Вы здесь

Жанна Гурина о проекте «ТеатроТерапия», сложных спектаклях и людях


Публикуем разговор с пресс-секретарем Республиканского театра белорусской драматургии Жанной Гуриной о проекте «ТеатроТерапия», сложных спектаклях и людях.


Жанна Гурина.

— На сайте РТБД рядом с вашим именем целый ряд должностей: пресс-секретарь, контент-менеджер, автор блога на сайте, автор и куратор творческой лаборатории «ТеатроТерапия». Как сложился такой обширный список позиций?

— Это действительно так. В этом сезоне просто открыла, что я действительно имею много обязанностей. Мне кажется, что так и должно быть, когда занимаешься любимым делом. Потому что приходить на работу и делать минимум... Ну зачем? Если можно работать хорошо, создавать новые проекты, которые будут помогать зрителям, помогать нам тоже. Мне важно чувствовать ценность того места, в котором проходит значительная часть моей жизни.

Я уже шестой год в театре, если не учитывать небольшой перерыв в наших отношениях. Узнала о РТБД из университетской стенгазеты. Начала смотреть сайт, соцсети, удивилась. На уровне ценностей, визуала это так совпадало с моими взглядами. Поэтому просто пришла в театр и сказала, что хочу здесь работать.

Каждую свободную минуту я стремилась в РТБД, чтобы у кого-то взять интервью, получить комментарий. Так начала беседовать с актерами, оформлять в текст. Постепенно вот таким образом родился «Блог».

В этом списке нет одной должности. Некоторое время я работала в кассе. Это особый опыт, специфический. Тебе нужно не просто продать билет, а посоветовать, рассказать, порекомендовать! А я и так люблю каждый наш спектакль. Однажды женщина расплакалась от моего рассказа и попросила обняться. ТеатроТерапия началась уже тогда.

Люди, которые сейчас приходят на «Театротерапию», — это те, кто хочет видеть перед собой человека. Не манекен, который не ценит их эмоциональный опыт после просмотра спектакля, их боль, страхи и страдания. Они стремятся к человеку, который будет их видеть, который прошел через какие-то жизненные трудности. Очень важно держать сердце открытым. Нужно иметь большую смелость, чтобы заглянуть в себя, увидеть свою подлинность. Все это случается на «ТеатроТерапии». Иногда происходят какие-то странные вещи.

— «ТеатроТерапия» — это пространство, где человек сталкивается с собой, что порой непросто. Там нужен специалист, способный внимательно к нему отнестись. Какой опыт и образование в психологической области вы имеете?

— Сразу отмечу, что я до сих пор продолжаю учиться. Я хочу развиваться и расти. Обучение в психологических направлениях не только ради знаний и опыта, для меня это такой чемодан, куда я складываю все купленные в процессе сокровища. А потом при случае что-то из этого чемодана достаю и пользуюсь. Как фокусник достает из рукава ленточку.

Начался мой опыт с трансформационного коучинга, потому что в него входят самые эффективные инструменты из разных направлений. Я вспоминаю тот период своей жизни, который пришелся на учебу, и он вызывает теплые, трепетные, нежные чувства. Мои первые учителя стали для меня примером человечности в терапии и далеко за ее пределами.

Особый для меня опыт изучения эннеаграммы — это модель бессознательного поведения человека, описывающая девять фундаментальных типов личности. Очень хорошо эта модель объясняет взаимоотношения между людьми, помогает также познакомиться с собой и знать, в каких сферах жизни развиваться, расти, с чем работать. Почему нам с кем-то комфортно, а кто-то вызывает злость или раздражение.

Впоследствии были гештальт-терапия, экзистенциальная психотерапия и генеративный гипноз.

— С чего возникала идея такой необычной творческой лаборатории? Это где-то было подсмотрено или речь идет об уникальном проекте?

— Такие проекты, как «ТеатроТерапия», возникают из внутренней подготовленности. И в первую очередь очень важен личный опыт групповой терапии. Если накапливается определенный опыт, то уже знаешь, как обращаться с тем или иным запросом. Всегда под рукой чемодана с инструментами.

В октябре 2022-го состоялась первая встреча. Я не хотела зрителя бросать сразу в абсолютно новый формат. Получился такой переходный вариант. Мы обсуждали спектакль, эмоциональную реакцию участников, и определенной опорой для зрителей была артистка Людмила Сидоркевич. Тогда на обсуждении было более двадцати человек. Позже решила сократить количество участников.

Что касается уникальности. Я не нашла ничего подобного. У нас в Беларуси такого точно никто не делает. Возможно, такой формат существует где-то за границей, но узнать об этом сложно. «ТеатроТерапия» — это не феномен. Нельзя сказать, что вот Жанна Гурина придумала ее. Арт-терапия существует сама по себе как направление.

— Кто туда может попасть? Нужно ли проходить какой-то отбор?

— Люди, которые сейчас приходят на «ТеатроТерапию», — это те, кто хочет видеть перед собой человека. Не манекен, который не ценит их эмоциональный опыт после просмотра спектакля, их боль, страхи и страдания. Они стремятся к человеку, который будет их видеть, который прошел через какие-то жизненные трудности.

Очень важно держать сердце открытым. Нужно иметь большую смелость, чтобы заглянуть в себя, увидеть свою подлинность. Все это случается на «ТеатроТерапии». Иногда происходят какие-то странные вещи.

Сцена из спектакля «Шлюб з ветрам».

На встречах я стараюсь создать безопасное пространство. Поэтому когда человек бронирует место и говорит: «Я хочу на ТеатроТерапию!», то обязательно провожу беседу. Группа формируется с определенным эмоциональным полем, и если придет человек, чтобы просто посмотреть, то дело не пойдет. Нужна не подготовка, а внутренняя готовность.

— С Нового года в формате «ТеатроТерапии» произошли изменения. Как проходят встречи в рамках лаборатории сейчас?

— Да, с Нового года мы перешли к двухдневному формату. С самого начала было понятно, что люди приносят эмоциональный фон с собой. Если человек переживает развод, то он даже в детском спектакле увидит этот развод. Так и получается: смотрят комедию и плачут. Поэтому я начала подводить участников к новому формату. Бережно, почти что незаметно.

Постепенно наметилась динамика, наладились взаимоотношения, люди начали видеть друг друга, а не только меня. Дело пошло! В декабре я озвучила, что с Нового года у нас «ТеатроТерапия» два дня. Мне ответили: «Ура!»- это о необходимости участников и внутренней готовности идти дальше.

Перед каждой встречей уже известна тема. Как работает группа? Мы собираем «поле»: кто с чем пришел, кто с чем хотел бы сегодня поработать? Собирается определенный групповой запрос, и мы с ним работаем. Терапия — это в первую очередь отношения. «ТеатроТерапия» — тоже.

После просмотра участники идут домой переночевать со своими впечатлениями. А уже на следующий день обсуждаем спектакль. Некоторые из зрителей признавались: «если бы не «ТеатроТерапия», с этим спектаклем не справился бы». Вот такие постановки в РТБД: каждый раз приходится работать, актерам — на сцене, а зрителям — в зале.

Часто бывает, что у меня спрашивают, а что же хотел сказать автор. Ответ один: автор, что хотел, то и сказал. Главное сейчас — что увидел зритель. Иногда люди просят что-то передать актеру или режиссеру. Всегда передаю!

— Как определяется тема для встречи? От чего она зависит? От вашего желания, динамики группы или афиши РТБД?

— Первый спектакль в этом году, который рассматривали на «ТеатроТерапии», — «Паляванне на сябе». Я пришла на репетицию постановки и услышала такое выражение: «Я маленький мальчик, меня зовут Витя Зилов». Очень часто фраза повторяется. Я стала думать и размышлять. В спектакле герой Витя Зилов делает много ужасных вещей. Мне жаль этого маленького взрослого мальчика, который потерял связь с внутренним ребенком. Так возникла тема «Внутренние дети раненых взрослых».

Потом логично, когда мы поговорили о детях, коснуться фигуры родителей, внутренние образы родителей либо тех, кто их заменял в детстве, поэтому мы говорим родительские фигуры. А что у нас о них? «Шлюб з ветрам»! История усилена белорусскими народными песнями, метафорами и символами. Это еще больше добавляет почвы для работы.

— Какое отношение к проекту у руководства театра и актеров?

— Они понимают, насколько важна и ценна эта работа. Потому что действительно есть спектакли и люди, которые могут не справиться с увиденным. Эмоции настоящие, но что с ними делать?! Как с ними обойтись? Теперь есть такая возможность. За что я очень благодарна театру.

— Что ждет «ТеатроТерапию» в будущем?

— В марте мы посмотрели «Пачупкі», поработали и обсудили тему «Работа с интроектами». В апреле будет онлайн-просмотр постановки «Бетон». Там мы затронем тему тела и принятия себя. А в мае посетим «Сірожу» и разложим главных героев по типам эннеаграммы. Планы есть, однако и динамика у группы есть — это более ценно.

* * *

Я восхищаюсь смелостью людей, которые приходят на «ТеатроТерапию». Потому что, чтобы решиться на встречу с самим собой, нужно иметь силу.

Беседовала Яна ЦЕГЛА

Выбор редакции

Общество

Прошли ежегодные областные конкурсы

Прошли ежегодные областные конкурсы

Ответственность за свою землю.

Здоровье

Как мыть фрукты, овощи и зелень, чтобы не отравиться?

Как мыть фрукты, овощи и зелень, чтобы не отравиться?

«Обрабатывать овощи и фрукты средством для мытья посуды нельзя».

Религия

200 лет под покровительством Петра и Павла

200 лет под покровительством Петра и Павла

Гомельский кафедральный Свято-Петро-Павлосский собор — один из самых величественных православных храмов Беларуси, один из немногих памятников архитектуры зрелого классицизма, сохранившийся до наших дней.