Вы здесь

Видеть внутренним зрением... Дарья Дорошко о жизненном и творческом пути


Татьяна Череухина известна в Гомеле и далеко за его пределами под псевдонимом Дарья Дорошко. Знаком с ней и читатели «ЛІМа» по поэтическим публикациям. Лирическая героиня Дарьи — тонкая, трогательная, чуткая личность. Глядя на фото поэтессы, где она — молодая и красивая — в больших темных очках, — невольно подумаешь: этот аксессуар — дань моде... На самом деле Дарья потеряла зрение, но это не стало препятствием для творчества. Сегодня речь о том, что, как бы ни складывалась судьба, всегда можно подняться над непростыми обстоятельствами...


— Дарья, расскажите, как увлечение театром пришло в вашу жизнь.

— С детства любила смотреть фильмы, телеспектакли, слушать радиоспектакли — постепенно возникло желание и самой попробовать себя в актерском мастерстве, почувствовать, что это такое — быть на сцене. Мать привела меня в городской центр культуры — мне тогда было 8 лет. Немного выступала там, потом — в других театральных кружках. С тринадцати лет посещала драмтеатры — по четыре-пять раз смотрела каждую постановку. Весь репертуар знала наизусть, многие моменты предвидела. Были и любимые актеры. Но поступать учиться на актрису не осмелилась — пошла в медицину. Отработав сколько времени медицинской сестрой, поступила на филфак... Да постоянно ловила себя на том, что желание то давнее «зудит», не пропадает. В конце концов постучалась в театр кукол: прошла кастинг и стала там работать, что продолжалось несколько лет, но здоровье становилось все хуже и хуже... Пришлось уволиться. Устроилась в библиотеку — работать там было проще... Сейчас занимаюсь только самодеятельностью. Продолжаю посещать городские театры — в основном, слушаю постановки. Воображения хватает, чтобы все это «увидеть» внутренним зрением. О многом догадываюсь. Людей это удивляет: мол, так оно и было!

— А что, по вашему мнению, главное в профессии актера?

— Для меня эта профессия одна из самых интересных. Понятно, что такое быть актером, только после сорока лет, уже будучи незрячей. Дело в том, что до сих пор тяга была полусонной, наполовину неистовой. Да в конце концов пришло открытие: на сцене ты творишь всем собой, насколько можешь, всей своей природой, органикой. Самое главное — насколько точно тебе удается передать то, что хочет режиссер, то, что ты сама хочешь и чувствуешь. То есть не только почувствовать, но и передать. Чтобы это не только увидели, но и почувствовали всей душой зрители — уровень совсем другой.

Сцена из спектакля «Исповедь на грани триллера» Фото с сайта wmeste.by

— А какая ваша героиня? Драматическая или больше комедийная?

— Раньше я работала в кукольном театре, чувствую, что я драматическая актриса. Мне очень нравятся глубокие психологические роли. В чем-то даже трагичные. У меня была роль трагической женщины в спектакле «Исповедь на грани триллера» в Инклюзианском театре: она сошла с ума, когда ослепла. Она даже совершала убийства, была наркоманкой и алкоголичкой, а в конец она умерла... То есть вся эта история приводит к выводу, что нельзя оставлять человека одного, когда с ним случается что-то плохое. Мне нравятся такие роли... И я их играю.

— Вы согласны с тем, что каждая женщина в повседневной жизни должна быть хоть немного актрисой?

— Это так! И не только женщина — мужчина тоже! А где-то и животные: какие глаза они часами строят, чтобы получить лакомство! Это в нашей природе. В чем-то мы похожи на обезьян (смеется. — Прим.ред).

— Театр помогает переживать трудные обстоятельства? 

— Это жизнь, как она есть. Где есть и моя слепота, и театр, и стихи — вот так оно и идет. А справиться с этим прежде всего помогают мой муж (в соавторстве с мужем, поэтом Владимиром Череухиным, у Дарьи вышли три сборника: «Не наступайте птице на крыло», «Беседка» и «Маяк». — Прим. изд.), друзья и родители. Мои мироощущения: я сама, мои стихи, мой театр, мои сны, мои воображение.

— Чем занимаетесь сейчас?

— «Инклюзион» полтора года как в прошлом. Теперь я — среди здоровых людей, приучаю их к себе. Это народный театр «ДК «Фест»». У меня роли в обычных спектаклях.

Обложка книги «Птицы сновидений»

— Можно еще на завершение несколько слов об истории вашего псевдонима — Дарья Дорошко? 

— Лет десять назад поняла, что хочу псевдоним. Поэты — люди очень впечатляющие, ранимые. И когда тебя критикуют и называют твоим собственным именем, — это больно. А когда я читаю, например, что «Дарья написала так и так, по сути, она совершила поэтическое самоубийство», это уже не обижает... С детства нравилось имя Дарья, даже книжка была в младенчестве — «О нашей Даше» — с изображением красивой девочки с яблочком в руке на обложке. Спрашивала у матери: почему о нашей Даше, а не о нашей Танюше? А Дорошка — девичья фамилия.

Беседовала Таша ШПАКОВСКАЯ

Выбор редакции

Общество

Бутилированная, колодезная, из-под крана... как в стране решают проблему чистой питьевой воды

Бутилированная, колодезная, из-под крана... как в стране решают проблему чистой питьевой воды

Сегодня в Беларуси чуть более 800 населенных пунктов еще не имеют качественной воды.

Экономика

Разумные деньги. Кредиты стали доступнее, а ставки по депозитам — ниже

Разумные деньги. Кредиты стали доступнее, а ставки по депозитам — ниже

Как известно, с 23 января у нас изменилась ставка рефинансирования.

Общество

Ярослав Иванов: Во время «Студента года» я прошел колоссальный путь

Ярослав Иванов: Во время «Студента года» я прошел колоссальный путь

О том, какие эмоции почувствовал, когда понял, что победил.