Вы здесь

Новая выставка в НЦСИ скроена довольно непривычно для нынешнего зрителя


Национальный центр современных искусств приглашает посетить выставку «Плюс/минус 100: народные художники-юбиляры». Проект, согласитесь, неожиданный для такой площадки. Однако какая галерея или музей не хотят время от времени похвастаться сокровищами своей коллекции?


Александр Кищенко «Пейзаж с лодкой», 1996 г.

На этот раз внимание общественности обращают на наследие восьми живописцев, чьи произведения хранятся в музейном собрании Национального центра современных искусств. Все они народные художники Беларуси: Александр Михайлович Кищенко (90-летие со дня рождения), Гавриил Харитонович Ващенко (95-летие со дня рождения), Владимир Иванович Стельмашонок (95-летие со дня рождения), Виктор Александрович Громыко (100-летие со дня рождения), Леонид Дмитриевич Щемелев (100-летие со дня рождения), Виталий Константинович Цвирко (110-летие со дня рождения), Евгений Алексеевич Зайцев (115-летие со дня рождения), Иван Осипович Ахремчик (120-летие со дня рождения).

Жизнь города и села, связь поколений, народные образы — тематический круг творчества мастеров того поколения. Основные жанры, в которых они работали, традиционны для живописи любой страны: портрет, пейзаж, натюрморт, тематическая картина. Создатели экспозиции обращают внимание: 1970-1990-е годы (а большинство представленных произведений относится к этому периоду) — этап, когда в белорусском изобразительном искусстве границы жанров не были настолько размыты, как это наблюдается сегодня. Но главное — каждая из композиций выражает стиль жизни эпохи, идеалы того времени.

Владимир Стельмашонок «Родословная Сиротки», 1998 г.

— В наших фондах более 5 тысяч единиц хранения, поэтому время от времени хотим показывать работы, которые имеем, — рассказывает директор НЦСИ Сергей Криштапович. — Выбранные нами картины очень отличаются от современной живописи: настроением, энергетикой, а главное, правдой, которой наполнено искусство. Тогда оно было и символическим, но это все равно правда узнаваемости: не было такого, что символ выходил за пределы понимания и узнавания. Все определено тем миром, который окружал человека.

Во время открытия выставки Сергей Криштапович высказался о творчестве каждого из художников, чья живопись составила выставку. Поделился и личными воспоминаниями. Например, Владимир Стельмашонок преподавал у будущего художника и директора НЦСМ рисунок притом чрезвычайно глубоко. Творец щедро делился секретами и тайнами искусства. Не каждый из художников-педагогов был таким открытым со студентами, заметил Сергей Евгеньевич. Владимир Иванович учил делать наброски и не рисовать с натуры. В этой натуре, считал художник, каждый ученик должен был увидеть и изобразить свое. Главное — поиск образа.

Евгений Зайцев «Розы», 1989 г.

Выставка «Плюс/минус 100» скроена довольно непривычно для нынешнего зрителя, которого за последнее время приучили к масштабным фестивалям, крупным экспозициям, где рядом с классиками демонстрируют свое творчество современники, где с живописью соседствуют, например, графика и скульптура, где неоднородность создает впечатление богатства и разнообразия, что бывает иллюзией, и в результате может получиться нагромождение образов и смыслов. Выставочное пространство Национального центра современных искусств, а точнее его три зала первого этажа, можно назвать камерной площадкой для подобной выставки. С одной стороны, обратив внимание на предварительное противопоставление больших и менее крупных проектов, экспозиция кажется скромной или даже недоработанной. Однако, с другой стороны, очевидно — проект получился максимально цельный: народных художников с их масштабом мышления представить как следует довольно сложно.

— Я был лично знаком почти со всеми художниками, живопись которых мы демонстрируем, — рассказывает главный хранитель фонда НЦСИ Олег Ладисов. — Часто приходилось встречаться с ними в 90-е годы прошлого века. В то время я работал в Художественной галерее Полоцка, для которой мы собирали коллекцию. Работы многих экспонировали, большинство были друзьями галереи ... Никогда бы не подумал, что придется сохранять их работы. Естественно, сейчас мы показываем не только мастерство народных художников — мы обращаем внимание на то, как наш Национальный центр современных искусств сохраняет работы. Для нас это чрезвычайно важно. Буквально каждый день я вижу многие полотна на стеллажах, однако, когда они появляются в выставочном зале, когда их окружает другая обстановка, атмосфера, когда падает другой свет, когда произведения расположены в определенном порядке, они выглядят другими. Профессионализм, характерный для тех художников, как раз в таком случае очень хорошо виден. Работы словно держат стены — это не что-то случайное. Как я понимаю, большинство создавалось для Дворца искусств, так как именно там проходили самые крупные выставки, поэтому такие масштабы, такие темы, такое оформление ... Но все произведения прекрасно смотрятся в камерных залах.

Иван Ахремчик «На Вече», 1971 г.

Чем же интересна выставка? Кого-то могут удивить лирические поиски Евгения Зайцева (натюрморт «Розы» 1989 года — единственная картина художника в экспозиции), кто-то очаруется теплой «Карточкой на память» от Леонида Щемелева (портрет «Гаврила Харитонович Ващенко», 1980), для кого-то может показаться чуточку неожиданным цветовое решение картины Виктора Громыко «Светлый май» (1999), а некоторых поразит композиция Александра Кищенко «Пейзаж с лодкой» (1996)... Живописцы настолько разные, что ни одно сравнение, никакое отождествление, ни одна аналогия не имеют права на жизнь. Это, естественно, только между собой — в общем же параллели найти возможно. Как, например, можно не сравнить «Подмосковный пейзаж» (1957) Георгия Нисского и «За далью даль» (1999) Виктора Громыко? Как не поискать общее в скромных, сдержанных, немногословных пейзажах Ивана Ахремчика (на выставке их, к сожалению, очень мало) и Петра Шарипы? Как не обратить внимание на сходство творческих методов Виталия Цвирко и Петра Крохалева? Что уж говорить о творчестве Александра Кищенко, сотканном из самых разных течений и веяний. И это лишь примеры из отечественной истории искусства... Никто не собирается делать выводы о тех или иных истоках и тем более каких-то заимствованиях. Наоборот — чрезвычайно интересным становится этот диалог, вызывают внимание его детали, восхищает интертекст.

Гавриил Ващенко «Бережница», 1993 г.

К тому же все попытки анализа и разнообразных обобщений имеют мало смысла. Даже выставка «Плюс/минус 100: народные художники-юбиляры» констатирует: не нужно лишний раз заниматься стереотипизацией творчества того или иного творца либо течения искусства. И Виталий Цвирко мог быть невеселым и сдержанным, и Леонид Щемелев не всегда стремился к сюжетной напряженности, и Владимир Стельмашонок был способен обратиться к простому, в светлых тонах, пейзажу. Шло время, менялись характеры художников, искались новые подходы, которые выявляли личные изыскания и устремления. Последнее, что хотелось бы делать (да и наблюдать такое явление), — судить о классиках отечественного искусства по трем-пяти программным картинам.

Выставка «Плюс/минус 100: народные художники-юбиляры» продлится до 19 марта: НЦСИ, улица Некрасова, 3. Кстати, в рамках выставочного проекта посетителей ждут экскурсии и лекции. Подробную программу мероприятий проекта обещают разместить на сайте ncsm.by и в социальных сетях.

Евгения ШИТЬКО

Выбор редакции

Культура

Стасья Корсак: «Оставайтесь индивидуальными»

Стасья Корсак: «Оставайтесь индивидуальными»

Юная артистка, которая органично преподносит себя в разных образах и жанрах.

Экология

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Три месяца сплошной жары нам не обещают