Вы здесь

К чему привела «арабская весна»?


Десять лет назад — в декабре 2010-го — на Ближнем Востоке и в Северной Африке началась «арабская весна». Волна масштабных протестов, которая прокатилась по странам стратегической в мировом геополитическом раскладе территории, очень быстро переросла в массовые беспорядки и вооруженное противостояние с полицией и армией. Дальнейшие трагические события видоизменили политический, общественный и даже религиозный ландшафт региона, отмечает lenta.ru. При этом сегодняшние реалии отнюдь не оптимистичны: за десять лет местные жители объективно стали жить хуже. К чему же привела «арабская весна»?


Кризис за кризисом

17 декабря 2010 года в тунисском городе Сиди-Бузид 26-летний мужчина подошел к зданию администрации. С собой у него были канистра с бензином и спички. Он вылил на себя бензин и достал спички со словами: «Как, по-вашему, я могу заработать на жизнь?» Это был Мохамед Буазизи, торговец фруктами. Причиной его поступка послужил конфликт с местными чиновниками, которые требовали у него взятку за право торговать с лотка овощами и фруктами.

Инцидент вызвал массовые протесты против низкого уровня жизни и коррупции. Протесты в Тунисе привели к наиболее значительным переменам. Уже 14 января 2011 года президент отправил правительство в отставку и назначил досрочные парламентские выборы, объявив, что не будет баллотироваться. Чуть позже в тот же день он покинул страну.

Протесты в Тунисе вызвали эффект домино и быстро перекинулись на другие страны арабского мира. На улицы своих городов выходили жители Алжира, Ливии, Йемена, Египта, Марокко и Бахрейна, волна манифестаций прокатилась даже по Оману, Судану, Кувейте, Западной Сахаре, Саудовской Аравии и неарабскому Ирану.

Однако за десятилетие явно профессионально срежиссированную эйфорию сменила разочарование. Вместо веры в собственные силы и надежды на перемены к лучшему жители затронутых «весной» стран получили рост нестабильности, экстремизма и терроризма, затяжные вооруженные конфликты и миллионы беженцев. Как заметил lenta.ru профессор Калифорнийского университета Джеймс Гелвин, за последние 10 лет регион переживал один гуманитарный кризис за другим. «В зонах самых ожесточенных боевых действий — Сирии, Ливии, Йемене, Ираке — города и поселки были заброшены, а их население бежало в разные стороны. Резко возросло количество внутренне перемещенных лиц и беженцев. Война и гражданские беспорядки не только привели к жертвам среди населения, но и разрушили инфраструктуру стоимостью в миллиарды долларов, подорвали систему общественного здравоохранения», — подчеркнул Гелвин. Таким образом, постоянная угроза жизням миллионов людей — массовый голод, «являющийся одновременно результатом и орудием войны», добавил эксперт.

Как на вулкане

Большинство жителей стран, которых в значительной степени затронула «арабская весна», сегодня считают, что живут при сильнейшем социальном неравенстве, чем до волны протестов. Это следует из опроса, проведенного YouGov по заказу The Guardіan в восьми странах, которые в большей или меньшей степени затронула волна беспорядков (Судан, Тунис, Алжир, Ирак, Египет, Ливия, Сирия и Йемен). Ровно в половине из них продолжаются вооруженные конфликты, а экономика разрушена.

Большинство респондентов Сирии (75 процентов), Йемена (73 процента) и Ливии (60 процентов) ответили, что сейчас находятся в худшем положении, чем до 2011 года. В Египте и Алжире около трети граждан думают, что ситуация не изменилась.

Даже в Тунисе, который видят чуть ли не «историей успеха», царит глубокое разочарование. Половина жителей этой страны считают, что их положение стало плохим. Однако уровень бедности остается высоким, безработица достигает 15 процентов, а государственный долг удвоился. Не удалось искоренить коррупцию и вопиющее социальное неравенство. 10-летие своей революции тунисцы отмечают маршами протеста и забастовками. Около шести тысяч человек ранее выехали в Ирак и Сирию, чтобы присоединиться к террористической группировке «Исламское государство».

Разногласия между светскими и религиозными партиями ведут к политической нестабильности и министерской суете. Граждане обвиняют политическую элиту в неспособности или нежелании заняться делом. «Тунис сидит на вулкане, который неизвестно, когда взорвется», — написал накануне юбилея в еженедельнике Arab Weekly местный экономист Хашеми Алай.

Кстати, во всех восьми странах большинство местных жителей не надеется на лучшее будущее для своих детей, а в Сирии и Йемене пессимисты численно превосходят оптимистов примерно в десять раз. Большинство утверждает, что разрыв между богатыми и бедными за последние 10 лет увеличился. В Сирии так считает 92%, в Йемене — 87% опрошенных.

Радикалы и коррупция

Единственным «значительным результатом» «арабской весны» стало усиление позиции радикальных исламистов, отметил gazeta.ru президент Российского Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. «Это произошло, например, в Египте, Сирии, Ливии и Йемене. Именно в ходе “арабской весны” о себе заявили силы, которые наиболее радикальным образом оспаривают существующий в регионе статус-кво — “Исламское государство” и курды. Она привела к власти исламистов. Где-то надолго, как в Тунисе, хотя они не монополизировали власть, где-то на год, как в Египте, где-то разрушило де-факто страну — в Йемене соперниками Салеха были исламисты. Никогда мятежи, бунты, перевороты, в которых выигрывают исламисты, не приводят к улучшению ни для кого, кроме них», — отметил эксперт.

Более того, протесты обрушили экономику. По подсчетам Международного валютного фонда, потери стран, участвовавших в конфликтах, составили более 55 миллиардов долларов. При этом потерянный экономический рост за период с 2011 года превысил $614 млрд. Еще одним результатом  «арабской весны» стал поток беженцев, рванувших в Европу. Миграционный кризис, с которым столкнулся Евросоюз, до сих пор не решен.

Исследование общественного мнения, которое в октябре провел арабский Центр исследования политики, стало крупнейшим в истории Ближнего Востока. 900 социологам потребовалось почти 70 тысяч часов рабочего времени, всего они проехали 820 тысяч километров, чтобы опросить 30 тысяч человек в 13 странах — в Мавритании, Марокко, Алжире, Тунисе, Египте, Судане, Палестине, Ливане, Иордании, Ираке, Саудовской Аравии, Кувейте и Катаре. По данным Центра, 91 процент опрошенных считает, что в их странах высока коррупция.

Молодежь без работы

В десятую годовщину начала «арабской весны» эксперты Совета по международным отношениям (Councіl on Foreіgn Relatіons, CFR — самая мощная частная организация по влиянию на внешнюю политику США) провели сравнение эволюции стран арабского мира до и после этих событий. Выводы неутешительны — восстания привели к ужасающему и длительному насилию, массовой миграции и обострению репрессий в некоторых частях региона.

Никакого устойчивого прогресса в странах, охваченных протестами «арабской весны», по данным CFR, не произошло. Совет ссылается на  «индексы демократии» другой американской либеральной структуры — Freedom House. Это ангажированный источник, который тем не менее признается, что свобода прессы в регионе сегодня хуже, чем в годы до восстаний.

«Арабская весна», отмечает CFR, привела к существенному снижению уровня жизни, прежде всего в охваченных войной Сирии, Ливии и Йемене. Надежды молодежи, которая была одним из двигателей протестов, на улучшение своего положения не оправдались: «Безработица среди молодежи в регионе остается самой высокой в мире и обострилась в ряде стран, в некоторых случаях разжигая [новые] протесты», — отмечают эксперты.

Коррупция, против которой выступали протестующие, никуда не делась. Более того, данные Всемирного банка свидетельствуют о том, что ситуация и в этой сфере ухудшилась. Во многих случаях иностранное военное вмешательство усилило насилие и беспорядки, отмечает CFR. Число беженцев из Сирии и внутренне перемещенных лиц в прошлом году составило почти 13 миллионов человек, из Йемена — 3,7 миллиона, из Ливии — около 400 тысяч.

В предвкушении волны 2.0

Как заметил бывший посол Великобритании в Сирии и Бахрейне Питер Форд, «арабская весна» выдохлась еще в 2014 году — когда те, кто вышел на улицы, испугались того, что сделали. Но сейчас уже надо говорить о сезоне более страшном — «арабской зиме». Люди стали жить хуже — и они снова выходят на демонстрации. И снова будут убивать друг друга».

«Демократия предполагает эволюционный путь развития, а не насильственную смену власти и общественного строя. Преобразования должны естественно обновить страну. В то время как “арабская весна” — это контролируемое подрывание государств изнутри, которое привело к ужасному потрясению», — заметил rіafan.ru эксперт Российской Ассоциации военных политологов Андрей Кошкин.

Причем разрушительная волна вновь набирает силу. «Через десять лет люди по всему региону все еще поджигают себя в знак протеста: от Судана до Ливана и Египта. Условия, спровоцировавшие восстания в арабских странах, в том числе коррупция, крах экономики и ухудшение в сфере социальных услуг, только усилились во многих странах, они осложнились пандемией. Повсеместная неспособность региональных правительств устранить эти первопричины привела к «арабской весне 2.0»: новому витку восстаний, в ходе которых протестующие требуют улучшения качества жизни», — отметила редактор Mіddle East Eye Меган О’Тул.

В прошлом году в регионе прокатилась вторая волна протестов. Однако COVІD-19 фактически поставил на паузу протестные движения, которые вновь начали набирать обороты в регионе. Несмотря на «коронавирусную паузу» в протестах, пандемия, точнее, спровоцированный ею беспрецедентный экономический кризис, может стать еще одним катализатором революций на Ближнем Востоке. Как считает профессор Ашкар из Лондонского университета, ковид создал еще более благоприятную среду для социального взрыва. «Пострадали даже богатые арабские страны, чья экономика сильно зависит от экспорта нефти, цены на которую упали, — подчеркнул эксперт. — Значит, экономическая и социальная ситуация стали еще напряженнее». Регион снова в предвкушении потрясений.

Захар БУРАК

Название в газете: Дзясяты вал

Выбор редакции

Экономика

Специалисты рассказали об особенностях функционирования АЭС

Специалисты рассказали об особенностях функционирования АЭС

О контроле за состоянием АЭС рассказали эксперты Госатомнадзора.

Жилье

Пожилые люди не могут переехать из аварийного жилья в нормальное. Почему?

Пожилые люди не могут переехать из аварийного жилья в нормальное. Почему?

Дом № 76 по ул. Волгоградской в Минске был признан аварийным еще в нулевых.

Экономика

В Минске продается более 10 тысяч квартир

В Минске продается более 10 тысяч квартир

На вторичном рынке жилье продолжает дешеветь (в глобальном плане без перерывов) уже с сентября прошлого года.