например целительством? Как бы тогда развивалась наша история?.. Попытку осмысления нашего прошлого, начиная с 500-летней давности, — со Скориной и без него — мы сделали вместе с видными исследователями, людьми действительно одержимыми первопечатником!


«Главный фаготист» страны, дирижер, составитель музыкальной программы к 500-летию белорусской Библии с посвящением Франциску Скорине, Алексей ФРОЛОВ:

— Скорина подарил белорусам книгу, главную книгу! Для меня это самая важная личность в нашей культуре за 1000 лет! Если б не было ничего и никого еще в белорусской истории, а был только он — уже можно было бы сказать, что белорусский народ «был, есть, будет»!

Скорина — красивейший ренессансный портал в нашу историю, глядя через который современному белорусу уже не надо мучиться комплексами «неполноценности». Он — высокий портал в мир передового европейского Ренессанса — в культуре, науке, сознании в целом. Наш герой — величественный портал в духовное, просвещенное, прогрессивное (не формальное) христианство, в библеистику, в саму Библию на понятном, близком родному языке.

Скорина — это наш монументальный культурный мост между Полоцком и Вильнюсом с одной стороны и Краковом и Прагой, Падуей и Венецией с другой, между Беларусью и Западом.

Помню, завершая год Огинского, наша большая культурная делегация из Беларуси вместе с ансамблем солистов «Истоки» ехала во Флоренцию. По дороге мы не могли обойти знаменитую Падую... Тогда как вся группа уже вышла из того самого зала, где Скорина защищался как дважды доктор Падуанского университета, нам с коллегами по ансамблю, в качестве какого-то особого уважения, разрешили остаться и посидеть на тех самых легендарных местах и ​​даже там сфотографироваться...

А если бы Скорины не было? До XVI века у нас имелась бы та же древняя культура, средневековая история, готическое искусство. А вот Ренессанс уже был бы не такой... Небо стало бы другим, если бы на нем вдруг исчезла самая яркая звезда галактики!.. А более поздние авторы последующих эпох не имели бы такой опоры, такого ориентира, такой «путеводной звезды», как «солнце новолуния»! 

Профессор, писатель, исследователь деятельности Скорины Адам МАЛЬДИС:

— Если бы Скорина не дал народу на его старобелорусском языке книги — это все равно что не дать хлеб человеку! Мы опередили многих и четвертыми в мире получили Библию на национальном языке.  

Пару лет назад в Париже я участвовал в конференции ЮНЕСКО, которую проводил Иран (используют арабский алфавит). И вот для них самой большой сенсацией было, когда я достал одну из книг, изданную у нас, где под одной обложкой напечатана Библия на белорусском языке, но написанная арабской вязью, а внизу — по-белорусски. За аль-китабы мне предлагали очень большие деньги, но я не смог их продать.

Если бы Скорина не выдал Библию в свое время, мы бы до сих пор жили в язычестве. Судьба человека развивается так, что трудно сказать, что было бы. Конечно же, было бы плохо. Ведь чем ближе человечество знало Слово Божие, тем ему было лучше. Если Слово Божие нужно человеку, а он его не знает, то, значит, он еще не постиг и определенную истину...

Поэт, автор книги воссозданных предисловий Скорины «Маем найбольшае самі» Алесь РЯЗАНОВ:

— Скорина обращается к нам из глубины веков, он над политикой, над экономикой, над конфессиями, над разделениями на творческие союзы, над личными отношениями. За эти века многое изменилось, многое произошло, но потому, что он сказал свое слово, мы говорим с ним, входим с ним в разговор.

Я начал читать Скорину — его предисловия и послесловии, — и тексты начали откликаться. В них что-то было — они говорили, говорили, отзывались, у них была поэзия. Если внимательно вчитываться в предисловие к «Псалтыри», первой книге, с которой Скорина начинал издательскую деятельность, то слова там соотзываются, оглашаются, даже поются. Возьмите какой-нибудь пассаж из предисловия к Псалтыри, составьте эти строки в столбик — и обнаружится стихотворение...

В своем творчестве я вышел за пределы силлабо-тонической системы стихосложения, наружное не заслоняло внутреннее содержание, а внутреннее содержание предисловий Скорины поэтическое. Почувствовал это, заметил, увлекся и где-то в середине 1980-х годов начал воссоздавать их на современный белорусский язык... А в этом году результатом работы стала книга «Маем найбольшае самі».

Есть законы физические и надфизические, а человек — не только тело, а еще что-то, не менее существенное, нежели само тело, — душа, дух и даже сам Бог... Знать, понимать — это мало, нужно, чтобы знания переходили в веру. Знание и вера близкие, но вера излучает будущее. Будущее — это выход из себя. Знаний недостаточно, нужно что-то еще, чтобы войти в будущее, и Скорина говорит об этом необходимые слова — мягко, медленно, нежно, как учитель. Пересказывает известное или услышанное, испытанное, прочитанное — но делает это на новом уровне, имеет отличительную интонацию. Дело просвещения должно длиться, приобретать новый облик и новые выражения. Скорина подбирался к божественным истинам — и теперь мы подбираемся к Скорине.   

Мы живем в переломном времени и нуждаемся в вершинах, куда направляться душой, ведь если не сможем подняться, то и не выполним какой-то своей роли, ради которой призваны в этот мир. 

Автор книги «Золотой век Беларуси», пастор церкви «Иоанн Предтеча» Антоний БОКУН:

— Сначала я очень скептически относился не то чтобы к культу Скорины, но к превозношению этой фигуры. Но чем больше сталкивался с результатами его работы (особенно последние 20 лет, делая собственные переводы Библии), поражался величию этой личности. Ведь он сделал титаническую работу, организовав перевод Библии и издание библейских книг. Даже на сегодняшний день это довольно непростая работа, требующая больших как временных, так и материальных ресурсов. То, что сделал Скорина 500 лет назад — поистине титанический поступок.

Говоря о Франциске, трудно сказать что-то большее, чем то, чего он на самом деле достоин. От всякой работы есть польза. Как раз пример Скорины показывает, что с течением времени она приобретает все большее и большее значение. Если ты делаешь правильные вещи, это обязательно принесет плоды — может, не такие, как ты ожидал, не тогда, когда ты ожидал, но результат будет...

В свое время я попал в кафе «У Франциска». И там на входе встретил Франциска Скорину, который сидел и то ли писал, то ли читал что-то. Для меня это было очень неожиданно. Где-где, а в ресторане не думал с ним пересечься!..

Я видел Франциска на фресках, на мозаиках, в университетах, на памятниках. А такая встреча стала приятной неожиданностью! Он увиделся мне как человек, а не как памятник...

Скорина сделал две важные вещи: перевел Библию и опубликовал ее. Вся история свидетельствует, что это невозможно сделать одному человеку. Должны были быть единомышленники, которые поддерживали и помогали ему. Поэтому можно сказать, что, если бы этого не сделал Скорина, то, наверное, что-то подобное сделал бы кто-то другой, позже на 10, 20 лет. В то же время именно он начал новую эпоху — то, что называется «золотой век Беларуси». Значительную роль в том, что XVІ век получил наибольший расцвет за всю нашу историю, сыграло распространение Слова Божьего. Иначе этот век совсем потерял бы свой блеск.

С одной стороны, это мог бы сделать кто-то другой, но с другой, этого могло и не произойти. Я по опыту знаю, что иногда чувствуешь, словно время настало и кто-то должен сделать определенную вещь... Но это зависит и от конкретного человека. Случается, есть потребность, а нет того, кто ее выполнит. Могут проходить годы... В размерах веков оно, вероятно, и произойдет. Однако целые десятилетия может оставаться невыполненным... Если нет человека, который скажет: «Вот я — и я сделаю».

В этом смысле Скорина — великий пример для нас. Как того, кто откликнулся и посвятил жизнь великому делу.  

Нина ЩЕРБАЧЕВИЧ

nina@zviazda.by

Выбор редакции

Общество

Как действовали партизаны в Усакинском лесу на Кличевщине

Как действовали партизаны в Усакинском лесу на Кличевщине

Пишет сын одного из партизан Геннадий Сахрай.

Общество

«Беларусь в моих глазах». Блогер Полина Амельянчик выбирает малоизвестные маршруты для путешествий

«Беларусь в моих глазах». Блогер Полина Амельянчик выбирает малоизвестные маршруты для путешествий

Кроме фотоснимков храмов и руин бывших усадеб, практически каждый пост Полины сопровождается яркими биографиями земляков.

Общество

Почему в старости портится характер, появляются бессонница и тревожность

Почему в старости портится характер, появляются бессонница и тревожность

О проблемах старения и том, как заметить и, возможно, предотвратить различные психологические заболевания у пожилых, мы поговорили с врачом-психотерапевтом Городского клинического психиатрического диспансера Мариной Счастленок.

Общество

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком

20 января Беларусь и Китай отмечают 29-ю годовщину установления дипломатических отношений между нашими странами.