Вы здесь

Сакральное и бытовое в новой экспозиции Музея древнебелорусской культуры


В Институте искусствоведения, этнографии и фольклора НАН Беларуси Музей древнебелорусской культуры является одним из самых примечательных, имеет в своих фондах и за стеклом выставочных витрин уникальные артефакты, некоторые из которых сохранились в нашей стране в единичных экземплярах.


Фрагмент интерьера дворцового зала. Борис Лазука демонстрирует посуду.

Сейчас в музее почти завершена работа над новым вариантом экспозиции: от времени создания заведения в 1980-е до 2017 года здесь не было ремонта, концепция сохранялась та же. Со времени получения нашей страной государственности возникла необходимость отразить в экспозиции определенные моменты истории. Структура музея на 80 процентов уже утверждена. В планах — оборудовать выставочное пространство с использованием последних научно-технических достижений: многочисленных баннеров, медиа, дополненной реальности. Посетителя будут встречать подвижные изображения людей из прошлых эпох...

Музей древнебелорусской культуры комплексный, то есть содержит и орудия труда, и бытовые вещи, и предметы культа, и художественные шедевры. Памятники археологии, сакральное искусство, самые полные в стране коллекции белорусских народных костюмов, отличительные образцы декоративно-прикладного искусства, стекло, керамика, текстиль: бытовой (рушники, покрывала) и художественный (слуцкие пояса), иконы... Чтобы не спеша разглядеть все и представить, как наши предки работали с тем или иным устройством, наверное, одного посещения будет мало...

Начинать осмотр лучше со знакомства с археологической коллекции. Среди древностей особенно впечатляют две узкие длинные лодки — рыбацкий и, по всей вероятности, торгово-военный челн, в бортах которого сделаны отверстия для весел трех гребцов. Устройство подняли со дна Немана возле Новогрудка. На подобные грузили множество товаров и сплавляли к Черному морю. Чтобы не тянуть суда уже против течения, их продавали на доски в качестве строительных материалов. Датируются челноки ХІІ и ХVІ веками.

Надгробие Сапег.

Каждый из экспонатов музейных коллекций уникален. Из чрезвычайно редких — мемориальная доска с могилы Льва Сапеги. Особой гордостью заведения является коллекция, которую составляют около ста полных комплексов народных костюмов — собрано фактически то, что зафиксировано на данный момент этнографами и искусствоведами как традиционное. Тысячи предметов текстиля: покрывала, полотенца, ковры. Некоторые из них украшают экспозицию — послевоенные рисованные на льняном полотне масляной краской. Происходят в основном с Витебщины. В фондах хранятся и произведенные на Гомельщине, Брестчине. Среди живописных ковров есть созданный Язепом Дроздовичем.

Манят глаз вышивки и традиционные белорусские мужские пояса — тканые, плетеные, вязаные, — их в музее огромная коллекция; свадебные женские головные уборы. Полотенца, служившие в качестве украшения, декора, в обрядовых целях.

Широко представлены и традиционные орудия труда: острога и другие снасти для рыбной ловли, приспособления для обработки почвы, ручные инструменты для обработки дерева, безмены, весы, топоры, циркули, предметы изготовления кузнечной культуры — выполненные художественно дверной замок, щеколды. Есть и те предметы, значение и способ использования которых сложно понять городскому человеку: отличительные специальные дощечки с прикрепленными ручками служили для покрытия крыши соломой, чтобы она ложилась ровными гребнями. Керамические маленькие, как игрушечные, поделки посуды были многофункциональными: с ними играли дети, а на ярмарках по их образцу покупатели делали заказы до следующего приезда гончара.

Особая вещь — игрушки-свистульки из глины, также широко представленные в витринах. Вид их несет что-то хорошее, позитивное. А звук, как верили наши предки, защищает ребенка от злых сил.

Кстати, многие экспонаты были сюда привезены из белорусского музея, созданного в начале ХХ века Иваном и Антоном Луцкевичами в Вильнюсе. Первый директор Музея старобелорусской культуры искусствовед Ольга Терещатова договорилась, чтобы в Минск вернулись вещи, собранные на белорусских территориях. На соответствующих экспонатах намеренно оставлены литовские бирки.

Несомненная заслуга музейщиков и в том, что успели заказать у старых мастеров из разных регионов характерные для их местности керамические изделия.

— Если ассортимент этой посуды сформировался еще в железном веке (фляги, кувшины, крынки, спорыши, миски), то характер украшения повсюду разный: изделия черно-глянцевые, калиновые, расписные, с фландровкой, — рассказывал во время экскурсии директор музея Борис Лазуко. — Сейчас, если где-то пожелают возродить как промысел изготовление гончарной посуды, мы сможем показать, какой была керамика в их регионе.

Вызывают интерес и самодельные музыкальные инструменты для индивидуальной и ансамблевой игры: духовые, мембранные, струнные, самозвучные, а также изделия из соломы.

Матерь Божья Одигитрия Иерусалимская. XVI в.

Следующие два зала учреждения представляют отечественную аристократическую культуру XVIII века. Рассматривая утонченную посуду и предметы интерьера, сочетающие практичность в обиходе и художественность исполнения, удивляешься: почему в сознании большинства закрепился стереотип, будто белорусы — крестьянская нация. Скульптуры производства Мейсенской мануфактуры, тарелка из Италии, кубок ручной работы из немецкого стекла, бутылочки и графинчики, душица — это то, что имели в своих квартирах состоятельные горожане. Дверца печи с классицистическими мотивами, камин из кафеля, причудливые зеркала сложной работы и подсвечники, часы с двигающимися картинками, люстры с множеством украшений, изысканная мебель — обычные для того времени предметы интерьера. Многие из подобных вещей изготавливались и на отечественных мануфактурах.

Широко представлена в музее и духовная жизнь наших предков. По иконам и предметам культа можно проследить историю Отечества со всеми его особенностями.

Фрагмент крестьянского дома.

Один из первых образцов белорусской иконописи и из ценнейших экспонатов — икона Матери Божьей Одигитрии Иерусалимской, датированная XVI веком. С древних икон XVI века — «Поклонение волхвов». По этим предметам искусства можно увидеть рождение художественного стиля с узорчатым фоном. Реставраторы сделали на иконах зондажи, расчистили некоторые фрагменты, ведь для научного музея (хотя и рассчитанного на обычного посетителя) имеет особое значение показать последовательность того, как создавались подобные шедевры: из так называемых насечек рождался узорчатый фон, что составляет важную черту внешнего облика и содержание икон белорусской школы.

Барочная икона, датируемая веком позже — Святая Параскева, — принадлежит к числу житийных. Изучая её содержание, понимаешь: была больше и, скорее всего, не помещалась в иконостас, поэтому частично обрезана. Фон, как узорчатый ковер, покрывает всю икону. Одна из икон, находящаяся в пострадавшем состоянии, — «Коронование Богородицы». В некоторых подобных случаях реставраторы оставляют поврежденные места, ведь любое вмешательство в исторический артефакт влечет за собой создание чего-то нового. Для ученых же, да и просто любителей изучения старины, важно иметь исторический памятник во всей его сложности.

— Образы — как люди: рождаются, живут, формируются, испытывают определенные неприятности, в том числе отношение к себе и... часто погибают или хранятся в плохом состоянии. А потом мы их спасаем, — делился Борис Лазука. — На иконах остаются отпечатки всего времени...

Из коллекции народных костюмов.

Так, когда менялась конфессиональная ситуация и приоритеты, отменяли униатство, имущество униатских церквей отдавали католикам или православным. С некоторыми изображениями, особенно скульптурами распятия, возникали определенные сложности. Существенная разница: у католиков это Христово страдание отражено с тремя гвоздями, а у православных — с четырьмя.

— Бывало, доходило до анекдотических ситуаций, когда новым хозяевам приходилось распиливать скульптуры... Да и при реставрации икон иногда выясняются разные слои в соответствии с новой конфессией, — рассказывал Б. Лазуко.

История — как копилка... Чего в ней только нет: величие и трагедии, взлеты и падения... Нельзя вернуться в прошлое и кое-что поправить, но, как сказал классик, нужно его помнить, чтобы заново не переживать когда-то пройденные драмы... С верой, надеждой, любовью сберегать то, что было создано — человеком для человека: с верой, надеждой, любовью...

Яна БУДОВИЧ

Фото Кастуся ДРОБОВА

Выбор редакции

Культура

Из энергии огня. Янка Купала для белорусов — не просто поэт

Из энергии огня. Янка Купала для белорусов — не просто поэт

140 лет назад произошло главное купальское чудо Беларуси.