Вы здесь

Следователь Александр Панасевич: Нужно быть немного ювелиром


Следователь Александр Панасевич об особенностях своей профессии, подробностях тюремной жизни преступников из "морозовской" банды и пропавших без вести, которые находились в... шкафу


— Первое оружие следователя — это вежливость, вторая — ручка, чтобы оперативно задокументировать все обстоятельства на месте преступления, — сразу же доводит до сведения старший следователь Могилевского межрайонного отдела Следственного комитета майор юстиции Александр Панасевич, и я ловлю себя на мысли, что в этом наши профессии одинаковы. А еще в умении налаживать контакт с человеком и вникать в его психологию. По себе знаю, как это бывает трудно, а потому почти час терпеливо жду, пока мой собеседник беседует за закрытыми дверями с подозреваемым. Присутствовать на допросах посторонним людям, даже если ты корреспондент, нельзя. Тайна следствия.

Жизнь по расписанию

— Одновременно в работе находится по 5-6 дел, сегодня, например, занимаюсь непосредственно двумя, — отчитывается мой собеседник, как только заканчивает допрос. — Одно из них касается вынесения представления о привлечении к ответственности подозреваемого, в связи с чем его нужно было ознакомить с правами, материалами уголовного дела, допросить и выбрать меру пресечения. По второму делу необходимо назначить экспертизы, распланировать допросы свидетелей.

Вообще планированием Александр Панасевич занимается постоянно. Уголовные дела, материалы проверок — работы много, и нужно еще уложиться в строго очерченные процессуальные сроки расследования.

— Без планирования никак, — уверяет он. — От этого зависит ход расследования. Нужно запланировать участие в деле и других лиц. Например, для осмотра места преступления собрать понятых, обеспечить присутствие законного представителя, определиться с конвойным подразделением, если речь идет о задержании. При проведении следственного эксперимента — найти статистов, договориться с судебно-медицинским экспертом. Невозможно себе позволить проводить все это не спланировав. Необходимо определиться с каждым следственным действием, которое нужно выполнить до направления дела в суд.

Находить выход из запутанных историй Александру нравилось всегда, но осознание, кем хочется стать, пришло где-то лет в 19. Когда после окончания академии МВД 12 лет назад пошел работать следователем, понял, что не ошибся.

— Работа тяжелая, напряженная. Таскать мешки не надо, но тот груз ответственности, который ложится на плечи, тоже весомый, — говорит он. — Именно следователь принимает решение о задержании человека, ограничении его прав, свободы. А это не так просто, ведь у каждого есть семья, близкие, родные, для которых это очень болезненный момент. Когда только начинаешь работать, много нюансов не знаешь, опыт накапливается с годами. До сих пор с благодарностью вспоминаю слова своего старшего коллеги: "Если ты сможешь следственным путем доказать вину человека, не оскорбив его, подтвердить доказательствами так, что он поймет — деться некуда, он тебя будет уважать". Это правило стало моим жизненным кредо. И приятно, что в моей жизни случались такие ситуации, когда бывшие подследственные после отбытия наказания приходили и благодарили просто за человеческое отношение. Если кто-то оступился в жизни, это еще не повод оскорблять его. Все строится на доказательственной базе и внутреннем убеждении следователя. И для этого, как говорится, надо иметь холодную голову, горячее сердце и чистые руки. Для следователя этот принцип очень важен. Не один невиновный не должен сидеть в тюрьме.

Покой нам только снится

Допросы, планы, уголовные дела — это еще не все. Работа следователя далеко не кабинетная. Это еще и следственные эксперименты, и выезды на место преступления. И если в знаменитом сериале "Место встречи изменить нельзя" следственно-оперативной группой руководил непосредственно начальник отдела по борьбе с бандитизмом Глеб Жеглов, то в обычной жизни эти обязанности исполняет именно следователь. Это он должен осмотреть место происшествия, допросить родственников, назначить экспертизы, поставить задачи перед сотрудниками уголовного розыска на отработку спецконтингента или установления свидетелей происшествия. Вся информация аккумулируется у следователя и он решает, возбуждать уголовное дело или нет.

— А бывает, что выехали на одно преступление, а потом возникала необходимость ехать на другое? — интересуюсь я.

— Были ситуации, когда утром выезжали на убийство, потом ехали на кражу, потом на хулиганство и возвращались только ближе к утру следующего дня, — признается Александр. — Поэтому у каждого с собой всегда папка документов — протоколы осмотра, допроса потерпевшего, свидетелей, назначения различных экспертиз.

— Ваша работа, безусловно, серьезная, но возможно бывали и курьезные случаи?

— Были и не раз. Когда поступает сигнал об исчезновении человека, мы в первую очередь выезжаем на место его обычного пребывания. Однажды женщина сообщила, что пропала ее дочь. Приехали к ней, а она пьяная, рассказывает, как все было, просит найти дочь. Мы начинаем осматривать квартиру и находим без вести пропавшую... в шкафу. Дочь признается, что боялась наказания от матери потому и спряталась. Или, приходим к родным преступника, который в розыске. Они уверяют, что не видели его, а мы находим пропажу под кроватью. Были случаи, когда люди прятались от нас на балконе и даже за шкафом.

Как я училась снимать отпечатки пальцев

Чтобы мне было проще вникнуть в профессию, Александр ставит передо мной серебристый чемоданчик.

— На тот случай, если в оперативной группе не оказалось эксперта судебных экспертиз, мы эту миссию берем на себя, — объясняет он назначение таинственного предмета и раскрывает его.

Глаза разбегаются от большого количества разнообразных понятных и непонятных предметов. Чего здесь только нет — ножницы, ручки, карандаши, рулетка, зеркало, клей... Тут же какие-то банки с разноцветными порошками, жидкости, другие таинственные вещи.

— В некоторых в арсенале бывает даже пила, — говорит Александр.

— А ситечко зачем? — не сдерживаюсь я от удивления, увидев чайный предмет.

— Оно применяется для приготовления гипсового слепка, — объясняет следователь. — Через него удобно просеивать гипс.

В руках собеседника появляется фонарик с ультрафиолетовым, как он по ходу объясняет, светодиодом. С его помощью очень просто найти биологические следы, когда была попытка от них избавиться. Под воздействием ультрафиолетового луча на поверхности быстро вырисовываются пятна крови, слюны и всего остального, что имеет биологическое происхождение.

— А теперь будем учиться снимать отпечатки пальцев, — улыбается Александр и достает из чемоданчика дактилоскопический магнитный порошок. С помощью специального приспособления он наносит его на место, где только что специально оставил свой пока что невидимый отпечаток. И тот постепенно проявляется, как изображение на негативе. Следователь фиксирует отпечаток с помощью скотча и наносит на бумагу. Если бы хозяин пальчика был неизвестен, его было бы просто найти при помощи дактилоскопической экспертизы.

О резонансных делах

В прошлом году Александр Панасевич направил в суд 62 дела. Это много, если учесть, что на одно дело приходится меньше недели. Среди рядовых криминальных историй всегда хватает и таких, которые надолго запоминаются. Как, например, с драгоценными камнями. В Могилеве был "специалист", который очень хорошо их подделывал и реализовывал. Без профессионала разобраться, какой камень он вставлял в золото — фианит, бриллиант, или кусок стекла, было невозможно. Приходилось ехать в Минск на гемологическую экспертизу, чтобы получить научно обоснованное мнение эксперта.

А это пример того, как надо работать на опережение. Однажды из надежных источников Александру Панасевичу поступила информация об убийстве двух человек. В дежурной части, куда он первым делом позвонил, чтобы узнать, был ли такой сигнал, даже удивились: откуда он это взял? А когда проверили адрес, все подтвердилось — в квартире нашли два трупа с множеством ножевых ранений. Благодаря оперативной информации, быстро нашли и преступника. Как потом выяснилось, убийство было спонтанное. Трое ранее судимых лиц собрались вместе, выпили и поссорились.

А еще наработки Панасевича были использованы для совершенствования уголовно-процессуального законодательства. Дело касалось фигурантов знаменитой "морозовской банды", которая в начале 1990-х держала в страхе весь Гомель. Участники отбывали наказание в тюрьме, но продолжали нарушать закон. Пользовались тем, что имели авторитет в преступном мире и делали в тюрьме все, что хотели. Не реагировали на требования представителей администрации, имели ряд взысканий. В отношении их было возбуждено уголовное дело по статье 411 — злостное неповиновение законам и требованиям администрации. — В колониях подобное не редко случается, но по тюрьмам такой практики почти не было, — рассказывает Александр. — Для получения информации приходилось писать письма в Академию МВД, интересоваться мнением профессорско-преподавательского состава. Посылал письма в научно-практический центр при Генеральной прокуратуре, разговаривал с доцентом кафедры уголовного права БГУ, с людьми, которые писали комментарии к Уголовному кодексу. Вскрывались проблемы, которые на стадии написания уголовных статей, не были изучены. Некоторые преподаватели с кафедры уголовного права потом еще интересовались судебной практикой, чтобы применить этот опыт при обучении студентов. Прошли суды, обжалования в кассационном порядке. И "морозовцы" к уже имеющимся срокам получили еще по полтора года дополнительно. Это сыграло хорошую профилактическую роль для других осужденных, находившихся в исправительных учреждениях.

Нелли ЗИГУЛЯ

Фото автора

zіgulya@zvіazda.by

Название в газете: «Нужно быть немного ювелиром»

Выбор редакции

Общество

Краски войны. Пять картин художников-очевидцев

Краски войны. Пять картин художников-очевидцев

Война — одна из тех тем, которые никого не оставляют равнодушными.

Спорт

Алексей Талай: Я себе поблажек не даю

Алексей Талай: Я себе поблажек не даю

Черный пояс по таэквондо и светлый путь по жизни пловца-паралимпийца.

Экономика

Поиск новой съемной квартиры — вопрос всегда волнующий. Как избежать обмана «арендаторов»?

Поиск новой съемной квартиры — вопрос всегда волнующий. Как избежать обмана «арендаторов»?

В недвижимости, где крутятся большие деньги, попасть на мошенников довольно легко.