Вы здесь

Как скоро земляне снова полетят на Луну?


Как скоро земляне снова полетят на Луну? Какие перспективы есть у марсианской программы? Возможна ли постановка в ближайшем будущем вопроса о пилотируемом полете на Марс и об эксплуатации ресурсов этой планеты? Какое будущее ждет Международную космическую станцию ​​(МКС)? Будет ли продлен срок ее эксплуатации? Темы, которые поднимаются на ХХХI международном конгрессе Ассоциации участников космических полетов, для непосвященного человека могут показаться экскурсом в научную фантастику. Но и о покорении Марса, и тем более о планах высадки на Луну, ученые и исследователи рассуждают абсолютно серьезно. Напомним, что участниками конгресса в Минске стали около 90 космонавтов из 17 стран, а также представители научно-исследовательских учреждений и национальных космических агентств.


— Освоение дальнего космоса становится актуальным по двум причинам: прежде всего, это невозможность остановить стремление человека к познанию мира и осознание реальной угрозы катаклизмов космического масштаба. Но есть факторы, которые препятствуют освоению дальнего космоса: это космическая радиация и микрогравитация, — подчеркивает заместитель председателя Президиума Национальной академии наук Сергей Килин. — Пока наиболее реальным видится предложение использовать лунную орбитальную станцию ​​в качестве промежуточного этапа для перемещения на орбиту Марса.

— Есть показательные случаи. Если что-то выходит из строя на Международной космической станции, мы можем доставить необходимое оборудование с Земли, а если это вдруг случится во время полета на Марс? Что в наших силах? — рассуждает астронавт NАSА, профессор Джеффри Хоффман. — Я полагаю, что нам в ближайшее время нужно сконцентрироваться на международном полете на Луну. И делать это нужно вместе с нашими китайскими коллегами, необходимо развивать совместные проекты по исследованию Луны. Сначала нужно провести соответствующие исследования на Луне, посмотреть, что будет происходить с телом человека там, чтобы понять, готовы ли мы лететь на Марс.

Между прочим, Джеффри Хоффман совершил пять космических полетов и четыре выхода в открытый космос. А Сергей Крикалев провел в космических командировках вообще практически три года своей жизни (803 дня). Его суммарный рекорд по пребыванию на орбите сумел побить только второй российский космонавт Геннадий Падалка, у которого 878 «космических» дней. Поэтому у Сергея Крикалева поинтересовались, требуются ли для таких уникальных достижений какие-то природные способности или их можно развить с помощью тренировок? И какое время вообще можно считать максимально допустимым для пребывания человека в космосе, особенно с учетом планов по освоению Марса?

— На самом деле мы этого еще не знаем, — ответил космонавт. — Сейчас проводятся научные эксперименты. И все, кто долгое время находился в космосе, также становятся объектами для научных и медицинских исследований. Более-менее понятные данные есть пока только по радиации (по разовой и распределенной дозе). Конечно, все, кто летает в космос, проходили сложный медицинский отбор, так как мы еще не знали, что нас ждет, какие нагрузки будут на человеческий организм. С другой стороны, сами корабли и пребывание на МКС становятся более удобными для космонавтов. Площади станции позволяют космонавтам передвигаться и общаться со своими зарубежными коллегами. Более мягким стал и процесс спуска космонавтов на Землю.

Космос, как и другие технически сложные сферы, не застрахован от человеческого фактора. Однако возможности для исправления в космосе ошибки очень ограничены. Когда в 1985 году «замолчала» советская космическая станция «Салют-7», перед космонавтами Виктором Савиных и Владимиром Джанибековым была поставлена ​​задача — «оживить» станцию, восстановить ее работоспособность, а если это не удастся, то потопить станцию ​​в океане.

— Во время эксплуатации наших космических кораблей и МКС была масса нештатных ситуаций. Практически у каждого, кто сидит в этом зале, есть о чем рассказать, — констатирует Виктор Савиных.

— Когда встал вопрос, как обеспечить подлет корабля к неуправляемой станции, была разработана новая методика сближения со станцией, и теперь уже всех космонавтов готовят к таким ситуациям, — говорит Сергей Крикалев.

— Да, мы на Земле очень серьезно готовимся к самым разным аварийным ситуациям: от пожаров и разгерметизации до спасения станции и ее аварийного оставления, — подтверждает российский космонавт Олег Скрипочка. — Самое важное качество для человека, мечтающего о космосе, — это целеустремленность. Конечно, требуются отличное здоровье и хорошее образование, но чтобы пройти весь сложный процесс отбора, тренировочный процесс, требуется очень много времени и усилий. А с кем бы я не хотел оказаться в космосе рядом? Думаю, что таких людей в космонавты не берут...

Нужно объяснить, что Олег Скрипочка пришел в отряд космонавтов в 27 лет, а первый свой космический полет совершил только в 40 лет. В ходе первого полета у него были три выхода в открытый космос.

Кстати, вопросы вроде «А насколько вообще оправдано пребывание человека в космосе (в том числе и в плане фантастических финансовых затрат)?», «Что это — необходимость или реализация человеческих амбиций?» — волнуют преимущественно людей, далеких от космоса.

Бонни Данбар, президент Ассоциации участников космических полетов, которая сама совершила пять космических путешествий, нисколько не сомневается в дальнейшем развитии пилотируемой космонавтики.

— В XXI веке множество стран используют космос в мирных исследовательских целях. Наиболее важный проект, который сегодня реализуется в космосе, — это Международная космическая станция. В этой программе участвует пять различных космических агентств — России, США, Японии, Канады и Европы. На орбите побывали представители 38 государств. Полагаю, что в ближайшее десятилетие мы станем свидетелями того, как и другие страны начнут реализовывать космические программы и отправлять своих космонавтов на орбиту. В космос будут отправляться не только с целью исследований, но в том числе в туристических целях. Уверена, что в этом веке космонавтика будет развивается так же активно, как и авиация в прошлом. Я не могу предсказывать будущее, но могу с уверенностью сказать, что прочный фундамент для развития космонавтики обеспечивают наука и инженерия. И ключевую роль в этом играют академии наук, — добавила Бонни Данбар.

12 сентября в рамках программы конгресса запланирован День сообщества: это традиция, когда космонавты и астронавты встречаются с общественностью, чтобы «зажечь» молодежь космическими мечтами, рассказать о современном состоянии развития космонавтики и ее перспективах. Участники конгресса планируют посетить белорусские школы, как в столице, так и в Минской области, а также БГУ, БНТУ, БГУИР, Белорусский государственный медицинский университет и Минское суворовское военное училище.

Надежда НИКОЛАЕВА

Фото БЕЛТА

Выбор редакции

Общество

Инструкция по использованию самого себя. Почему при самоопределении не стоит тратить время на достижение чужих целей?

Инструкция по использованию самого себя. Почему при самоопределении не стоит тратить время на достижение чужих целей?

Как совместить в будущей профессии чтение книг и киберспорт и можно ли это сделать?