Вы здесь

Высота 215 на колхозном поле. Для жителей деревень вахты памяти — шанс узнать больше


Поисковики нередко обращаются за помощью к населению, когда проводят свои разведки. И хотя старожилов, видевших войну, сегодня осталось мало, их дети и внуки тоже могут помочь. Вот и на этот раз местные колхозники подтвердили предположения поисковиков о той высоте: мол, когда пахали поле, обращали внимание на какие-то кости. Сейчас поле колхозное, а в 1941-м оно было полем боя. Битвы, о которой написано в книгах. Единственное, что до недавнего времени было неизвестно, где то поле находится. В этом году звезды сошлись.


Лисьи находки

Основной площадкой поисков стало колхозное поле в двух километрах от Шклова, где в июле 1941 года проходили ожесточенные бои между подразделениями 53-й саратовской стрелковой дивизии Красной Армии и немецкой дивизией СС «Райх».

— Мы об этом месте еще более 20 лет назад знали, — рассказывает руководитель Могилевского областного историко-патриотического поискового клуба, военный писатель Николай Борисенко. — Я тогда как раз работал над книгой, где говорится в том числе и о 53-й Саратовской дивизии — «41. Пылающие рубежи Днепра и Сожа». В архиве сводок по дивизии было немного. Но в 1997 году мы уже поднимали неподалеку от этого места трех бойцов — нашли случайно на краю леса. Лисы выкопали норы, и останки открылись. К сожалению, точной информации о месте боя на тот момент у нас не было. Приступались к нему несколько лет, а удалось найти только в прошлом году. Но я уже тогда знал, что однажды все откроется. Документы свидетельствовали: стратегическая высота, от нее выход прямиком на Шкловский мост.

В прошлом году командир Могилевской поисковой группы «Авангард» Илья Триханов взялся отработать ту местность. Траншея, которую нужно было найти, проходила неподалеку от дороги. Вместе с поисковиком группы Антоном Прокопневым они обошли три поля между деревней Аполлоновка и Шкловом.

Сначала никаких сигналов не было, но вдруг ребята наткнулись на следы войны — каски, ящики, потом пошли останки. Вроде бы реальность подвинулась и они попали в июль 41-го. Обычно местные жители убитых хоронят, тут же все осталось нетронутым. Глубина залегания убитых была от полутора метров до совсем незначительной — меньше от штыка лопаты.

— Когда я узнал об этом бою, заинтересовался, что же там произошло, — рассказывает Илья Триханов. — Искал информацию повсюду в течение трех лет. С мертвой точки дело сдвинулось, когда купил немецкие аэрофотосъемки в американском архиве. После войны американцы вывезли немецкий архив к себе. Из 15 снимков информативным оказался один. Он за 1943 год, но на нем отчетливо видно те траншеи. Во время выезда на место предположения подтвердились.

Илья считает, что для Шклова это героическое место. Как, например, для Могилева-Буйничское поле. И очень гордится, что они с Антоном имеют непосредственное отношение к восстановлению ранее неизвестной страницы истории Шклова. До сих пор предполагали, что бой был где-то на западных подступах к Шклову. Теперь точно известно где.

Восстановленная справедливость

Поисковики работают непрерывно — в архивах, с населением, с электронными базами министерств обороны России и Беларуси. Но раскопки и перезахоронения проводятся, только если потеплеет. И исключительно с 52-м отдельным спецбатальоном Минобороны Беларуси. Такой порядок. В этом году вахта памяти стартовала на мемориале «Память» в Шклове. На открытии присутствовали представители местной власти, депутаты, было много молодежи.

Вместе с поисковиками на раскопки отправились группа могилевских учеников во главе с завучем 34-й школы Галиной Беляевой и учащиеся Шкловского лицея. Подростки были задействованы на вспомогательных работах, наблюдали, как работают опытные поисковики. На этот раз находки были фантастическими. В первые два дня удалось поднять останки
19 человек, и всех с медальонами! Николай Борисенко говорит, что такого, чтобы у каждого из поднятых был медальон, не случалось за всю историю существования клуба.

— Они все герои, — не сомневается поисковик. — В книге российского историка Романа Пономаренко «Дивизия СС «Райх». Марш на восток 1941-1942» есть воспоминания немцев об этом бою. Он был очень жесток. Там так и написано, что каждый метр немцам приходилось преодолевать под сильным огнем. Несколько попыток прорвать советские линии на высоте 215 закончились неудачей. Тяжелый бой прекратился только с наступлением темноты. Все подразделение погибло. И немцы свидетельствуют, что пока всех красноармейцев не перебили, не могли тронуться с места. Наши защитники как стали в траншее, так и остались там до конца. И только когда погибли, немцы смогли войти в Шклов.

Начальник штаба областного историко-патриотического клуба «Виккру», методист Могилевского областного центра творчества Светлана Борисенко особенно трепетно относится к памяти.

— Очень досадно, что 80 лет бойцы остаются лежать на полях непокрытыми, непокрытыми, неоплаканными, — говорит она. — Родные ждут их до сих пор. Свидетельством тому сотни писем, которые приходят на электронную почту клуба. Я надеюсь, что общими силами мы сделаем все, чтобы вернуть солдат в семьи. Ветераны ушли, теперь память доверена нам, поисковикам. Фундамент любого государства держится на памяти. И мы делаем все, чтобы ее сохранить. Наши ребята жертвуют отпуском, живут в экспедициях на полном самообеспечении, работают на раскопках с утра до вечера. И все ради того, чтобы вернуть еще хотя бы одно имя. Родные их ждут. И кто-то обязательно вернется.

Ради памяти

Во время Великой Отечественной войны на территории Шкловского района погибло 13 тысяч советских воинов и мирных жителей. Об этом сегодня напоминает около семи десятков воинских захоронений, где лежит более двух тысяч красноармейцев и жертв фашизма. 

— Поисковики делают большое дело по восстановлению имен героев Великой Отечественной войны, — считает заместитель председателя Шкловского райисполкома Александр Давыдович. — И мы очень благодарны, что такая вахта проходит и на нашей земле. Время бессильно перед памятью. Память, живущая в наших сердцах, не позволит тем, кто приближал Победу, исчезнуть в вечности.

Мнение

— Мы всячески содействуем поисковикам в их работе, так как то, что они делают, очень нужно для сохранения исторической памяти. Чтобы наши дети и внуки знали, что такое фашизм и его последствия, — отмечает председатель Шкловского райсовета Оксана Подхалюзина. — У меня двое внуков, я их тоже хотела бы приобщить к этой работе, но им нужно немного подрасти. Возрастной ценз с 16 лет, а им еще по 12. но я очень хочу, чтобы они привели к благородному делу. Когда ты своими руками прикасался к истории, когда видел своими глазами следы войны, ты уже никогда то не забудешь. Это самый надежный способ стать патриотом. Война оторвала человека от семьи, унесла его жизнь. Прошло много времени, а родные по-прежнему не знают, где лежит дед, прадед. И принести в их дом благую весть — значит восстановить справедливость. Местные жители всегда охотно делятся своими воспоминаниями, передают слова своих земляков и родных, которые жили в то время. Сейчас много открывается новых страниц. Когда прокуратура занималась поиском новых сведений о зверствах фашистов, ей также помогало население. Старые люди помнят, где затонул танк, куда упал самолет, где похоронили убитых бойцов или мирных жителей. Сельские организации, школы, колхозы ухаживают за воинскими захоронениями, это наш вклад в общее дело. Для меня лично военная тема очень близка. Моя бабушка Зинаида Козловская воевала в партизанском отряде Константина Заслонова на Оршанщине, даже имела боевые награды. Ей было всего 16 лет, а она уже с другими подростками собирала информацию о немцах и передавала партизанам. Когда те узнали, схватили юных патриотов. Но их освободили соратники. Я горжусь, что у меня была такая боевая бабушка. Вообще, только такой героический народ, как наш, и мог выиграть в той страшной войне.

Нелли ЗИГУЛЯ

Фото автора и Светланы БОРИСЕНКО

г. Шклов

Выбор редакции

Экология

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Три месяца сплошной жары нам не обещают

Общество

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

«Молоко — полноценный продукт питания, а не напиток, это важно учитывать».