Вы здесь

Георгий Марчук: Писателю не хватает активности


С Георгием Марчуком мы познакомились давно, уже лет тридцать назад. Однажды при встрече в Доме литератора Георгий Васильевич, узнав, что мы близкие земляки, пригласил меня наведаться вместе с ним на его малую родину — в Давид-Городок.


Три дня Георгий Васильевич знакомил меня с давидгородокскими достопримечательностями. И везде Марчука приветствовали как желанного гостя, выражали искренние, теплые чувства. Создавалось впечатление, будто его знает и любит весь городок.

В последний день гостя Марчук неожиданно предложил сходить на городское кладбище. И там, остановившись у серо-бетонного памятника, Георгий Васильевич произнес вдруг сиплым голосом:

— Моя мать... Она очень рано умерла. И в пять лет я остался сиротою, потому что отец, занявшись торговлей, почти не бывал дома. Воспитывали меня дед с бабушкой...

В сказанном кроме щемящей тоски было столько теплоты, трогательной нежности, что аж и у меня на глазах заблестели слезы.

С кладбища мы шли молча. Георгий Васильевич отдался каким-то своим мыслям, а я не хотел лезть человеку в душу с расспросами. И только уже в дороге, возвращаясь в Минск, Марчук рассказал о своем бедственном детстве. И хоть дед с Бабою любили своего внука, да маленький Жора все равно минутами чувствовал такое острое и болезненное одиночество, что, спрятавшись где-нибудь на берегу Горыни, горько и безутешно плакал. И то ли от этого отсутствия родительской ласки, то ли от постной еды, а случалось, и голодухи, что было нередкостью в те послевоенные годы, он тяжело заболел. Начались бесконечные путешествия по больницам, спецсанаториям, длинная полоса отчужденности...

Прожитое и пережитое стало основой многих его литературных произведений. Наиболее автобиографичным мне кажется его роман «Цветы провинции» и, может, еще «Давидгородокские каноны». Но самым сильным в художественном отношении, по мнению многих литературных критиков, является роман «Крик на хуторе», в котором писатель истинно и ярко показал жизнь крестьянина-западника, с необычайной прелестью нарисовал пейзажи надгаринского края.

Постепенно Георгий Марчук завоевывает не только широкую известность среди читателей, но и официальное признание. В 1996 году за сценарий к кинофильму «Цветы провинции» ему присуждается Государственная премия Республики Беларусь. А в 2018 году писатель удостоен Национальной литературной премии.

Постигать реалии современности

— За последние два года ты издал целых три романа! Добрых двадцать лет ты не обращался к этому жанру. И вот уже в довольно солидном возрасте (я думаю, не будет секретом сказать, что ты на днях отметил свое 75-летие) удивил работоспособностью и завидным умением кратко, талантливо многое сказать о нашем времени, о нравах современных белорусов, которые почти попрощались с социализмом, но еще не окунулись в глобальный капитализм. Что послужило толчком к написанию?

— Когда-то, в далекой юности, я поставил перед собой цель: отразить в литературе столетнюю историю жизни белорусов. И это мне почти удалось. Герои моих шести романов жили при панской власти в Западной Беларуси, при немецко-фашистской оккупации в годы Великой
Отечественной войны, при советской власти в послевоенные годы. Герои моих новых трех романов искали счастье и смысл жизни при возрождении капитализма в начале нашего века.

Что меня подтолкнуло вернуться к жанру романа? Несколько тому причин. Постигла меня тяжелая болезнь, месяцы лечения, операции. Литературная работа была лучшим средством не думать о плохом. К тому же в последние два десятилетия наши писатели как-то растерялись в освоении действительности. Появилось желание доказать самому себе, что есть еще порох в пороховницах.

Вот так, углубившись в пережитое обществом за двадцать лет, я на больничной койке и начал писать романы. В напряженном сюжете ставил героев перед выбором: либо оставаться человеком, либо скатываться в пучину греха. Одновременно осмысливал все плюсы и минусы крайнего эгоизма, стараясь не забывать и о любовных линиях. Так появились центральные персонажи-интеллигенты: бывший актер, а ныне таксист Максим Доморад в «Мокром снегу», психолог, учитель Андрей Дубрава в «Первых ландышах», художник Петр Кравчук в «Теплом дожде»...

Дорога к храму

— Следишь ли ты за процессом развития литературы и искусства в мире? Что радует, что огорчает?

— Я стараюсь регулярно следить за новинками современной белорусской литературы. И должен сказать, что многое меня радует. У нас на довольно высоком уровне детская литература. Наша поэзия — лучшая во всей европейской поэзии. И это не преувеличение: я постоянно бываю на международных книжных выставках-ярмарках и имею определенное представление. Есть свои достижения и в области прозы. Я открыл для себя такого замечательного прозаика, как Николай Адам, который талантливо сочетал документальность и художественность. Очень интересное и оригинальное произведение Адама Глобуса «Семья».

Конечно, хотелось бы, чтобы каждый день появлялись шедевры. Но такого не бывает. Проблема в другом. Иногда даже талантливое произведение остается малоизвестным, невостребованным. Как это ни обидно, мы пришли ко временам Пушкина, когда книга издавалась тиражом 200-300 экземпляров. У людей потерялся интерес к чтению. По этой причине сокращается количество книжных магазинов, библиотек.

В то же время писателю не хватает активности: недостаточно творческих встреч, нет широкой популяризации в средствах массовой информации, даже сарафанное радио не срабатывает.

Еще одна проблема касается в первую очередь молодых творцов. Поэты стремятся выпендриться в своих стихах друг перед другом, показать, кто более крутой, архисовременный. И если такое затягивается надолго, то экспериментаторство может так и остаться экспериментаторством.

Мы в Союзе писателей озабочены снижением интереса к нашим книгам у покупателей. Создаем поэтические клубы, устраиваем вечеринки в Доме литератора, идем на телевидение, на радио... Ведь, чтобы любить книгу, надо же вначале ее знать. Исправить ситуацию можно вместе — и государство, и средства СМИ, и усилия интеллигенции, писателей. Духовность народа — как волны, как отливы и приливы. О ней нужно заботиться постоянно.

— Иногда можно слышать разграничение: счастливый человек, несчастливый человек. Как бы ты определил категорию счастья?

— Если любишь и тебя любят — ты счастлив. Осуществилась мечта — счастливый. Получаешь от работы удовольствие – счастлив. Есть здоровье у тебя, у твоих близких — счастлив... А в нашем возрасте вообще нужно каждое утро благодарить Бога за новый дарованный день.

Счастье и в том, чтобы дождаться выхода книги, которую так долго ждал. И в том, если что-то напишется новое, стоящее внимания. Но прежде всего в том, чтобы — жить. И жить высоко с Богом в душе, рядом с любимой, с семейными радостями, с благодарностью солнцу за тепло, с любовью к Родине в сердце.

Беседу вел Зиновий ПРИГОДИЧ

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Звезды обещают много приятных моментов и хороших новостей для Близнецов.

Экология

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Три месяца сплошной жары нам не обещают

Общество

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

«Молоко — полноценный продукт питания, а не напиток, это важно учитывать».