Вы здесь

В зоне повышенной опасности. Как работает взрывотехнический центр внутренних войск МВД


То и дело по улицам населенных пунктов проезжают грузовики, на кузова которых нанесена красная полоса с большими буквами «Разминирование». Это — транспорт, которым пользуются саперно-пиротехнические группы внутренних войск Министерства внутренних дел. Чаще всего они отправляются на вызовы, связанные с тремя основаниями — забытыми кем-то вещами, сообщениями о минировании объектов и опасными находками времен прошлых войн, которые и поныне подносит нам земля. Оперативно-технический осмотр мест массовых мероприятий также входит в их компетенцию. Об особенностях работы взрывотехнического центра внутренних войск МВД мы беседуем с заместителем начальника учреждения Максимом Кулем.


— Зона нашей деятельности разграничена с территорией ответственности инженерных войск Министерства обороны и регулируется соответствующим постановлением Совета Министров. Если подытожить, то саперными работами в населенных пунктах занимаемся мы. Соответственно, все, что лежит за их пределами, — не наше поле действия. При этом за последние 17 лет наши специалисты обезвредили почти 36 тысяч взрывоопасных предметов. Считайте, в среднем за каждый день — по 5–6 штук, — отмечает Максим Куль. — Год от года количество найденных нами и, соответственно, уничтоженных боеприпасов приблизительно одинаковое. Но существует примета — если зима была снежная, то смертельно опасных находок будет чуть больше. Как вода «выталкивает» камни на поле, так она выносит на поверхность и снаряды.

Вместе с тем было несколько случаев, когда задачи по проверке территории ставились именно внутренним войскам. Например, это происходило перед строительством новой взлетно-посадочной полосы в аэропорту. А однажды через поселок Урожайный, находящийся в пристоличье, пронесся ураган, поваливший много деревьев. В ходе расчистки местности были обнаружены боеприпасы. Вызвали нас, мы их обезвредили. А заодно проверили окружающую территорию, чтобы передать ее местному лесхозу в полностью безопасном состоянии.

В прошлые годы периодически поступали сообщения о том, что во время земляных работ на стройке был обнаружен очередной боеприпас. Вот только иногда это оказывается не полноценный снаряд, а всего лишь корпус от него. Касается это немецкого оружия. Здесь упоминается история о том, как на одном из военных заводов Германии была организована антифашистская группа, в которую входили русские, французы, чехи и немцы. Она и организовала саботаж, лозунг которого звучал следующим образом: «Чем медленнее работаешь, тем быстрее
настанет мир». Участники группы намеренно портили составные части боеприпасов. Поэтому не исключено, что и в наши дни находятся такие «послания», которые, не взорвавшись, возможно, спасли чью-то жизнь.

Эти корпуса уничтожаются во время практических занятий. Но если снаряд оказался настоящий, то события происходят по привычному сценарию — сначала эвакуируются люди, после оцепляется местность, оружие осторожно грузят в автомобиль и вывозят на полигон.

— Что делать, если корпус бомбы или снаряда в таком состоянии, что его невозможно перевезти в безопасное место?

— С 2007 года, сколько я служу во внутренних войсках, я не припомню таких случаев. За одним исключением. В начале этого года в Барановичах мужчина подорвался на боеприпасе во время его разборки. Наша саперно-пиротехническая группа нашла еще одну единицу оружия. Однако это было не эхо войны — оказалось, что мужчина принес их с полигона. К счастью, размеры боеприпаса и удаленность места действия от построек позволили уничтожить его прямо на месте. И, честно говоря, я не могу представить, как уничтожить нетранспортабельную бомбу через дорогу от жилого квартала. Поэтому будем надеяться, что до этого не дойдет.

— Приходится ли работать с боеприпасами времен Первой мировой?

— Саперно-пиротехнические группы не раз выезжали на их ликвидацию в населенные пункты Воложинского и Барановичского районов. Реже нас вызывают на Мядельщину и Случчину. В других местах количество таких давних боеприпасов находится около нуля. Дело в том, что через эти места долгое время проходила линия фронта между русской и немецкой армиями. И, что интересно, подавляющее большинство наших находок там — это снаряды. В те времена их производство еще не было настолько совершенным, и поэтому далеко не все выстрелы заканчивались взрывами. Вместе с тем такие снаряды и сейчас смертельно опасны.

Что касается мин, то нам приходится обезвреживать чаще всего минометные. Противотанковые и противопехотные уже давно являются редкими находками. Дело в том, что при постановке минных полей делались карточки местности с привязкой. После разгрома Германии Советский Союз получил эти сведения, и поэтому очистка минных полей пришлась на первые послевоенные годы. Очень редко случается так, что одну-две мины вовремя не нашли, вот они и «всплывают» в наши дни.

— Приходилось ли находить мирные артефакты военного времени?

— Нередко во время саперных работ нам попадаются предметы посуды, часы, компасы. Если вещь безопасная, то она очищается и передается в музей. Небольшая экспозиция создана в нашем взрывотехническом центре, отдельная работает в части 5448 в комнате боевой славы. Там же есть и музей внутренних войск. Некоторые находки были отправлены даже в музей истории Великой Отечественной войны.

— В какой амуниции взрывотехник отправляется на боевое задание?

— Хорошо себя зарекомендовал взрывозащищенный костюм «Атлант-5». Он может выдержать подрыв взрывного устройства массой до ста граммов. Также у нас есть бронежилеты самого высокого класса защиты и противоосколочные шлемы. В перспективе к ним может присоединиться костюм «Доспех», который считается на настоящий момент одним из лучших в мире. Сейчас изучается необходимость его приобретения. А современный миноискатель позволяет находить объекты, сделанные из конкретного металла или сплава. Это значит, что им можно пользоваться даже в условиях сильной засоренности территории и на сильно минерализованных грунтах.

— На базе 2-й инженерной бригады в поселке Сосны в прошлом году был создан противоминный центр Вооруженных Сил. Насколько активное у вас сотрудничество?

— Противоминный центр ценен тем, что в нем есть множество макетов, которые помогают нам в теоретической подготовке. Полигоном мы пользуемся своим. Специалист готовится приблизительно один месяц, ему выдается свидетельство установленного образца. А полученные знания, как и везде, закрепляются на практике. В нашем случае — на конкретных выездах. Например, ряд тренировок проводится в местах массового пребывания людей, на стадионах. Разумеется, сложно провести занятия сразу на всем железнодорожном вокзале или территории аэропорта — все же это объекты, которые функционируют постоянно, 24 часа в сутки. Но это необходимо для общей безопасности. Да, мы несколько раз выезжали по сообщениям, в которых говорилось о заминированном борте. Ну а сколько раз «минировали» железнодорожный вокзал, так и сосчитать трудно. Практика нужна, чтобы знать на боевом задании, куда идти и что делать.

Что касается ложных вызовов, то немалая их часть приходится на забытые сумки и пакеты. Но саперы благодарны неравнодушным гражданам, которые сообщают о брошенных без присмотра вещах. Бдительность и неравнодушие — это очень хорошие человеческие качества.

Валерьян ШКЛЕННИК

Выбор редакции

Общество

Где подработать после Нового года?

Где подработать после Нового года?

Психологи советуют начинать не с мониторинга рынка, а с нескольких вопросов самому себе — чтобы определиться с приоритетами.

Общество

Владимир Мищанчук: Мечтаем о бриллиантовой свадьбе

Владимир Мищанчук: Мечтаем о бриллиантовой свадьбе

Владимир Мищанчук — заслуженный артист БССР, декан театрального факультета Белорусской государственной академии искусств, профессор.

В мире

Се Сяоюн: Сотрудничество Китая и Беларуси — образец международных отношений нового типа

Се Сяоюн: Сотрудничество Китая и Беларуси — образец международных отношений нового типа

Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в Беларуси рассказал о двухстороннем взаимодействии двух стран.

Общество

Экстренная помощь. Как работает Центр оперативного управления МЧС

Экстренная помощь. Как работает Центр оперативного управления МЧС

Дежурные службы — уши и глаза Министерства по чрезвычайным ситуациям.