Вы здесь

Ящик с аварийным выходом, или Куда спускаются Орфеи?


Мая клетка на пятом этаже. В ней есть все удобства, но тепло еще не бежит по батареям — мы привыкли, что его включают по графику. Тепло не по графику (в любом варианте) равнозначно жизни в раю. 


Поэтому мир, состоящий из бетонных многоэтажных каменных коробок, кажется безнадежно серым. Холодным. В однородной беспросветности, суете, заданности люди выглядят беззащитными тенями, вот-вот монолитный ужасный бетон прижмет — не спасется даже тень... Но в одной из клеток зажигается свет: бетон начинает дышать. В нем бьется пульс, в сером ящике может даже расцвести сад. Бетон завораживающий. А мы и не представляли...

Режиссер Евгений Корняг осуществил драматическую постановку «Бетон» в Республиканском театре белорусской драматургии без слов. Бывают темы, когда слова застывают, словно залитые холодным бетоном — в частности, нынешним пониманием любви и упрощенным отношением к ней, когда партнеров легко найти и просто поменять. «Бетон» в этом спектакле — и метафора, и грунт особой эстетики. И антураж, в котором разыгрывае(ю)тся драма(ы), через которые четко видятся живые люди. Этот безнадежный образ создает чудо: подчеркивает теплоту человека.

Его можно называть Орфей. Имя может быть любое из тех, что чаще всего регистрируют сейчас сотрудницы загсов. У каждого Орфея может быть своя Эвридика. Имена имеют смысл для тех, кто знает древнегреческий миф про Орфея и Эвридику. Но с именами или вообще без них в этом спектакле существенная суть: стремление следовать за идеалом как в прямом, так и в переносном смысле. Потому что это делает и автор, и его герой.

Орфей нашел свой идеал в образе прекрасной девушки. Она вдохновляла его на красивые песни и была именно той частицей, без которой невозможна жизнь. Как смириться с тем, что она умерла?.. А вокруг столько соблазнов: много других, кто готов на все, чтобы только избавиться от одиночества, что способно превратить бетонные клетки в камере морального истязания. Нет там утешения, чтобы забыть ту единственную, что давало ощущение жизни. Отчаянный шаг — пойти за смертью, вырвать оттуда Эвридику — может казаться даже не таким безнадежным по сравнению с попыткой наладить жизнь без того, кто избран сердцем навсегда.

Страшное слово «навсегда», если вдуматься. Не оставляет вариантов, а как же в наше время без них? Все же не Древняя Греция, а продвинутая цивилизация. Этим нашим «один раз живем» можно вообще сейчас оправдывать все, почему бы и не пользоваться?.. Многие так и делает. Орфей думает не о себе, когда отказывается от многих вариантов для наслаждения.

Прагматичный современный человек с железобетонным сознанием оторвется от театральной сцены, где почти обнаженные тела (якобы обнаженные души) молчаливо кричат о невозможности и неестественности одиночества. В такие моменты цивилизованный человек найдет себе занятие: читать бегущую строку с объявлениями о том, например, что молодой привлекательной личности нужны для встреч кто-то без вредных привычек, либо самодостаточный человек с собственной жилплощадью хочет познакомиться для серьезных отношений... Объявления на любой возраст, уровень, на самые разные требования. Варианты, как мы любим. Девушки в красном, в розовом (цвет платья не имеет значения, как и его наличие)... Но! Удобствами быта не искушать, вино не наливать, секс — не предлагать. Все это только подталкивает к мысли о смерти, как о самом желанном рае, потому что рядом с любимой, и Орфей спускается в царство Аида...

«Ну и дурак!» — мог бы тут же закричать современный человек, забыв, что он в театре, если бы перед глазами тела Орфеев — незаконченная цепь — не сползали бы решительно в пустую темноту. На это можно смотреть бесконечно, завороженно, в это захотелось поверить. Захотелось поверить не в миф, что верно рассказали театральными средствами. Вернулась вера в человека: в преданность — любви или идеалу, делу или служению, промыслу или собственному выбору, — в жизненность принципов независимо от моды. И даже современный бетон гармонично сосуществует с героем Античности: недаром этот материал называли в те времена жидким камнем — он пластичен, легко принимает нужную форму, но если соединяется с ней и затвердевает — не пробить. Пластически трансформируется смысл, приводя к твердому мнению: это не ода смерти, а спектакль о том, как жить, с кем, для чего и зачем.  

И такое же пластическое выражение. Корняг не говорит в лоб даже в тех спектаклях, где слова есть, или где их гораздо больше, чем здесь. На этот раз он мысль устилает телами артистов: их движениями, взаимодействием, эпизодами, в ходе которых пульсируют эмоции и разгораются чувства. В первом и втором есть большая заслуга композитора Никиты Золотаря и сценографа Татьяны Нерсисян, что усилили авторскую мысль.

В спектаклях Евгения Корняга она первична. Были до сих пор громкие высказывания, от которых сотрясались стены канонического белорусского театра, как в предыдущей постановке «Интервью с ведьмами», где дисбаланс сил в мире исследовался через потерю женственности. Но стоит вспомнить, что раньше его зацепили «Латентные мужчины». «Бетон» стал логическим продолжением, где соединились две стихии, пришли к гармонии две силы, на которых держится мир. И немного больше: пластичность режиссерского решения еще в том, что каждый зритель достроит пирамиду идеалов. Все сделано в специальной эстетике, сдержанно-просто, но так притягательно, на одном дыхании, с горячим сердцем, что хочется вписать в эту серую стену свою клетку, зажечь там свет и создать рай.

Лариса ТИМОШИК

tsimoshyk@zviazda.by

Выбор редакции

Калейдоскоп

У Козерогов ошибки и потери, у Скорпионов — волна удачи. Гороскоп на эту неделю

У Козерогов ошибки и потери, у Скорпионов — волна удачи. Гороскоп на эту неделю

ОВЕН. На этой неделе, похоже, придется рассчитывать только на свои силы и умение быстро менять планы.

Общество

Огненные деревни. Нельзя забыть. Каждый третий Докшицкого края

Огненные деревни. Нельзя забыть. Каждый третий Докшицкого края

Сестры Хатыни... Сколько их на территории Беларуси? Эту цифру исследователи точно не могут вывести и сегодня.